The Village продолжает выяснять, на что живут и как тратят деньги представители разных профессий. В новом выпуске — юрист. По данным портала Superjob, московский начальник юридического отдела в среднем получает 125 тысяч рублей в месяц. Доходы юристов, занимающихся частной практикой, зависят от их загруженности делами и специализации. The Village поговорил с одним из таких специалистов, который помогает кредиторам судиться с банками, о том, как он работает, сколько зарабатывает и на что тратит деньги.

 

На что живут юристы. Изображение № 1.

Профессия

Юрист

Доход

200 000 рублей

гонорары за месяц

 

Основные расходы

10 000 РУБЛЕЙ

услуги ЖКХ 

20 000 РУБЛЕЙ

продукты

12 000 РУБЛЕЙ

кафе и рестораны 

27 000 РУБЛЕЙ

квесты и тусовки с друзьями

   

20 000 РУБЛЕЙ

косметические процедуры для жены

3 000 РУБЛЕЙ

коллекционирование галстуков-бабочек

18 000 РУБЛЕЙ

абонемент
в фитнес-клуб

20 000 РУБЛЕЙ

автошкола

 

   

22 000 РУБЛЕЙ

выплата кредитов

48 000 РУБЛЕЙ

накопления

 

Как стать юристом

Я юрист в третьем поколении, обучался по специализации «уголовно-правовое дело», окончил аспирантуру МГУ. Родители хотели, чтобы я пошёл на иняз. Я поступил, но там было очень скучно учиться, поэтому я сделал всё, чтобы меня отчислили. Потом отслужил в армии и окончил юрфак.

В Москву я приехал из бывшей союзной республики. Моя подготовка, конечно, не соответствовала требованиям московских университетов. Поэтому пришлось очень много учиться в течение лета. В университете практических навыков дают крайне мало — за исключением преподавателей-практиков. Но меня университет научил самообразованию. На самом деле всё зависит от самого студента. Сейчас интернет более развит, чем в 2010-е годы, так что возможностей больше.

Я хотел развиваться в сторону уголовно-правовой юриспруденции, но у меня не заладилось. Поработал в Следственном комитете, потом волею судеб попал в таможню. Потом, когда Собянин пришёл к власти, таможенные посты начали выводить за пределы МКАД, соответственно, расформировывать. Так как на тот момент я прослужил всего восемь месяцев, закрепиться не получилось. Затем попал в продажи, работал тренером.

Волею судеб я вернулся к юриспруденции. У меня получился бизнес «по залёту». Мне предложили купить франшизу. Франшиза была связана с обслуживанием людей, который попали в сложные ситуации с кредитами и долгами. Это было в 2012 году. Перед приобретением я решил пообщаться с владельцем компании, и в ходе телефонного разговора он меня так зацепил — своей поставленной речью, как у настоящего юриста, — что я решил, что тоже так хочу. Я купил франшизу, но позже выяснилось, что у проекта, к которому я присоединился, не были систематизированы и автоматизированы многие процессы. К тому же это был откровенный развод на деньги населения. Я не мог более оставаться в подобном проекте, поэтому пришлось отделиться и начать практиковать самому. Сейчас я практикую как физическое лицо.

Особенности работы

Я провожу консультации, оказываю людям юридические услуги, связанные с уменьшением кредитов, сужусь с банками и снижаю размер долга. Банки включают в сумму кредита платежи, которые не всегда являются законными, их можно оспорить. Это различные комиссии и страховки. Сейчас их всё меньше и меньше, но в договорах 2012–2013 годов таится много интересного. Моя задача — оспаривать эти положения договоров в суде. Как правило, в одном успешном деле удаётся отсудить 500–600 тысяч рублей.

Сам я считаю институт банковского кредитования отличным инструментом. Знаю массу примеров, когда банковские кредиты помогали людям создавать свой бизнес. К сожалению, в нашей стране без должных регулятивных норм при попустительстве властей получилась ситуация, когда народ загнан в долги. Это некий механизм: людьми, которые просыпаются и засыпают с мыслями о долгах, управлять проще.

Среди клиентов встречаются очень разные люди. Восемь из десяти моих клиентов — женщины, от 30 лет и старше. Не знаю, с чем это связано, но такова статистика. В основном обращаются люди, которые не умеют правильно планировать свой семейный бюджет, оценивать микроэкономические показатели в пределах одной семьи. Банальный пример: ежемесячный доход человека составляет 23 тысячи рублей, складывается он из зарплаты и пенсии. А обязательств у него на 51 тысячу рублей в месяц. Второй вопрос: как получилось, что ему дали такой кредит? Но первый вопрос к самому человеку: как он мог допустить такую ситуацию? На мой взгляд, это просто глупость.

На сегодняшний день юридическая деятельность не лицензируется, за исключением тех случаев, когда человек хочет стать адвокатом. В моём случае достаточно доверенности от клиента. Судебные заседания обычно проходят в два-три этапа. Я бываю и истцом, и ответчиком. Иногда я от имени клиента подаю в суд, но бывает так, что банк подаёт встречный иск в суд на заёмщика. Первый этап — это собеседование, когда я встречаюсь с судьёй в его рабочем кабинете, делаю ходатайства, предоставляю оригиналы документов. Далее назначается судебное заседание. Как правило, хватает одного-двух заседаний. Когда мы представляем сторону ответчика, любая копейка, которую суд не удовлетворил исходя из требований банка, — некая победа.

Мой рабочий день ненормированный. Всякое бывает: кому-то из клиентов удобно приехать утром, кому-то — вечером. Большую часть моего времени занимает подготовка документов к судам: то, что связано с кредитами, обычно сопряжено со сложными процентами, иногда «спрятанными». Получается этакая бухгалтерия с непростыми формулами. Я считаю, что юрист — больше гуманитарий, нежели технарь, но в какой-то момент пришлось переквалифицироваться, и теперь я бы смог быть неплохим следователем по экономическим преступлениям.

Как такового отпуска у меня нет, я всегда на связи. Последний раз за рубежом я был больше года назад — выдалось несколько относительно свободных дней перед Новым годом и после. Зато теперь у меня есть полноценные выходные. Раньше, когда я только начинал работать, я всегда говорил клиентам, что 25 часов в сутки на страже их интересов. Был ли это истинный альтруизм или желание зарабатывать — не знаю. Когда число клиентов перевалило за пятьдесят, я прекратил это делать. Теперь суббота и воскресенье — дни, которые я провожу с семьёй и близкими друзьями.

Мне очень часто звонят клиенты, иногда могут застать в самых неожиданных местах. Но я знаю, что это для них очень важно и у меня есть определённые обязательства.

Зарплата

Я работаю с проблемным сегментом, ко мне приходят люди с долгами. Единственное, за счёт чего я хорошо зарабатываю, — часть средств, которые удаётся отсудить. В зависимости от ситуации вознаграждение составляет от 20 до 50 % от этой суммы.

Доход от месяца к месяцу разный. Например, за декабрь я заработал около 290 тысяч рублей. Около 90 тысяч ушло на офис, бытовые расходы, проезд до суда. Можно сказать, что я стабильно получаю около 200 тысяч рублей.

Моя консультация стоит тысячу рублей за час. Представление интересов в суде — не менее 7 тысяч рублей за один выезд. Есть ещё абонентское сопровождение, когда человек ежемесячно оплачивает юридические услуги (его стоимость зависит от дела).

В месяц может быть от десяти до пятидесяти клиентов. Сейчас у меня порядка 70 дел в производстве. Это дела, связанные с претензионной судебной, досудебной и послесудебной работой. Недавно появилось ещё одно направление — банкротство физических лиц. Поправки в закон наконец вступили в силу, и теперь я тоже этим занимаюсь. Ко мне обращаются физические лица, за последнее время было несколько ИП, которым нужна процедура банкротства.

С лета прошлого года стало ощущаться, что доходы падают. Но вышедший 1 октября закон о банкротстве физических лиц и последующий рост спроса на юридические услуги немного ситуацию выровняли. При этом платёжеспособность людей всё равно снижается. Я думаю, что к лету этого года нас ждёт финансовый коллапс.

Расходы

Мы с женой живём в собственной квартире. На услуги ЖКХ уходит не больше 10 тысяч рублей в месяц. Если мы идём в магазин, то покупаем продукты на 4–5 тысяч рублей. Этого хватает на неделю. Получается, что тратим около 20 тысяч рублей в месяц. Приятно приходить в магазин и не смотреть на цены. Надо — значит пошёл и купил. Ещё 10–12 тысяч рублей уходит на походы в рестораны.

Недавно мы приобрели два абонемента в фитнес, это обошлось в 18 тысяч рублей. Посещение моей женой всяких салонов красоты и прочих процедур по уходу за собой — волосы, ресницы, брови, губы — стоит где-то 20 тысяч рублей.

Мы болеем квестами. За месяц мы были на восьми квестах, это ещё около 15 тысяч рублей. Раза два в месяц мы собираемся где-нибудь на даче со своей тусовкой, наши друзья — тоже бизнесмены. Траты составляют примерно 6 тысяч рублей за каждый выезд, деньги уходят на оплату продуктов. Не хочется ограничивать себя в развлечениях, в том, что жена тратит на уход за собой. Мы могли бы отказаться от походов в рестораны, всяких кальянов. Из необычных расходов — покупка бабочек. У меня большая коллекция галстуков-бабочек, и в месяц стараюсь себе одну-две прикупить. Это стоит 2–3 тысячи рублей.

У меня и моей супруги есть действующие кредиты. Свой я брал на развитие бизнеса. На двоих платёж составляет 22 тысяч рублей.

Стараюсь откладывать деньги, но почему-то, когда приличная сумма накапливается, сразу приключается что-то, на что деньги нужно будет потратить. Сейчас я иду учиться в автошколу, это стоит 20 тысяч рублей. Кроме того, я часто путешествую по России. Это могут быть как рабочие поездки, так и к родственникам и друзьям в Ярославль, Брянск, Нижний Новгород, Воронеж.

 

Иллюстрации: Настя Григорьева