3 и 4 июня в Иркутске пройдет ежегодный международный фестиваль автотюнинга «БайкалМоторШоу», традиционно собирающий лучшие экземпляры доработанных автомобилей. The Village поговорил с мастером автотюнинга Сергеем Чистохиным о том, что сегодня модно рисовать на капотах и с какими наиболее странными заказами ему приходилось сталкиваться.

Запчасти из пластилина

Сергей Чистохин
автомастер

Я работаю с машинами уже больше 20 лет. Сейчас график расписан на недели вперед, на консультации выстраивается очередь. А началось все с любви к рисованию в школе. Всему учился сам, художественного образования у меня нет.

В школе я делал модели кораблей. В авиационном техникуме оформлял аудитории, делал большие модели самолетов, которые потом подвешивали под потолком в аудиториях техникума. В армии занимался оформлением «ленинских» комнат, офицерских и солдатских кафе. Лепил барельефы, делал витражи.

Когда начался активный импорт заграничных автомобилей, появился спрос и на запчасти, которых было мало. Мы с коллегами в свободное от работы время делали светооптику на иномарки. Это был 1996 год. Мне же больше нравилось изготавливать недостающие детали для бамперов и кузовов машин из пластилина, картона и смолы.

Пик популярности тюнинга пришелся на 2000-е. Тогда на экраны вышел фильм «Форсаж», и понеслось. Многим захотелось превратить свою машину в гоночную хотя бы внешне. Когда я сделал первую тюнинг-работу, мы с хозяином машины решили прокатиться по городу. Остановились на светофоре, из трамвая выходили люди, и их реакцию я никогда не забуду. Прохожие останавливались, каждый хотел потрогать машину. Тогда это было диковинкой. Материалов не было, деталей тоже. Практически выезжали на одной шпаклевке. Сейчас есть все. А в то время мы выдумывали сами, каждую деталь делали вручную. Вот тогда это был настоящий тюнинг.

«Тойота» с ресничками

Пройдя определенный путь в тюнинге, я полностью переделал автомобиль, который потом занял первое место на «БайкалМоторШоу» в 2006 году. Работа называлась «Красный дьявол». Из Nissan 300 ZX я сделал смесь Ferarri и Lamborghini. Это был не только самый дорогостоящий заказ, но и самый долгий. Эту машину я делал целый год. Полностью изменил кузов, капот, передний бампер, крылья, накладки, двери — все это отливалось из стеклопластика и устанавливалось на машину.

Тюнинг и аэрография — это искусство. Нельзя спешить. Свою работу нужно обдумать, построить образ обновленного автомобиля. Многие клиенты этого не понимают. Им надо все и сразу, и при этом качественно. Так не бывает. Порой меня спрашивают, почему работа до сих пор не готова, ведь уже прошло два дня? Я до сих пор многие детали делаю сам — вылепливаю, отливаю, рисую, делаю трафареты. На это может уйти и целый месяц.

Известно, что клиенты хотят сделать свою машину не похожей на другие. Однако иногда в погоне за уникальностью предлагают довольно странные идеи. Но, хозяин-барин, как говорится. Однажды ко мне обратилась девушка с просьбой сделать машине «реснички» и разукрасить Toyota Corolla под божью коровку. Машина эта долгое время потом стояла в одном байкер-клубе, где я раньше работал. И выглядело это все очень забавно: брутальные мужчины на мощных байках и ванильная «божья коровка» рядом. Доводилось и из шлемов делать черепа, а из трактора — дракона.

Галерея на капоте

Однажды пригнали ко мне только что купленную в автосалоне машину. Ее хозяин был страстным поклонником серии фильмов «Пираты Карибского моря» и попросил нарисовать на машине главных героев. Помню, долго мучился с Джонни Деппом. Рисовка портрета на машине — это невероятно сложно, нужно сделать несколько трафаретов, по которым будут прорисовываться черты лица. Эти шаблоны я вырезал неделю. Кто-то просит нарисовать свои портреты, портреты политиков (были заказы на Путина или Саакашвили, например), и чаще всего кинозвезд или героев фильмов.

Случалось, что клиенты не были довольны. Я постоянно учусь на своих ошибках, смотрю, что сделал не так, почему деталь или рисунок не получились. Мастерство нарабатывалось годами и довольно высокой ценой — много неудач и поражений, после которых было непросто снова встать на ноги и продолжать работать. Иногда хотелось все бросить, но не мог, продолжал заниматься любимым делом.

А бывало, что опыт спасал в критической ситуации. Я завершил на машине портрет Терминатора, оставалось только покрыть его лаком, а утром отдать автомобиль клиенту. Но все пошло не по плану: я развел лак, залил его в пистолет, и тут в гараже отключили электричество. Это была катастрофа. У меня в компрессоре был закачан воздух в достаточном количестве, чтобы закончить работу. Из окна просачивалась тонкая струйка света от заходящего солнца, которая едва освещала дверь машины. Ворота я открыть не мог, потому что на улице летел тополиный пух. Пришлось покрывать автомобиль лаком вслепую. Я ориентировался только по своим ощущениям, закончив, уехал домой и очень переживал, что будет много дефектов. Рано утром вернулся, открыл ворота и увидел, что все получилось идеально. Не нашел практически никаких изъянов, только кое-где отполировал неровности, а через десять минут приехал хозяин.

Сейчас я продолжаю работать с кузовным ремонтом, покраской и аэрографией. Иногда открываю для себя новые направления, идей много. И продолжаю работу, которую однажды снова хочу представить на «БайкалМоторШоу». Надеюсь, ее ждет не меньший успех.

Фотографии: из личного архива Сергея Чистохина