Владелица школы иностранных языков Дарья Ваулина начала бизнес с частных уроков, впоследствии она стала индивидуальным предпринимателем и открыла языковую школу, но с лицензией на образовательную деятельность не спешила — закон не дает четкого ответа на вопрос, нужна ли она в таких случаях. Но конкуренты и бывшая сотрудница стали запугивать ее проверками.
The Village узнал у предпринимательницы, как она решила проблему, а также спросил юриста, что стоит делать в таких случаях.

ДАРЬЯ ВАУЛИНА

владелица школы иностранных языков Anglomania

Угрозы конкурентов

У меня своя школа иностранных языков Anglomania. Сейчас это онлайн-проект «бдсманглийский» и две школы — в Московской области и в центре, на Тверской. В общей сложности я занимаюсь этим проектом три с половиной года.

Когда я только начинала, я не планировала, что это вырастет во что-то большое. По сути, тогда я была просто репетитором, а репетиторам лицензия на образовательную деятельность не нужна. Потом я открыла ИП, и возник достаточно спорный вопрос — надо ее получать или по-прежнему нет. Я могла спокойно существовать как ИП, не имея ее — по крайней мере, большинство небольших школ так делают. Но по факту отсутствие лицензии неоднократно становилось проблемой. Например, многие корпоративные клиенты отказывались с нами работать. А самая большая проблема была в конкурентах, которые располагались поблизости. Они могли позвонить и начать вымогать номер лицензии. «Я тебя уничтожу — без лицензии она вздумала работать. Ты мне через 15 минут звонишь и диктуешь номер лицензии, иначе к чертям собачьим я твою школу закрою. У меня своя школа рядом. И, в отличие у тебя, у меня все нормально», — такое я услышала однажды, когда ответила на звонок.

Конкуренты, обидевшиеся сотрудники или недовольные клиенты могут инициировать проверку. А когда приходит проверка, она уже не разбирается в тонкостях, а требует лицензию. Я столкнулась с такой опасностью из-за одного конфликтного случая. Мы неудачно уволили сотрудницу, тогда она пришла и сказала: «Либо вы платите мне большую сумму денег, либо я жалуюсь на отсутствие лицензии». Я ответила, что платить ей не буду, потому что это несправедливо. Тогда она собрала пакет документов и разослала по всем инстанциям.

Вымогательство подрядчиков

В тот момент, когда сотрудница выдвинула серьезные обвинения, я решила разобраться с получением лицензии. Этот вопрос я и так затянула. На многочисленных форумах, которые я изучала, не было конкретной информации и ответов, которые мне были нужны. Но любая проверка, если бы она пришла, могла обернуться приостановлением деятельности до получения лицензии. А это значит, что мне бы пришлось непонятно из каких источников платить аренду, ведь я не хотела терять место, которое знали все клиенты.

Я запустила процесс в июне 2016 года. Начала искать компанию, которая бы помогла с получением лицензии. Я считаю, что в любой ситуации нужно обратиться минимум в 20 разных фирм и посмотреть на коммерческие предложения, прежде чем сделать выбор. Так я поступила и в этом случае. Многие мне отказали — говорили, что это очень долго и сложно. В части компаний называли очень большие суммы. Я сторонник того, чтобы любой труд оплачивался. Но я против запугивания ради продажи услуги, а именно так поступали некоторые компании, к которым я обратилась.

Дело в том, что для получения лицензии нужно предоставить несколько важных документов. Один из них — заключение Санэпидемстанции. Мне говорили, что я никогда не получу эту бумагу самостоятельно, а если рискну, то ко мне приедет проверка и найдет много изъянов. Например, в школе должно быть три или четыре туалета, а если он один, то это уже нарушение норм и крупный штраф. За оформление заключения СЭС просили от 50 до 90 тысяч рублей. Также мне говорили, что нужно оплатить заключение пожарного надзора — еще 70 тысяч рублей. Однажды я уже открывала помещение без пожарного заключения, в итоге отдала за установку дополнительного оборудования 400 тысяч рублей. Меня пугали, что в этот раз все может повториться. Также компании требовали вознаграждение за свои услуги — около 200 тысяч рублей.

Языковые школы — не такая уж прибыльная история. Мы не зарабатываем миллионы, и такие деньги за один день взять просто неоткуда. Я жила со страхом. И думала, что когда-нибудь заработаю эти деньги и сделаю лицензию. Все это время мне было некомфортно. В какой-то момент я решила получить лицензию самостоятельно.

Месяцы в очередях

По факту все оказалось очень просто. Получение санитарно-эпидемиологического заключения обошлось ровно в ноль рублей. Надо было просто потратить несколько дней в очередях. Пожарное заключение оказалось вообще не нужно, потому что лицензию я решила оформить на коммерческое ООО, основная цель которого — не образовательные услуги, а получение прибыли.

Оставалось только оплатить госпошлину в размере 7,5 тысячи рублей, подготовить пакет документов и подать его в Департамент образования Москвы. Но даже если ты талантливый и умный человек, который гениально учит английскому, ты все равно не составишь образовательную программу, которую требуют от тебя чиновники. Именно поэтому раз в неделю департамент проводит официальные бесплатные консультации по вопросам получения лицензии.

На эти консультации можно ходить пару лет, потому что за один раз очередь до тебя может и не дойти. Тогда приходится ждать еще неделю. Если же повезло и ты все же попал на консультацию, ситуация тоже не сильно меняется: тебе указывают на ошибки, ты исправляешь их, продвинувшись на йоту, и ждешь следующей консультации.

Придя в очередной такой день и просидев четыре часа, я не выдержала, воспользовалась всей своей наглостью и попросила у девушки из очереди показать, какие правки внесли эксперты в ее пакет документов. Там были такие исправления, о которых мы бы никогда не догадались. Так я перескочила на несколько шагов вперед, но мне и моей помощнице понадобилось еще три или четыре раза сидеть в той огромной очереди.

В то время получение лицензии стало для меня вопросом принципа. В итоге мы собрали пакет документов и подали его на рассмотрение. Получается, мы начали готовить документы в августе, а получили лицензию только в марте. Всего 45 дней мы ждали ответа от департамента, а все остальное время сидели в очередях.

Лицензия

Теперь у меня есть лицензия на образовательную деятельность для моей школы, но мне все равно страшно. Например, скоро к нам придут проверяющие, которые будут требовать, чтобы все педагоги работали по общепринятой программе.

Теоретически я смогу запугивать конкурентов так же, как это делали со мной, но я не стану так делать, потому что мне их жаль. Я столкнулась с ситуацией, когда пять лучших педагогов из моей школы ушли и открыли школу по соседству, забрав с собой учеников. Тогда у меня был большой соблазн это сделать, но если мы будем действовать по правилам «око за око, зуб за зуб», то в итоге можем остаться вообще без всех частей тела.


Стоит ли бояться угроз конкурентов

Сергей Воронин

адвокат АНО Экспертный центр «Консультант»

Любые жалобы конкурентов или недовольных работников в первую очередь приведут к проверкам со стороны всех инстанций, но не более. При этом, если лицензии нет, а занятия ведутся по обычному договору и по итогу не выдается сертификат государственного образца, все нормально. Проверка ничего противозаконного не выявит. Если бы организация без лицензии выдавала удостоверения о прохождении языковых курсов государственного образца, то это было бы прямым нарушением закона.

Сделать в случае угроз со стороны конкурентов или бывших работников, к сожалению, ничего нельзя: у каждого человека есть право жаловаться, и никто не может ущемлять это право. Поэтому жалобы будут идти постоянно, вопрос только в том, что лицензию все-таки надо получить.

В подобных ситуациях достаточно нанять в штат юриста, который будет вести претензионную работу, а также писать ответы на все жалобы. На работе школы при грамотно выстроенном подходе такие претензии не отразятся.

По моему мнению, проблема в большей степени высосана из пальца. Рособрнадзор — это открытое ведомство. Все нормативы и прочие инструкции есть на сайтах. Для предотвращения всех негативных ситуаций достаточно их прочитать и выполнять.



Обложка: Anglomania