Крис Андерсон — бывший главный редактор журнала Wired, открывший компанию по производству дронов и написавший три уже ставшие культовыми книги о новых технологиях в бизнесе. Последняя из них — Makers: The New Industrial Revolution — описывает радикальное удешевление производственных мощностей, которые делают их доступными обычным людям. На форуме «Медиа будущего» Андерсон рассказал H&F о том, почему идеология DIY (Do It Yourself) актуальна и для России.

 

Крис АНДЕРСОН

Основатель и директор компании 3D Robotics

О новой модели производства

Производство проходит путь, похожий на тот, что прошёл интернет. Последние 20 лет снижается цена создания бизнеса в интернете, снижается барьер выхода на рынок. Программное обеспечение становится дешевле и проще, вся инфраструктура становится доступнее для предпринимательства. Любой может начать бизнес в интернете с ноутбуком.

Теперь же ты можешь сделать то же самое, но построив завод. С ноутбуком. Как интернет делает издательскую деятельность бесплатной и простой, так и новые цифровые технологии делают производство простым. Теперь с настольным 3D-принтером ты можешь продвинуться от идеи до прототипа. Для этого тебе нужна только кредитная карта. Впрочем, и для того, чтобы пройти путь от прототипа до серийного производства, тебе тоже нужна только кредитная карта. Это просто было невозможно 10 лет назад.

Однако тут важно понимать одну вещь. На самом деле корпорации имеют все эти технологии уже 20 лет. В 3D-принтерах нет ничего нового. Новое — это то, что обычные люди имеет доступ к ним. Это как с компьютерами. Крупные компании имели компьютеры в 1950-х, обычные люди получили к ним доступ в 1980-х. Более важная революция — не изобретение технологии, а их демократизация. Из-за того, что ты, как любитель, имеешь доступ к издательским инструментам, ты становишься профессионалом. Например, ты вёл блог на открытой платформе, а потом стал журналистом. И это же самое происходит с производством. Ещё пять лет назад единственным способом быть производителем было — быть профессионалом. Теперь ты производитель-любитель и уже поэтому, возможно, станешь профессионалом.

 

О месте России в новом производстве

DIY — это универсальный тренд, это инстинкт людей изобретать, создавать вещи своими руками — в подвалах, в гаражах, в мастерских. У России есть фантастическая инженерная традиция. Мне рассказывали, что в СССР очень многие вещи создавались в домашних условиях, в газетах часто печатали инструкции, как сделать что-то из подручных средств. Люди сами создавали недостающие товары, потому что их было сложно купить, у страны не было доступа к глобальным рынкам. Получалось, что если ты не  занимаешься DIY, то у тебя вообще ничего нет. Это на поверхности, это в культуре.

На самом деле у нас у всех уже есть роботы, просто мы их так
не называем

 

На самом деле что-то похожее — может быть, не в таких масштабах — было в США. Когда я был ребенком в 70-е, у нас была традиция собирать электронику. Если ты не мог позволить себе стерео, ты мог купить набор для стерео и сделать его сам по инструкции. Были вполне успешные компании, которые специализировались на таких наборах. Но потом начался массовый импорт электроники из Азии. Оказалось, что дешевле купить готовую, чем сделать самому. И на 20 лет мы забыли, как делать вещи своими руками.

Но вскоре появилось новое поколение технологий: аппаратное обеспечение с открытым доступом (например, простейший одноплатный компьютер Raspberry Pi), физический компьютинг, сенсоры, «умные» дома. И неожиданно люди стали интересоваться электроникой снова, неожиданно вернулись к железу. Дети снова учатся паять микросхемы, совмещать компоненты. Мы как будто вернулись в 70-е. Поэтому в России, думаю, будет такая же история.

 

О том, что роботов не существует

Робот — это название для чего-то, что не работает. Если мы посмотрим определение этого слова в словаре, мы увидим: это машина, которая имеет возможность принимать внешние сигналы, интерпретировать их с помощью специальной программы и выполнять некое действие. Такое определение подойдёт, например, тостеру или посудомоечной машине. Но потому, что они работают, мы не зовём их роботами.

На самом деле у нас у всех уже есть роботы, просто мы их так не называем. У моих детей есть робот-пылесос, но они не зовут его роботом, они зовут его Rumba. У нас есть летающие роботы, но мы не зовём их роботами, мы называем их дронами. То же самое с искусственным интеллектом. Любой скажет, что в жизни он не пользуется искусственным интеллектом, но как же Siri? Да, она пока работает не идеально, но всё же распознаёт голос и предлагает варианты действий. Однако потому что она работает, мы не зовём её искусственным интеллектом.

 

О свободном интернете

За последние 20 лет было очевидно, что интернет воспринимает цензуру как угрозу. Невероятно тяжело регулировать интернет. Конечно, есть такие страны, как Сирия, где можно выключить интернет. Но там, где у многих людей есть айфоны и айпады, где высока степень информированности, очень тяжело его ограничивать. Регулирование только ухудшает ситуацию — оно вдохновляет на преступное поведение. Вся история интернета говорит, что регулирование не работает, я не вижу причин, чтобы это было по-другому сейчас.

 

Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости