В Москве новый бум коворкингов. Теперь речь идет не про тихие антикафе, где можно провести пару часов наедине с ноутбуком, а про целые здания в центре столицы. В них работают сотрудники больших корпораций и IT-компаний, которые хотят «офис, как у Google, прямо сейчас». Их выбор скоро станет еще больше: в этом году все ждут прихода в столицу международной сети WeWork (официальных комментариев о дате и месте компания пока не дает).

The Village поговорил с уже работающими на московском рынке компаниями о том, почему коворкинги выгоднее офисов.

Коворкинг «Ключ» — с 2016 года в Москве появилось уже шесть таких мест с интерьером в стиле лофт

Антикризисное место

Сейчас в Москве порядка 120 коворкингов, около трети из них — сетевые. По словам Ирины Баевой, управляющего директора «Регус» в России (в Москве у компании 14 коворкингов), столичный рынок растет на 30 % в год. «После кризиса многие арендаторы стали съезжать или пересматривать арендные ставки, новые офисные здания не удается сдать по той цене, которая утверждена в проекте», — перечисляет она причины появления новых коворкингов в Москве. И рост продолжается.

На днях в паре шагов от метро «Менделеевская» откроется новый коворкинг «Таблица»: три этажа, кафе, ресторан, ивент-площадка и даже парк на крыше. Сначала девелоперы хотели отдать это здание под офисы, но после кризиса спрос на них снизился. Кроме того, рядом не было парковки, а строить подземный паркинг не позволяла проходящая под домом линия метро. Это делало объект менее привлекательным в глазах собственников и руководителей крупных компаний, которые привыкли ездить на работу на автомобиле.

Тогда собственники здания из группы компаний MIND стали искать альтернативу и увидели, что в городе не хватает качественных офисов для небольших команд: они вынуждены снимать помещения в зданиях НИИ, сидеть на съемных квартирах или в кафе. «Мы окунулись в стихию коворкингов и познакомились с интересными людьми, — рассказывает управляющий партнер группы Сергей Сикеев. — Захотелось создать пространство, где бы люди могли не только работать, но и общаться, знакомиться, дружить, отдыхать и обучаться».

 IT-компании хотят офис а-ля „Гугл“ здесь и сейчас и готовы платить деньги

Минусы тут же превратились в плюсы: у здания нет парковки, зато рядом метро; сложная каскадная планировка не позволяет разделить пространство на квадратные офисы, зато можно сделать общие зоны.

«Мы видим высокий спрос на офисы с отделкой и ремонтом, — говорит Сикеев. — Есть люди платежеспособные, например, IT-компании с иностранными инвесторами, они хотят офис а-ля „Гугл“ здесь и сейчас и готовы платить деньги».

«Труднее всего было разместить разные зоны и резидентов так, чтобы никто никому не мешал», — говорит исполнительный директор коворкинга Александр Распопин. Сейчас здесь есть и оупенспейс, и офисы для команд от четырех до 24 человек, и ресторанная зона, и зона отдыха, и место для проведения мероприятий. «Разве что бассейн на крыше решили не строить», — рассказывает директор.

Большая часть мест в «Таблице» занята еще до открытия. Цена вопроса — 19 тысяч рублей в месяц, вне зависимости от того, работает ли человек в коворкинге или вместе со своей командой в отдельном офисе. «Для офисного центра я не находил арендаторов, сделал коворкинг — и теперь все это пространство заполнилось жизнью», — радуется Сергей Сикеев.

«Рабочая станция. Парк Горького» — один из первых коворкингов с хорошим ремонтом и управлением

Временный офис

Ремонт здания «Таблицы» площадью почти 3 тысячи квадратных метров стоил 40 тысяч рублей за метр. Сеть коворкингов «Ключ» вкладывает в ремонт помещений намного меньше собственных средств — однажды получилось обойтись 3 тысячами рублей за метр. Иногда даже удается убедить хозяев помещений вложиться в ремонт и купить мебель в обмен на более высокую арендную ставку.

«Помимо пустых помещений, мы рассматриваем офисы, откуда выехали крупные арендаторы, и делаем там минимальную перепланировку», — рассказывает управляющий партнер «Ключа» Павел Федоров. Его компания вышла на рынок в 2016 году и за это время открыла уже шесть коворкингов.

«Мы одними из первых стали воспринимать коворкинги как бизнес, а не как занятие для души», — рассказывает Федоров. Раньше в Москве в основном были подвальчики и редкие проекты с хорошим ремонтом и управлением вроде «Рабочей станции» в Нескучном саду.

 Мы одними из первых стали воспринимать коворкинги как бизнес, а не как занятие для души

Помимо минималистичных интерьеров в стиле лофт, компания сделала ставку на работу с командами, а не одиночками. Сейчас на аренду отдельных офисов приходится 80 % выручки, которая в прошлом году составила больше 100 миллионов рублей. Недавно «Ключ» получил 150 миллионов рублей инвестиций от структур Игоря Рыбакова, Оскара Хартмана и Николая Каторжнова.

Офисы в коворкингах снимают не только стартаперы, но и давно работающие компании. Они предпочитают такой формат офисному центру, потому что здесь удобнее разместить проектную команду — не надо тратить время на поиск офиса для сотрудников, которым нужно проработать вместе всего пару месяцев.

Эксперимент по переводу части сотрудников в коворкинг в прошлом году проводил Альфа-банк. «Он прошел удачно, но этот опыт нельзя масштабировать», — говорит директор департамента цифровых решений банка Артем Молчанов. По его словам, удобно изолировать команду от внешнего мира, когда она работает над новым прототипом или тестирует гипотезу, — в этом случае общение с коллегами из других отделов будет мешать, и лучше посидеть в коворкинге. Но в остальных случаях, когда необходимо общаться с людьми из разных подразделений, удобнее работать в одном большом офисе. Сейчас отдельные команды периодически уходят в коворкинги. Место работы выбирают исходя из того, где оно находится: иногда удобнее снять коворкинг рядом с офисом партнера или с отделением банка. Но пользоваться их услугами приходится нечасто — пару раз в год.

Коворкинг WeWork в Берлине, где общее число коворкингов втрое больше, чем в Москве

Только начало

«По числу коворкингов Москва пока отстает от мировых столиц: у нас всего восемь коворкингов на тысячу жителей, в Берлине — 28, а в Нью-Йорке — 18», — говорит Ирина Баева из «Регуса». Новости о приходе такого крупного игрока, как WeWork, показывают перспективность рынка, считает она.

По словам гендиректора агентства S.A. Ricci Александра Морозова, главные требования к коворкингу — удобная локация и близость к метро. «Сегодня рынок пока не насыщен качественными коворкингами, для которых требуются помещения в хороших бизнес-центрах», — говорит он. По его оценке, в Москве есть примерно 600 тысяч квадратных метров подходящих и свободных площадей. Собственники помещений рады работать с такими операторами, так как они берут сразу большие площади в 500–2 000 квадратных метров и по хорошей цене.

«Со временем почти вся офисная недвижимость может перейти в формат коворкингов под управлением профессиональных операторов, — говорит Павел Федоров из „Ключа“. — Но у каждого будет своя ниша. Это как с отелями: есть дешевые, есть дорогие, есть бутик-отели, есть сеть „Мариотт“». По его словам, на рынке смогут работать и небольшие районные коворкинги, и специализированные места для любителей йоги или мам в декрете. Но все же максимальную отдачу дает сеть — его компания планирует открывать новые коворкинги в обеих столицах и в Европе.

«Экономика коворкинга работает эффективно только при наличии эффекта масштаба, если его бизнес-модель напоминает сеть Starbucks или „Шоколадницу“», — подтверждает стратегический консультант международной сети коворкингов Knotel Марк Фридлянд. По его мнению, рынок ждет консолидация. Он также считает, что со временем коворкинги станут более востребованы со стороны больших компаний. «Международные и российские компании, такие как Google или „Яндекс“, инвестируют огромные средства в создание офисов, похожих на коворкинги, а не на классические офисы», — отмечает он. Причина — желание сотрудников наслаждаться работой и офисом: «Молодые и талантливые работники могут жертвовать зарплатой ради того, чтобы работать в том офисе, который соответствует их ожиданиям».

Редакция благодарит Марка Фридлянда за помощь в создании материала


Фотографии: обложка, 3 — WeWork, 1 — Катя Закливенец, 2 — coworkstation