Журналист Анастасия Сухомлинова и фотограф Георгий Кеймах подружились во время учёбы на историческом факультете РГГУ. Оба увлекались историей Америки и фотографией и однажды увидели работы известного афро-американского фотографа начала XX века — Джеймса Ван Дер Зи, которому принадлежало популярное в Гарлеме фотоателье. Вдохновившись его творчеством, друзья захотели открыть фотостудию в Нью-Йорке. Так как эта мечта требовала значительных капиталовложений, а инвесторов поблизости не было, они решили начать с малого — с выездного фотоателье со старинными плёночными фотоаппаратами и мгновенной проявкой фотографий. Сначала они работали на городских мероприятиях, затем их стали приглашать на свадьбы, дни рождения и корпоративы. Постепенно фотоателье стало очень популярным среди московских эвент-менеджеров, для которых «Шипр» стал отличной альтернативой обычному фотографу с цифровой камерой. Сейчас предприниматели зарабатывают на одном мероприятии от 30 до 140 тысяч рублей.

«Шипр»

Выездное фотоателье

Дата основания: апрель 2012 года

Стартовый капитал: 30 000 рублей

shipr-media.ru

Как заработать на старинных фотографиях. Изображение № 1.

 

Анастасия Сухомлинова и Георгий Кеймах сооснователи

Мечта 

Идея создания фотоателье выросла из наших размышлений о том, какой должна быть идеальная фотография. Ещё до того, как мы увидели работы Джеймса Ван Дер Зи и влюбились в эстетику старого фотоателье, мы понимали, сколь многое потеряла современная фотография, перейдя с бумаги на экраны айфонов. Для нас снимок — это не только изображение, это реально существующий, осязаемый объект, артефакт. Настоящее фото можно взять в руки, смять, положить в альбом или повесить на стену. Сейчас фотографии недостаёт «физических свойств», и эта нехватка остро ощущается людьми. На Западе, например, очень развиты приложения, позволяющие заказать печать снимков с телефона. Стопку распечатанных фотографий, упакованных в коробочку, можно затем послать бабушке. Так фотографии возвращают себе функцию хранилища семейной истории. 

Фотоателье — это тоже про возвращение фотографии былой значимости. Это сейчас мы фотографируем по несколько раз в день ради развлечения, а когда-то поход в фотоателье был редким и важным событием в жизни человека, настоящим ритуалом. «Шипр» появился на свет как мечта о создании классического фотоателье в Нью-Йорке, лучше всего — в том же помещении, где работал Ван Дер Зи. Мы и сейчас об этом думаем. Но уже тогда, в марте 2012 года, мы понимали, что мечта — это одно, а реалии бизнеса — это совсем другое. Мы решили начать с малого.  

 

Начало

Мы всё развивали на свои деньги. Для начала купили редкий Polaroid 1967 года за 3 тысячи рублей и предлагали делать моментальные фото гостям фестивалей на «Флаконе» — мы были знакомы с организаторами. Фото тогда стоило 200 рублей, и делали мы это не для того, чтобы много заработать, а чтобы рассказать о своём существовании потенциальным клиентам. Затем мы купили старинную деревянную крупноформатную камеру за 14 тысяч и самостоятельно сделали из чемодана переносную мини-проявочную. С этим оборудованием мы стояли во время летних городских фестивалей и просто по выходным на Патриарших прудах, на ВДНХ, в усадьбе Кузьминки.

 

 

По-настоящему стопроцентным попаданием в аудиторию стала точка на Патриарших. Там практически каждый прохожий интересовался, чем мы занимаемся. Подходили, брали визитки, спрашивали, не можем ли мы поснимать на их праздниках. Для выполнения этих заказов потребовалось купить осветительные приборы. Всего за первые несколько месяцев мы потратили на технику порядка 30 тысяч. Деньги на покупку следующего оборудования мы брали из заработанных на съёмках. 

 

 

Для себя мы решили, что наша задача — начать работать на частных мероприятиях. Всем старым и новым знакомым мы рассказывали о том, что у них есть возможность пригласить нас на свой праздник. Количество заказов росло как снежный ком — те, кто видел нас на одном мероприятии, запоминали нас и приглашали на свои собственные. Всё это время было для нас периодом поиска, экспериментов и отлаживания механизма работы. Дело в том, что старинная техника довольно специфична и не рассчитана на обслуживание большого потока людей. Тогда мы соглашались на совсем небольшие мероприятия — человек на 20. Нам потребовалось полгода, чтобы «доработать» техническую сторону: модифицировать осветительные приборы, подобрать химию для стабильного качества проявки, разработать новые сменные кассеты вместо неудобных деревянных, найти реквизит для тематических съёмок и многое другое.    

 

Как заработать на старинных фотографиях. Изображение № 2.

 

 

Техника и реквизит

Сейчас у нас четыре полных комплекта оборудования. Это необходимо: очень часто «Шипр» приглашают на параллельно идущие мероприятия, а если событие крупное, две фотозоны помогают избежать очередей. Стоимость каждого комплекта — 300–400 тысяч рублей. В него входит камера, штатив, осветительные приборы, оборудование для моментальной проявки, костюмы, столы, иногда тент. Всю нашу технику после покупки приходилось как-то модернизировать.

Покупка старинной техники во многом зависит от удачи; это странный рынок — похожие камеры могут стоит от 5 до 50 тысяч рублей. Однажды в магазине подержанных фототоваров мы случайно нашли переносную проявочную лабораторию 1942 года, которую использовали военные корреспонденты. Сначала мы даже побоялись спросить, сколько она стоит, — уж точно она нам не по карману! Через несколько дней вернулись и всё-таки спросили из любопытства. Оказалось, продавец был готов отдать её за бутылку и был счастлив, что она всё-таки сможет кому-то пригодиться.

Мы долго искали подходящий нам вариант света. В старинных фотоателье ослеплённые взрывом магниевых вспышек люди могли по 15 минут ничего не видеть. Постепенно мы пришли к тому, что нам нужны не вспышки, от которых люди щурятся, а постоянный свет прожекторов, одновременно очень яркий, но комфортный для людей. Мы сами делаем сменные кассеты из бумаги и пластика, потому что вставлять фотобумагу в аутентичную деревянную кассету занимает слишком много времени. Сами готовим химию, покупая в магазине отдельные составляющие.      

 

Как это работает

От организаторов мероприятий нам нужно совсем немного: пространство 3 на 5 метров и розетка — всё остальное мы привозим сами. Гости подходят, мы их фотографируем, а затем прямо на их глазах начинаем проявлять фотографии, весь процесс занимает не больше 10 минут, наблюдать за ним очень интересно. Это целое шоу, культурологический и технический экскурс, в процессе которого мы рассказываем, что происходит с изображением, а гости делятся воспоминаниями о том, как их родители проявляли фотографии в ванной. В час мы успеваем отснять около 30 человек.

Самая серьёзная проблема для нас — это очереди. И мы заранее просим организаторов как-то развлекать ожидающих. Если это серьёзное мероприятие, на которое гости приходят, красиво одевшись, они предпочитают фотографироваться в том, в чём пришли. На весёлых днях рождениях и корпоративах людям нравится переодеваться. Наша главная фишка — не цилиндры и веера, как можно было предположить, а крестьянско-пролетарский стиль. У нас можно одеться доярками, колхозниками, лавочниками — всем очень нравится. 

 

Как заработать на старинных фотографиях. Изображение № 3.

 

 

Цифры

Стоимость наших услуг зависит от того, сколько человек присутствует на мероприятии и требуется ли от нас дополнительная работа, например подготовить рамочки с брендом мероприятия, особенные декорации и костюмы. Минимальная цена — 30 тысяч рублей за час работы и 30 фотографий. Но сейчас мы уже редко работаем с такими небольшими заказами.

Средний ценник у нас — 60 тысяч рублей. Есть серьёзные мероприятия, за которые нам платят по 140 тысяч. График работы у нас очень необычный, скачущий. Всё зависит от сезона: лето и первые месяцы осени очень напряжённые, часто бывает по два-три события одновременно, ведь это сезон свадеб, презентаций и других городских мероприятий. В ноябре — передышка, во время которой мы чиним нашу технику. Декабрь — месяц корпоративов. Январь, февраль — интровертный период, а с марта всё начинается снова.  

 

Команда

В штате мы двое, а все остальные на аутсорсе. Это фотографы, стилисты, специалисты, занимающиеся починкой техники. На каждой точке работает по два человека. Бывают дни, когда нужно сразу 10 человек.

Мы не любим брать на работу профессиональных фотографов, занимающихся цифровой съёмкой, потому что для работы в фотоателье нужны немного другие качества. Здесь они должны знать, как правильно поставить свет, как работать со старинной камерой, но главное — это должен быть адекватный и общительный человек, который легко находит контакт с людьми и может интересно рассказать о процессе съёмки и проявки.  

 

Как заработать на старинных фотографиях. Изображение № 14.

 

 

Конкуренты и рынок

В Москве есть люди, которые, так же как и мы, увлекаются ретрофотографией и снимают на старые камеры, но ни одного из них нельзя пригласить на мероприятие и попросить сделать 100 снимков за два часа. Для них это не бизнес, а увлечение, они не хотят и не могут работать в таком режиме. 

Есть выездное фотоателье «Аттракцион», которое снимает на цифровые камеры. У них огромная коллекция замечательных костюмов, они тебя в них фотографируют, а потом присылают тебе фотографии. Мы с ними дополняем друг друга, только они идут от костюмов и весёлых идей, а мы — от технологии и аутентичности. 

 

Своя студия и Нью-Йорк

В наличии собственной студии у нас пока нет смысла, но у нас есть место, где мы храним всё наше оборудование. Конечно, мы бы хотели перейти от формата выездного ателье к классическому фотоателье в Камергерском переулке. Но это требует очень больших инвестиций. Сейчас мы готовим мини-версию такого фотоателье в Сочи, этим будет заниматься наша подруга, мы ей поможем. Всё-таки фотоателье в курортном городе имеет большой шанс на успех.    

Мы всё ещё не оставляем мечты о том, чтобы открыть фотоателье моментальной съёмки в Нью-Йорке. В отличие от России, где традиция походов в фотоателье была надолго прервана, в США спрос на эти услуги никогда не пропадал. Там есть очень много фотоателье с цифровой съёмкой, а таких, как наше, пока нет. Есть люди, которые интересуются технологиями моментальной проявки и старинными фотоаппаратами, но никто пока не делает на этом бизнес. Почему там выгодно этим заниматься? У нас в России не привыкли платить за услуги достойные деньги. За еду и одежду — пожалуйста, а за услуги — надо постоянно объяснять, почему они столько стоят. В США труд фотографа стоит очень дорого, от 5 тысяч долларов, одна аренда студии для одной съёмки может обойтись в 900 долларов. А в России мы на мероприятиях стоим где-то между булочками и клоуном. В США наша работа будет считаться действительно престижным делом.

 

 

Фотографии: Иван Анисимов