The Village продолжает выяснять, сколько зарабатывают и на что тратят деньги представители разных профессий. В новом выпуске — домработница. Ещё десять лет назад считалось, что помощницу по хозяйству могут позволить себе только представители upper middle class, сейчас же, несмотря на кризис, домработницы есть у многих людей со средним заработком. Их услуги уже не кажутся запредельно дорогими, зато сильно экономят время и силы. Помощница богатых москвичей рассказала The Village, как она живёт, сколько получает и сколько тратит. 

 На что живут домработницы . Изображение № 1.

ПРОФЕССИЯ

Домработница

ЗАРПЛАТА

48 000 рублей

в месяц

   

Расходы

20 000 РУБЛЕЙ

обеспечение сына

400 РУБЛЕЙ

оплата телефона

10 000 РУБЛЕЙ

заправка и ремонт автомобиля

3 000 РУБЛЕЙ

одежда

8 000 РУБЛЕЙ

питание

3 000 РУБЛЕЙ

витамины

1 000 РУБЛЕЙ

журналы

2 000 РУБЛЕЙ

косметика

600 РУБЛЕЙ

транспорт

Как стать домработницей 

Меня зовут Наталья, мне 51 год. По образованию я технолог изделий из кожи, работала в кожгалантерейном объединении сначала швеёй, а потом мастером. Стать домработницей у меня и в мыслях не было до прошлого года, когда сын стал жить в Москве с отцом, и мне, жительнице Пущина, захотелось быть поближе к нему. Тогда я стала искать работу с проживанием в столице.

Мне всегда нравилось заниматься домашним хозяйством, поэтому я решила попробовать себя в этой области. Обратившись сначала в одно агентство, потом во второе, реального результата я не получила. Везде брали деньги, предлагали пройти обучение, а толку никакого не было. Тогда я стала искать объявления напрямую. Написав отклик на вакансию домработницы и указав в анкете, что у меня нет опыта работы, я сразу же получила ответ с приглашением на собеседование. Меня это удивило, потому что все ищут людей с опытом. Впоследствии я узнала, что моих работодателей, Александра и Наталью, впечатлило то, что я так подробно и честно рассказала о себе в анкете.

Мне кажется, домработницу выбирают, руководствуясь интуицией: клиенту либо нравится кандидат, либо нет. Кроме того, работодатели отдают предпочтение женщинам славянской внешности. Часто они даже пишут, что для устройства на работу требуется российское гражданство. Идут в домработницы, как правило, те, кому не хватает средств и негде жить. Для них такая работа — отбывание срока. Но если человек устраивается помогать по дому только из-за того, что у него нет денег, если ему тяжело и неприятно выполнять эту работу, клиент это почувствует.   

Ведение домашнего хозяйства мне действительно интересно, и я пошла работать не потому, что мне нужны были деньги, а потому, что мне нужно было чем-то себя занять и, наверное, почувствовать себя нужной. Я так долго жила для себя, что мне захотелось стать полезной другим людям. Я считаю себя помощницей: помогаю, когда человеку некогда. Выполняя любимое дело, я ещё и неплохо зарабатываю. 

Мне, как гражданке России, не нужен патент, он необходим только приезжим из других стран. Но работаю я неофициально, так как для официального оформления нужно открывать ИП по оказанию услуг. Тогда я буду платить налоги, и мне будет идти трудовой стаж. Но для того чтобы открыть ИП, надо найти человека, который разбирается в бухгалтерии, потому что для меня это далёкая сфера. Мои хозяева не против такого формата оплаты, а как по-другому? Я вообще не слышала, чтобы домработницы открывали ИП, хотя в будущем хотела бы это сделать: через пять лет я выхожу на пенсию, и для меня важен трудовой стаж.

Особенности работы 

Когда я впервые приехала в четырёхэтажный дом, который я сейчас убираю, хозяйка Наталья рассказала мне о предпочтениях в уборке. Весь первый этаж этого особняка отведён под прихожую и гараж, на втором этаже находятся гостиная, столовая и кухня, на третьем — холл и три спальни, а на четвёртом, мансардном, — одна большая игровая комната для детей. В доме живут двое взрослых и двое детей. Несмотря на то что строение четырёхуровневое, оно очень компактное. В холле на третьем этаже есть тренажёр, на котором периодически занимаются хозяева. Когда никого нет дома и мне хочется немного отдохнуть от уборки, я тоже им пользуюсь — Александр и Наталья не против.
Я живу на территории особняка в отдельном гостевом домике. Это одноэтажное строение со спальней, кухней и ванной, там у меня есть компьютер и роутер.

Ежедневно я убираю только спальни, санузлы, кухню и лестницы. В остальном в мои обязанности входит уборка одного этажа в день. На мне ещё и готовка, поэтому дел хватает. Начало моего рабочего дня чётко по времени не определено: если хозяевам нужен завтрак, я могу прийти и в 07:30. Но так как они редко заказывают завтраки, я начинаю работу в основном в девять или десять утра с уборки кухни, когда семья уже позавтракала. До двух-трёх часов дня я работаю, потом ухожу на перерыв, а в четыре-пять вечера возвращаюсь к делам, навожу порядок там, где надо, и готовлю ужин. В 19:00 я ухожу к себе и возвращаюсь только в 21:00 для уборки кухни после ужина. На этом мой рабочий день заканчивается. В свободное время я занимаюсь тем, что мне хочется, сижу в интернете, смотрю кино.

Мои работодатели не считают себя выше тех, кто им помогает. Возможно, такие отношения у нас потому, что они не всегда были богаты: раньше они жили в обычной московской квартире, а когда хозяин стал хорошо зарабатывать, купили этот дом. Мы с ними очень похожи по характеру, и у нас сразу установились доверительные отношения, как будто какое-то родство душ. В личную жизнь своих хозяев я стараюсь не вмешиваться. У Александра какой-то бизнес, он ведёт его из дома. Его жена не работает и полностью посвящает себя детям. 

Зарплата

Когда я только устроилась на работу, мне предложили 25 тысяч рублей в месяц. Я пошла на такую зарплату, потому что знала, что у меня нет опыта работы, а без него никуда не берут. Через два месяца Александр поднял мне зарплату до 40 тысяч. Сначала я работала по шесть дней в неделю, потом поняла, что для меня это много, и мы договорились, что я буду работать по четыре дня. За такую загрузку я получаю 24 тысячи рублей в месяц.

Выходные я решила использовать на подработку и нашла семью, которой нужна уборка один раз в неделю. Их дом находится в черте города, его хозяин — высокопоставленный чиновник, он редко бывает дома, а его жена занимается детьми и не работает. У них там своя служба безопасности, и при устройстве на работу меня проверяли.

Сам дом двухэтажный, но очень длинный. На первом этаже в одном крыле находится спортивный зал и сауна, а во втором — большая столовая и кухня. На втором этаже в одном крыле — взрослая спальня и кабинет, а в другом — детские комнаты и комната няни. Заниматься в спортивном зале в этом доме у меня просто нет возможности: с утра до вечера я прибираюсь.

В этом доме очень много стекла, из него сделаны все пандусы и лестницы. Уборка там — это фактически мытьё нескольких окон. Привести всё это в порядок за день сложно, и я очень устаю. Когда я к ним пришла, мне сразу сказали: из-за объёма работы у вас будет десятичасовой рабочий день. Когда я начала успевать делать всё это быстрее, мне стали добавлять работы, не учитывая, что, убрав всё, что положено, я уже устала. После такого трудового дня мне нужен ещё один день, чтобы прийти в себя. Работать в этом доме мне тяжело не только физически, но и морально. У хозяев со мной нет таких доверительных отношений, как в первой семье, и в их доме я чувствую себя напряжённо. Но эта подработка приносит мне ещё 24 тысячи рублей в месяц.

Траты

Разумеется, каждый месяц расходы меняются. Сын учится в институте, я ему помогаю деньгами, поэтому львиная доля моего бюджета (примерно половина) уходит на него. 

У меня есть машина. Сейчас я езжу на ней чаще, чем на общественном транспорте. На её заправку и ремонт уходит около 10 тысяч в месяц, а на проезд на маршрутке и метро — примерно 600 рублей. 

С одеждой у меня всё очень просто, я не привередливая, и на неё уходит в среднем 3 тысячи в месяц. Сложнее с питанием: я не всегда ем то, что едят мои хозяева, у меня есть свои предпочтения, поэтому и часть моего бюджета уходит на еду — фрукты, овощи и молочное. Ещё часть расходов идёт на витамины: при нашей жизни без них никак не обойтись.

Я не люблю декоративную косметику, поэтому почти не трачу на неё деньги.
На обычные косметические средства, поддерживающие тонус кожи, уходит 2–3 тысячи рублей в месяц.

Интернет оплачивают хозяева, и я трачу деньги только на оплату сотового телефона — всего 300–400 рублей в месяц. Ещё мне нравится читать бизнес-журналы. В среднем на них уходит тысяча рублей в месяц.

О причудах клиентов

Я работала во многих семьях, приходилось встречаться и с причудами богатых людей. В доме одной семьи музыкантов, в которой я проработала порядка двух месяцев, ванная комната была оформлена в стиле «золотых унитазов»: белый фаянс покрыт позолоченными рисунками. На мой взгляд, позолоченный унитаз — это излишние понты, ведь такой дизайн недолговечен. Да и убирать такие места намного сложнее, чем обычные ванные: с одной стороны, всё в золоте, а с другой — в кальциевых разводах от воды.

Обычно клиенты относятся ко мне уважительно, но всякое бывало. В одной семье, к примеру, для домработницы не был предусмотрен перерыв на обед.
Где и как я буду питаться, их не особо волновало. Есть, стоя в отделении для стирки, мне было не очень приятно. 

Как-то я устроилась на работу в семью юристов — адвоката и её дочки. У них было два кота, и в доме было невероятное количество шерсти. Приходить для того, чтобы убирать за котами, мне стало невыносимо, тогда я сказала себе: я не буду служить котам. Если человек заводит кота, это его прихоть, а не моя, поэтому и ухаживать за ним человек должен сам. Я помогаю людям, когда они действительно нуждаются в помощи домработницы, а когда им просто не хочется делать это самим, во мне возникает внутренний протест. По этой причине в скором времени я ушла от этой семьи.

У нас в стране много женщин, которые любят заниматься домашним хозяйством, но тем не менее они сидят в четырёх стенах и не знают, чем себя занять. Если хотя бы два раза в неделю они будут кому-то помогать, для них это будет полезно как в финансовом плане, так и в плане осознания своей полезности. Но в домработницы всё больше идут приезжие из других городов и стран, преодолеть свою гордость и стать помощницей по хозяйству нашим женщинам всё ещё сложно. Хотя в этой работе нет ничего постыдного и я воспринимаю её как взаимопомощь: у клиентов есть возможность помочь мне финансово, а у меня есть возможность помочь им в ведении хозяйства. Моя собственная семья сейчас не требует от меня много внимания, поэтому мой дом — это дом семей, где я работаю. 

   

иллюстрации: Даша Кошкина