В традиционно вузовском Иркутске зарубежные студенты — не редкость. Практически в каждой группе каждого университета или института есть пара иностранцев, по разным причинам решившие получать образование в России и выбравшие для этого сибирский город. Студенты из США рассказали The Village, чем Иркутск лучше Питера, какое слово у русских самое главное, и зачем есть пельмени на завтрак.

Фаина

Штат Индиана


Дороги в Индиане хуже, чем в Иркутске. Здесь не так плохо, везде есть асфальт


Я практически ничего не знала о России до того, как приехала сюда. Как и многие в Америке. Есть люди, которые до сих пор думают, что в России коммунизм. Единственное с чем я была знакома — это русская культура. Я много слушала классическую русскую музыку. Я хотела знать русский, чтобы понимать песни и петь их. Мне очень нравится Рахманинов. А самая любимая русская песня — «Улетай на крыльях ветра».

Я люблю русскую литературу. Особенно Гоголя и Достоевского. Русская литература более сложная и психологическая. А еще в целом, наверное, более темная. Но она отличается от просто грустных книг в Америке. Когда американцы пишут что-то темное — это просто грустно. Грусть ради грусти. В России в ней есть смысл. Я люблю темную литературу. С ее помощью мы можем видеть лучшие части людей и человечества.

В Иркутске я уже 2 месяца. Приехала сюда, потому что пишу доклад о Сибирской литературе для моего университета. Я изучаю творчество Вампилова, Тарковского и Распутина. Кроме того, когда я жила в Питере, там было слишком много общения на английском. Американские студенты знают, что в Питере и в Москве — всегда вечеринка. Там трудно серьезно заниматься. Иркутск в итоге мне понравился больше Питера. Люди в Иркутске более открытые, но не настолько, как в моем штате. В Индиане незнакомые люди общаются друг с другом на улице, и это кажется совершенно нормальным.

Русский язык очень сложный. Когда я начинала учить русский, я потратила 10 минут на то чтобы сказать слово «здравствуйте». А потом еще 10 минут, чтобы сказать «Татьяна». Слова в русском очень длинные. Например, достопримечательности и взаимопонимание. Очень трудно.

Дороги в Индиане, честно говоря, хуже, чем в Иркутске. Здесь не так плохо, везде есть асфальт. Я люблю, что в России есть система транспорта. В Индиане автобусы не часто ходят. Иногда люди ждут автобус два часа.

Исаак

Штат Вермонт


Хозяйка квартиры часто зовет меня к телевизору со словами: «Посмотри, что ваш Трамп делает!»


Я живу в штате Вермонт, в небольшом пригороде, на ферме. В России уже полтора месяца. До этого четыре года изучал русский, но не серьезно, всегда вместе с другими языками. Кроме русского я учил китайский, арабский и еще французский в школе. Самый сложный, наверное, русский.

Учить русский я начал, когда был первокурсником. Я много слушал русскую музыку и поэтому решил пробовать. Русской музыкой я увлекался с детства. Я слушал очень много «Ленинград», хоть и не понимал ни слова. Его показал мне папа. Он музыкант, у него своя небольшая группа. Однажды он даже захотел перевести песни «Ленинграда». Вместе со своим другом, который знал русский. Перевели, правда, только одну песню. Я даже и не знал до этого, о чем песни «Ленинграда». Было смешно. Потом я слушал «Гражданскую оборону» и русский рэп.

Когда я стал изучать русский в университете, я сам пробовал переводить русские песни или стихи. Я переводил для своих друзей и девушки. Они любят поэзию. Особенно русскую. У нас нет такой литературы как в России. Нет крупных поэтов и писателей. Один русский спросил меня, кто у нас главные писатели, настоящие. Я не смог назвать. У нас нет Пушкина.

В Иркутске я снимаю комнату у одной пожилой женщины, поэтому могу погрузиться в русскую культуру. Есть традиционную еду и видеть, как живут обычные люди в России. Смотреть русский телевизор. В первый же день хозяйка сказала, что мы не будем говорить о политике, но через час она не выдержала. Она часто зовет меня к телевизору со словами: «Посмотри, что ваш Трамп делает!»

В России много трудностей. Мне, например, непросто переходить через дорогу. В Америке есть понятие, что если машина не тормозит перед переходом, значит, она уже не остановится. Надо ждать, когда тебя пропустят. К счастью, долго ждать не приходится. В России ждать бесполезно. Чтобы перейти через дорогу, тебе надо попробовать. Надо просто идти и тогда тебя пропустят. Это кажется довольно опасным занятием.

Лэнс

Штат Пенсильвания


Я в Иркутске меньше двух месяцев и ел пельмени уже более сорока раз


В Иркутске я живу уже два месяца. А русский учу несколько лет, с первого курса университета. Русский я выбрал потому, что Россия - важная страна. Каждый день я читаю в новостях что-то о России. Изучая русский, я могу узнавать о России самостоятельно. Это очень важно, потому что я могу создать мое собственное мнение.

Здесь все, с кем я познакомился, очень добрые. Всем интересно, что я из Америки. Часто спрашивают: «О, ты из Америки правда? Почему Иркутск?» Это главный вопрос для них. Иркутск — очень хороший город, очень красивый, по-моему. Вообще это мой второй раз в России. Я жил в Питере 5 недель, был в Москве и Новгороде. В этот раз я захотел увидеть другую часть России, поэтому выбрал Сибирь. Сибирь очень далека от того, что я раньше видел. Здесь другой мир. В Сибири люди добрые, потому что жизнь, кажется, не такая быстрая. В Москве и Питере людям все время надо ехать куда-то, сделать что-то. Здесь кроме маршрутки, жизнь в целом медленнее.

Русский язык очень отличается от английского. В нем, кажется, больше синонимов, например, к слову «умереть». Я видел 30! Это поразительно. «Умереть», «погибнуть», «двинуть кони», «сыграть в ящик», «сдохнуть». Говорят, чем важнее какое-то понятие для страны, тем больше у него других названий. Но русский, в принципе, очень богатый язык.

Из России я привезу пачку «Беломорканала» и армянский коньяк. Я бы хотел взять настоящей русской еды, но на таможне много ограничений. Есть у меня одно любимое блюдо из России — это пельмени. Я в Иркутске меньше двух месяцев и ел пельмени уже более сорока раз. Иногда я ем пельмени на завтрак. Еще очень люблю позы и сало. У нас нет всего этого, к сожалению.

Существует много мифов о России. Многие в Америке думают, что все в России хотят победить США. Но я еще не познакомился с кем-либо в России, кто хотел бы больше, чем просто поехать в Америку и увидеть Нью-Йорк, Сан-Франциско. Я еще не познакомился с кем-либо, кто был бы сердит на то, что я американец. Всем просто интересно узнать что-то об Америке. Есть много мифов о противном русском или американском обществах. Но, мне кажется, мы все одинаковые. Люди как люди.

Текст и фотографии: Анна Тереза