Архитекторы Анастасия Чернышова и Сергей Колчин сначала открыли в Москве филиал люксембургского бюро, а потом поняли, что готовы начать работать самостоятельно. Их компания Le Atelier использует в своей работе метод предпроектного анализа:

перед созданием интерьера проводится исследование сферы, учитывается мировый опыт и собирается статистика. Это позволяет проектировать рестораны и офисы с функциональным дизайном. Сейчас оборот компании составляет 450 000 рублей в месяц.

 

Сфера деятельности

Архитектурное бюро

Дата старта

Июль 2011 года

 

Бюджет на запуск

0 рублей

Сайт

leatelier.ru

 

Анастасия ЧЕРНЫШОВА и Сергей КОЛЧИН

Основатели архитектурного бюро Le Atelier

Как всё начиналось

Анастасия:

Я архитектор, приехала из Казани в 2006 году, работала в московских архитектурных бюро, училась и преподавала на «Стрелке». В 2009 году мы стали сотрудничать с люксембургской архитектурной фирмой, а в 2010 году — открыли в Москве люксембургско-российское партнёрство. Мы работали как филиал люксембургской фирмы «Лё Бюро», старались внедрять в архитектуру энергоэффективные технологии, но как оказалось позже, московский рынок не был к этому полностью готов. В 2011 году зарегистрировали собственную компанию «Лё Ателье», чтобы заниматься проектированием домов и коммерческих интерьеров. Это был подходящий момент, чтобы начать свой бизнес. В Москве стали появляться проекты, которые являлись вызовом для нас как для маленького партнёрского бюро, но не были интересны им как большой фирме. 

Сергей:

Во время и после учёбы в МАРХИ и в Институте проблем современного искусства я работал архитектором, но мне всегда не нравилась организация процесса работы. Когда мы стали сотрудничать с Настей, то быстро поняли, что можем вместе создать что-то своё и делать работу более грамотно.

 

Первые клиенты

Анастасия:

Наш стартовый капитал — абсолютный ноль. Над первыми заказами работали дома. Искали клиентов, делали проекты, вкладывали деньги, и так снова и снова по кругу. Наш оборот — 450 000 рублей в месяц, которые мы тратим на зарплаты сотрудникам и реинвестируем в другие проекты.

Сергей:

Первые проекты мы делали по ценам гораздо ниже рыночных, чтобы наработать хорошее портфолио, выбирали, куда вкладывать силы. Очень часто бывает, что заказчик не считает нужным слушать архитектора, а в условиях, когда средняя продолжительность проекта шесть месяцев, это настоящая беда. Поначалу встречались с клиентами на объектах или в кафе, сейчас стараемся приглашать к себе в коворкинг для архитекторов и дизайнеров на Artplay: здесь много образцов и каталогов, которые можно предоставить заказчикам. Так клиенты становятся более лояльными и прислушиваются к мнению архитектора.

 

Le Atelier: Как московские архитекторы используют голландский опыт. Изображение № 1.

 

Ниша

Сергей:

Идея нашего бизнеса — вечная, и с годами она не изменится. Мы проектируем дома, малые архитектурные формы, занимаемся дизайном и, что не менее важно, контролируем исполнение проекта, то есть мы продаём проект плюс контроль. Своих строителей у нас нет — мы отдаём проект строительной фирме со своими пояснениями. Для того чтобы построить что-то действительно качественное, нужен постоянный контроль со стороны архитектора, потому что строители часто не могут сами разобраться в чертежах. Наша главная задача — архитектура и дизайн хорошего качества для небольших объектов, от 300 до 2 000 квадратных метров. «Большие» архитекторы не работают в этой нише: им это неинтересно. А нас как раз привлекает этот вид работы.

Анастасия:

Наша особеннность в том, что мы применяем в проектировании методы глубокого предпроектного анализа. Это очень редко делают в России. На «Стрелке» в процессе учёбы и преподавания я хорошо усвоила голландский метод проектирования: до того, как заниматься непосредственно проектом, нужно исследовать то, что ты собираешься делать. Нужны статистические данные, обзор мирового опыта, прогноз развития той или иной сферы. Голландцы не приемлют подхода «я так вижу»: обязательно нужно объяснить, почему ты сделал именно так, а не иначе. Для того чтобы создать интерьер для ресторана, нужно понимать особенности и запросы аудитории, учитывать факторы расположения, концепцию заведения. Пространство — это вообще сценарий для жизни, в нём есть некий скрытый диктат. Если на кухне неудобно готовить, то человек перестанет готовить. Если место плохо спланировано, то человек просто не будет делать там то, что хотел бы. Если людям негде сесть друг напротив друга, то они перестанут разговаривать. И это особенно важно при проектировке общественного пространства, потому что если ты делаешь дизайн собственной квартиры, то делай как нравится: нравятся тебе золотые ламбрекены, так вешай их, а если делаешь общественное пространство, то надо учитывать вкусы людей.

 

Команда

Анастасия:

Когда дело начинает расти, появляется больше проектов и больше проблем. С одной стороны, надо искать ответственных помощников, что занимает большое количество времени. Время уходит и на общение с клиентами, на составление смет, расчётов и прорисовку чертежей. Не говоря о том, что надо продолжать придумывать и делать это в большем объёме. В какой-то момент начинаешь чувствовать себя не архитектором, а человеком-сороконожкой. В результате мы пришли к тому, что надо делегировать обязанности. Самая главная наша ошибка была в том, что сначала мы пытались делегировать творчество. Я думаю, что это вообще распространённая ошибка для всех людей творческих профессий. 

Сергей:

За этим скрывается важный психологический момент: когда ты занимаешься творчеством всю жизнь, то ты этот процесс хорошо знаешь. И у многих людей, которые начинают свой бизнес, как и у нас, есть такая иллюзия, что ты должен уметь всё делать сам: вести бухгалтерию, составлять договоры. И ты начинаешь нанимать людей на то, что ты умеешь сам, и пытаешься научиться тому, чего не умеешь. Из-за этого теряется смысл того, что ты делаешь, теряется творчество. Именно поэтому мы пришли к тому, что делегируем то, что сами не умеем. В команде нас шесть человек: бухгалтер, исследователь, три архитектора и менеджер. Сотрудников нанимаем, используя «метод перебора»: берём на одно место сразу нескольких человек и выбираем одного.

 

 

 

 

Конкуренция существует
не между качественными проектами, а между плохой архитектурой и хорошей. Бороться с плохой не надо,
надо просто продолжать делать хорошее

 

 

 

 

 

Конкуренты

Анастасия:

Если сравнивать с Европой, то конкуренции в сфере архитектурного проектирования у нас вообще нет. В Москве хороший дизайн делают всего 15 контор.

Сергей:

С конкуренцией в сфере архитектурного дизайна вообще интересная ситуация: тех, кто строит хорошо, и правда немного, но зато тех, кто делает плохо, — перебор. Так что конкуренция существует не между качественными проектами, а между плохой архитектурой и хорошей. Бороться с плохой архитектурой не надо, надо просто продолжать делать хорошее, тогда люди к этому привыкнут и больше страшное делать не захотят. Конкуренция в нашей области работает только нам на пользу и приносит новых клиентов: чем больше людей видят, что можно строить красиво, тем больше людей обращаются в качественные архитектурные бюро. Офисная недвижимость ежегодно пополняется на в среднем 800 000 квадратных метров, а ещё есть ремонты существующих площадей и переезды в связи с самыми разными обстоятельствами. Также в Москве почти 6 000 ресторанов и кафе, для которых срок службы ремонта составляет в среднем семь лет. Так что работы много, и всем её хватит.

 

Цены

Сергей:

Архитектурный проект — в целом вещь, конечно, затратная: необходимо оплачивать работу нескольких людей в течение нескольких месяцев. Однако разница между ценами в архитектурном бизнесе, если взять подешевле и подороже, минимальна: менее 1%. В этом бизнесе вообще не имеет смысла говорить, что у кого-то дорого, а у кого-то — дёшево. Допустим, люди хотят построить дом за 15 млн рублей, начинают искать архитекторов и выбирают тех, которые сделают проект на 70 000 дешевле, несмотря на то, что потратив чуть больше, можно было бы получить гораздо более качественный результат.

 

Планы

Анастасия:

В ближайшее время хотим сформировать свой полноценный отдел продаж, заполнить все те должности, которые нам нужны для оптимальной организации процесса, разделить архитектурный отдел на два подотдела — креативный и исполнительный. Делать это мы планируем очень постепенно. Новым этапом в развитии будем считать появление своего собственного офиса. Инвестиций у нашей компании нет и пока не предвидится. Недавно стали давать рекламу, но пока по ней откликаются только поставщики материалов и мебели, звонят и предлагают свои услуги, так что назвать её эффективной не можем, но продолжим экспериментировать.

 

Советы

 

Если ты постоянно придумываешь, придумываешь, придумываешь и у тебя это хорошо получается, то продолжай придумывать, а остальную работу оставь профессионалам в других областях.

Надо всегда соблюдать правило трёх вариантов. Клиенту надо дать выбор. Даже в мелочах. Один вариант не всегда способен удовлетворить заказчика и показать ему уровень вашего профессионализма.

Распространённая ошибка представителей креативной индустрии не в том, что они неправильно думают или плохо придумывают, а в том, что они плохо показывают, чего хотят. Коммуникация — это очень важная вещь. Нужно грамотно её простраивать и быть понятным.

Автор: Ксения Витюк

Фото: Тимур Аникеев