Чтобы сделать карьеру в большой компании, иногда приходится переезжать из города в город: менеджеры, сумевшие наладить работу на местах, могут в перспективе получить хорошую должность в главном офисе. Но оставлять дом ради жизни в незнакомом городе людей заставляют не только карьерные перспективы. The Village поговорил с четырьмя героями, которые переезжают из региона в регион вслед за работой.


Москва — Нигерия — Норильск

Начало карьеры

Татьяна Смирнова

директор департамента общественных связей Заполярного филиала компании «Норникель»

Я никогда не думала, что у нас в стране появится такая профессия, как связи с общественностью. Как у любого нормального ребенка второй половины 90-х, был выбор: если ты творческая личность, то идешь в актрисы или журналисты. Родители были категорически против. Тогда я пошла на факультет социологии МГУ. Это был единственный вуз в стране, который готовил специалистов по общественным связям.

В течение трех лет после университета я работала в финансовых структурах — там получила первый опыт взаимодействия с клиентами. В силу природного любопытства решила поискать себя в том, что называется классический PR, и попробовать работать на стороне агентства. Так я попала в один из крупнейших холдингов в России. Сколько проектов там было реализовано, я даже не могу посчитать. Среди моих заказчиков были Санкт-Петербург, Астрахань и Астраханская область, Ямало-Ненецкий автономный округ, Якутия, Краснодар. В то время удалось посетить 15–17 регионов. Для меня процесс переездов и нахождения себя с чемоданом где-то в пути стал нормальным.

Менеджер по клановым связям

Через семь лет пришло время расти дальше — захотелось уйти в корпоративный сектор. Совершенно случайно я попала на собеседование в компанию «Русал». С высокопоставленным менеджером компании мы проговорили три с половиной часа. Меня приглашали на обыкновенную менеджерскую позицию в Москве, но по итогам разговора прозвучала сакраментальная фраза: «Не хотите ли поехать поработать в Нигерию?» Я попросила дать мне подумать чуть больше, чем пять минут. Но, выйдя из офиса и дойдя до автомобиля, уже приняла решение, что уеду. Муж меня никак не останавливал: в нашей семье мы принимаем решения исходя из того, что в данный момент интересно партнеру. Поэтому никаких противоречий не было.


В мои обязанности входило найти корову и с соответствующим пиететом ее преподнести

Я подготовилась к этой поездке: прочитала все, что можно было прочитать. Так я узнала такие вещи, о которых даже не догадывалась: например, выяснила, что в Нигерии невозможно сделать маникюр. Специфическое там было все. Начиная с того, что если ты любишь гречку, то нужно было везти с собой чемодан гречки, итальянской колбасы или других любимых продуктов, абсолютно все лекарства и другие личные вещи. Одна девушка, которая с нами работала, везла с собой электрический камин, потому что хотела создать уют в доме.

В Нигерии у «Русала» находится алюминиевый завод. Я была директором по взаимодействию с традиционным сообществом и органами власти. Мне приходилось общаться с нигерийскими кланами, которые располагались на территории муниципального района, официальными органами власти и нигерийскими журналистами. Клановый уклад африканской жизни — абсолютно потусторонний для нас мир. Для того чтобы проникнуть в голову к этим людям, надо стать немножечко африканцем. Нормальным рождественским подарком для вождя клана является живая корова. В мои обязанности входило найти корову и с соответствующим пиететом ее преподнести.

Мы жили в закрытом городке, обнесенном колючей проволокой с двумя уровнями охраны нигерийских военных. У нас был очень продуманный городок: там был бассейн, теннисный корт, площадка для пляжного волейбола. Я занималась спортом, даже купила себе велосипед. Один мой коллега привез с собой все нужное и занимался стрельбой из лука. Были книги, скайп и интернет. Но почти всегда я находилась в мыслях о работе и о том, что будет завтра. По контракту отпуск мне предоставлялся каждые три месяца на две недели. Мы летали в Москву с пересадкой около 10 часов.

Работа в тундре

В Нигерии я пробыла чуть больше года. В то время коллега рассказал, что компания «Норникель» ищет человека на позицию руководителя департамента общественных связей в Заполярье. Мне предложили сменить плюс 40 градусов на минус 40. Друзья шутят, что я так устроена: не могу работать в нормальных условиях — мне нужны экстремумы.

Через два месяца после возвращения из Нигерии я уехала в Норильск. Сейчас я отвечаю за все коммуникации на территории Норильского промышленного района и Таймыра. В компании работает 80 тысяч человек. Распространенный миф о Норильске — то, что там очень холодно и нужно обязательно менять гардероб. На самом деле морозы в сухом климате переносятся хорошо. У меня есть теплый костюм, в котором я летаю на мероприятия в тундру, но за три года работы я надевала его ровно три раза. В тундре бывает, например, день оленевода. Тогда можно слетать в тундру и посмотреть гонки на оленях, разыгрывая снегоход или бензогенератор.

Норильск строился петербургскими архитекторами, и главный проспект повторяет Невский. Норильчане обожают Петербург и, если решают сменить место жительства и вернуться на материк, чаще выбирают его. Условия? Современные отапливаемые дома. Никаких проблем нет. Мне не хватает только гурманских магазинов: негде в два часа ночи купить бурраты, если тебе страшно ее захотелось. Зато северная кухня повсеместно: олень на завтрак, обед и на ужин.

Норильск не Нигерия, поэтому дома в Москве я бываю достаточно часто. Правда зимой часто отменяют рейсы из-за непогоды — тогда мы находимся в режиме ожидания в Москве или других городах. Часто я присоединяю командировки к выходным дням: так мне удается побыть дома подольше. Некоторые коллеги перевозят за собой свои семьи. Моя подруга привезла в Норильск своего сына, сейчас он заканчивает там 11-й класс.

Если человек скажет, что его все устраивает и он не хочет вернуться домой, наверное это будет неправдой. Но когда занимаешься делом, которое тебе интересно, то находишь в этом массу положительных эмоций — они перекрывают тот факт, что ты не можешь постоянно находиться со своей семьей. Конечно, рано или поздно мы захотим размеренной и упорядоченной жизни. Но сейчас еще не время.


Пермь — Тобольск

Начало карьеры

Михаил Мишин

ведущий инженер «ЗапСибНефтехим» («Сибур»)

Я родился в Перми. Меня всю жизнь сопровождают релокации и переезды: сначала мы жили в одном районе города, потом в другом. Я менял школы, потом поступил в вуз, который находился в Кемерово. Отучившись три года, решил, что надо быть поближе к дому, и перевелся в Пермь. Там попал на практику в «Сибур», где проработал семь лет. Недавно решил поехать на строительство самого лучшего в мире завода. Так я оказался в Тобольске, где живу уже четыре месяца.

В молодости, когда ты еще не приспособлен к жизни, все это пугает: люди новые, обстановка непривычная. Но после первого же переезда это проходит. Мне переезды даются легко. Может быть, потому, что пока везде меня хорошо встречают.

Переезд

Родители восприняли новость о переезде в Тобольск позитивно, супруга тоже долго не упиралась, хотя и переживала, что там будет холодно. Но долго уговаривать не пришлось, решение пришло за два-три вечера. Она у меня не такой кочевник, как я, но в итоге — с милым рай и в шалаше. Собрали вещи и переехали.

Я рассчитываю находиться в Тобольске как минимум до завершения строительства завода в 2019–2020 годах. Хотя не факт, что мы отсюда вообще куда-то переедем. Может быть влюбимся в Тобольск и решим остаться здесь. Он не сильно отличается от больших городов: есть торговые центры, кафе, клубы. Зато все в шаговой доступности. Захотел пойти в кино? 10 минут ходьбы. Захотел пойти поплавать? 15 минут ходьбы. Везде передвигаешься на своих двоих, дышишь воздухом.


Среди минусов я бы отметил отсутствие в Тобольске моих любимых посикунчиков

Пермь понежнее, чем Тобольск в плане климата. В Тобольске средняя температура зимой на 10 градусов ниже. Поэтому жене, конечно, пришлось тяжеловато. Но так как я учился в Сибири, уже привык к таким холодам и сильно их не ощущаю.

Среди минусов я бы отметил отсутствие в Тобольске моих любимых посикунчиков. Это такие пермские пирожки, в любом месте продаются. В Тобольске их нет, зато есть строганина. Меня она не сильно впечатляет. Сфера услуг здесь тоже не сильно развита — мы не можем позволить здесь себе все что хотим. В Москве захотел в Майами — сел и улетел. В Тобольске с этим посложнее. Не хватает и родителей, и старых друзей, хотелось бы видеть их почаще. Но из Тобольска до Перми всего лишь тысяча километров. На праздники можно съездить туда-обратно. Хотя иногда находит тоска по дому, которую не можешь объяснить.


Голландия — Великобритания — Германия — Братислава — Челябинск — Тверская область

Путешествие по Европе

Ханс Конингс

генеральный менеджер курортного комплекса Radisson & Residences Zavidovo

Я уехал из Нидерландов в конце апреля 2015 года. До этого работал в отелях Radisson в Амстердаме, потом в Хитроу. Там я понял, что хотел бы построить карьеру в международном гостиничном менеджменте, но не решил для себя, куда хочу поехать. Конечно, первым представлялся солнечный остров с круглогодичным летом, но я не позволял этому образу себя ограничивать. Думаю, самое интересное в гостиничном бизнесе — возможность развиваться, переезжать в разные места, бывать в разных местах и разных типах отелей. После Хитроу я переехал работать в другой большой отель — в Гамбург. Все эти три места были большими отелями. Потом перебрался в Radisson Blu и Park Inn в Братиславе. После этого я сказал себе: «Окей, я закончил с Европой».

После окончания специальной программы я получил свою первую должность генерального менеджера в Radisson Blu в Ливерпуле. Я фанат команды «Ливерпуль», поэтому для меня это было хорошей новостью.


Я решил поехать в Челябинск: подумал, это интересное место,
в том числе с точки зрения культуры

Прогулки по Челябинску

Я начал свою карьеру в России с отеля в Челябинске. Когда говоришь людям, что собираешься поехать в Россию, тебя обычно спрашивают: «О, ты едешь в Москву или Санкт-Петербург?» Но я решил поехать в Челябинск: подумал, это интересное место, в том числе с точки зрения культуры. В этом месте чувствуешь, что попал в другую эпоху. Это комбинация старой и современной России. Конечно, город индустриальный, и воздух там немного испорчен, но если ты возьмешь такси и выедешь за пределы города, то увидишь самую красивую природу, которую можно увидеть. Немногие европейцы могут этим похвастаться.

В каждом новом месте я исследую город. В Челябинске я много гулял пешком, потому что жил в центре, ходил в парки, торговые центры, рестораны, пробовал русскую еду. Я не тот парень, который любит интернациональные рестораны, мне нравится исследовать местную кухню.

Сельский отель

С февраля 2016 года я работаю генеральным менеджером в Radisson & Residences Zavidovo. Это был очень интересный год. Раньше я работал в отелях, которые расположены в центре города или возле аэропорта, но Radisson Zavidovo находится между Москвой и Тверью, поэтому моя задача тут — создать место отдыха, которое стало бы номером один за пределами Москвы.

Сейчас я нахожусь в Завидово и постоянно говорю людям, что если они не были здесь, им нужно обязательно сюда приехать. Тут есть все: например, только вчера я катался на коньках. Мне нравится русская зима. Оглядываясь на прошлые январские выходные, могу сказать, что тоже прекрасно провел время. В Завидово было минус 33 градуса!

Иногда по выходным я езжу в Москву, потому что хочу увидеть больше людей вокруг, но воскресным вечером я возвращаюсь и счастлив. Негативного опыта нет, иначе бы я просто тут не жил. Иногда я летаю в Европу — люблю бывать в Амстердаме, но не сильно скучаю по этому. Здесь я планирую и дальше продолжать работать над развитием курорта совместно с Rezidor и нашими собственниками. Ну, а если заглянуть далеко вперед, то, пожалуй, я был бы готов переехать не только в крупные города России — Москву, Санкт-Петербург или Сочи — но и в другие страны.

Где бы ты ни жил — в Англии, Словакии или России, — ты должен чувствовать себя в своей тарелке. В свой выходной ты можешь взять машину и поехать в какой-нибудь многонациональный город — в Москву или Лондон — или полететь в Берлин. Конечно, моим любимым городом всегда будет Амстердам: там я родился и провел свое детство. Но это не единственное место, которое я могу назвать домом. Мне действительно все равно, где я живу, пока есть комфортные условия для личной жизни и работы, которой я занимаюсь. Место, где я провожу много времени, — это и есть мой дом.


Тверь — Санкт-Петербург — Москва — Самара

Карьера в ресторане

Кирилл Малый

сотрудник управляющей компании MamaKnowsGroup (рестораны «Жень
и Шень» и «Точка Дзы»)

Мне 32 года, сейчас я занимаюсь открытием и ведением проектов в разных регионах России — Сочи, Санкт-Петербурге, Самаре, Твери. Когда-то давно, когда я занимался журналистикой и жил в Твери, мой друг захотел устроиться барменом. Я пошел в ресторан за компанию с ним, нас пригласили на стажировку — он не пришел, а меня это дело засосало. Порядка шести лет я проработал официантом, потом стал барменом, дальше администратором. Так и дослужился до управляющего.

Сейчас я слежу за документацией, финансовой отчетностью, набором и обучением персонала, операционными вопросами на новых площадках. Большинство проектов требуют моего личного присутствия в регионах. Запуск кафе или ресторана занимает не меньше двух месяцев. С декабря я в Самаре, но моя роль тут почти закончена, и скоро я возвращаюсь в Москву.

Жизнь в столицах

Первый город, куда я поехал запускать проект, был Санкт-Петербург. Я просто влюбился в него — сойдя с поезда, понял, что хочу здесь остаться. Вернулся в Тверь, чтобы собрать вещи и уехать насовсем. В Санкт-Петербурге я работал в Ginza Project. Потом я еще несколько раз уезжал и возвращался в Питер — по работе и просто, потому что скучал.

Когда меня пригласили на работу в управляющую компанию, я уже не мог позволить себе такие метания. Но и понятия «дом» для меня не существует. Это не какое-то кокетство, просто у меня нет функции в организме — привязываться к городу, людям, месту. Мне ничего не стоит собрать чемодан за 20 минут и начать новый проект в другом регионе. Вечно в пути. Сейчас мой перевалочный пункт — это Садовое кольцо в Москве. Но отказаться от этой квартиры я могу в любой момент.

То, как я обустраиваюсь в новом городе, зависит от длительности проекта. Если нужно быть там месяц, то можно пожить и в гостинице. Если больше, то я ищу квартиру. В этом плане я немного капризный: люблю комфорт и уют, поэтому подобрать оптимальное жилье бывает сложно. В Самаре за два месяца я поменял уже три квартиры: везде что-то не устраивало.


В Самаре, например, я никак не могу от официантов добиться, чтобы они не желали гостям приятного аппетита

Основное мое время сжирает работа. Но иногда я пользуюсь моментом, и удается сходить на спектакль или музыку послушать. Качество провинциальных концертов очень сильно отличается от столичных, например в «Олимпийском». Исключение — большие артисты типа Земфиры, на которую я сходил с большим удовольствием.

Региональные особенности

Про публику могу еще сказать. Средний класс — люди, которые могут позволить себе ходить по ресторанам и летать на уик-энды в Европу — везде одинаков. А люди достатком пониже в каждом городе уникальные. Видимо, среда влияет на человека. Я с огромным любопытством с ними общаюсь. В Самаре, например, я никак не могу от официантов добиться, чтобы они не желали гостям приятного аппетита. Я не могу им объяснить, почему этого делать нельзя. Все равно они желают. И сейчас я уже думаю, что это правильно, и иду навстречу региону.

Может быть, скоро я поеду открывать ресторан где-то в Европе. Пока мне нравится открывать новые города, я не собираюсь ничего менять. Может быть, встретится кто-то в жизни, кто скажет: «Все, сиди дома, наездился уже». Тогда, возможно, я осяду в каком-то городе, и не факт, что это будет Москва: в Самаре можно тоже прекрасно себя чувствовать.


обложка: обложка – enjoy-life/ stock.adobe.com, 1 – boellstiftung/flickr.com (CC BY-SA 2.0), 2 – nathanmesser/ flickr.com (CC BY-SA 2.0), 3 – judepics/ flickr.com (CC BY-SA 2.0), 4 – elenakaretina/ stock.adobe.com