Соучредители дизайн-студии Charmer не хотят ассоциироваться только с дизайном медиа. В их портфолио есть интернет-магазины, персональный сайт композитора, сайт студии интерьеров и другие проекты. Однако внимание на себя Charmer обратила именно работой с крупнейшим новостным интернет-сайтом Lenta.ru.

После того как это издание обновило дизайн, студия получила сотни писем с угрозами и проклятиями от пользователей. Но вместе с ними пришли одобрение профессионального сообщества и пул независимых клиентов, которых привели не друзья друзей, а логотип Charmer в подвале главной страницы «Ленты».

 

Александр ГЛАДКИХ,  Андрей СТАРКОВ, Анастасия СОКИРКО

Соучредители дизайн-студии Charmer

Как начинали

Саша:

Я работал в куче разных компаний, начиная с Leo Burnett и других разных студий. Ушёл на фриланс, потому что надоело работать на кого-то: всегда возникали проблемы то с клиентами, то с коллективом.

Андрей:

Мы с Настей работали в компании, которая занималась дизайнами сайтов для фильмов, в один прекрасный момент она закрылась, а мы познакомились с Сашей и решили делать что-то вместе. Это было 2,5 года назад.

Настя:

Мы с Сашей вместе учились в «Британке». Втроём мы хорошо сработались и стали брать заказы на создание сайтов. Все стадии мы закрывали: я занималась брендингом, Саша — дизайном, Андрей — разработкой сайтов. У нас изначально не было намерения сделать собственную компанию, не было бизнес-плана. Но потихоньку мы начали выполнять заказы, они хорошо получались, и мы начали обсуждать название собственной студии.

Саша:

Первые полгода мы перебивались с трудом, арендовали малюсенькую комнатку. За это время мы сделали несколько небольших коммерческих проектов и два спецпроекта для Lenta.ru: «Страна, которой нет» и «Дни затмения». Мы придумали название для себя и сделали сайт-заглушку с примерами наших работ.


 

Первые проекты

Какой-то пул клиентов наработался благодаря связям из прошлого: друзья рекомендовали нас своим друзьям. В Lenta.ru нас позвала преподаватель из «Британки» Ирина Волошина. Тогда она была арт-директором «Афиши». Им нужно было быстро сделать два спецпроекта до конца года, мы начали работу в августе. После этого с заказами начали приходить люди, которые видели наш копирайт на «Ленте». Ситуация оставалась довольно сложной, нам всё ещё приходилось делать кучу неинтересных вещей не для того, чтобы положить в портфолио, а просто чтобы заработать денег. К тому же в первое время у нас не было никакого представления о том, как общаться с заказчиками, ведь раньше мы не занимались менеджментом. Только через полгода мы научились сами управлять своими проектами.

 

Charmer studio: Как фрилансеры ворвались на рынок медиадизайна. Изображение № 1.

 

Деньги и документы

Средняя стоимость заказа — 1 млн рублей. У нас нет жёсткого прайса, всё обсуждается индивидуально, ведь заказчик часто сам не представляет объём нужных ему работ. Самый крупный заказ — сервисный портал для охотников, сейчас в разработке. Он будет стоить порядка 1,5 млн рублей. Не всегда стоимость оценивается по сложности, потому что многие ресурсы, ту же Colta.ru, мы делаем из интереса и из-за того, что копирайт внизу страницы принесёт нам новых заказчиков.  

Когда мы начинали, у нас не было нормального договора. Мы скачали из интернета какие-то стандартные формы и стали брать с заказчиков, согласно своим представлениям об оплате, 50% цены заказа в качестве аванса и еще 50% после выполнения работ. Оказалось, это слишком рискованная схема: часто случалось так, что мы недополучали второй транш или у нас возникали кассовые разрывы. Когда мы несколько раз обожглись, пошли на консультацию к юристу, специалисту по работе с медийными компаниями. 

Мы разработали такую схему: большой заказ разбиваем на несколько этапов. Первый — дизайн-концепция, оплату нужно провести перед началом работы над этим этапом и сразу после сдачи. Второй этап — разработка ключевых страниц, дальше — вёрстка и программирование. Так рассчитываться удобно не только нам, но и клиентам. Они видят, что мы закончили определённую работу, подписали акт о сдаче и приступаем к новому этапу чётко по графику. В итоге деньги поступают более-менее равными частями, и есть возможность регулировать финансовый поток, планировать аренду, платить зарплату. Плюс это финансовые гарантии. К завершению проекта мы имеем небольшую сумму, которую нам должны. Конечно, проблемы ещё случаются, но их значительно меньше, и мы продолжаем совершенствовать наши документы.

 

Рынок и специфика работы

Ассоциироваться только с медийными проектами нам, конечно, не хотелось бы. Но по факту получилось, что ниша действительно полупустая и мы удачно вышли на рынок. На самом деле, нас очень расстраивает состояние рынка, хочется какой-то конкуренции, условная монополия всегда вызывает стагнацию. Можно ориентироваться на Запад, но у СМИ там куда больше ресурсов, и они куда более гибкие. То, что делают в своих спецпроектах New York Times или Guardian, нашим не снилось из-за бюджета. Обычно вопросы дизайна со своими медийными ресурсами компании решают силами своих работников, но, например, Colta.ru вынуждена обращаться к сторонним разработчикам. 

Мы знаем всего две компании, которые занимаются большими портальными историями: это «Монографик» и «Нота медиа». «Нота», видимо, не совпала с Lenta.ru по каким-то политическим взглядам, в отличие от нас. Для многих важна политическая позиция тех, с кем ты работаешь, а «Нота» делала сайт «Единой России», а следующий заказ взяла от «Эха Москвы». C «Монографиком», насколько нам известно, Lenta.ru начинала работать параллельно с нами, но предпочтение отдали нам. Наверное, сказалась наша заинтересованность: мы читали это СМИ лет восемь и очень хотели взяться за редизайн.

 

 

После редизайна «Ленты.ру» некоторые пользователи писали
нам трактаты, в которых желали нам умереть или заболеть раком. Но мы не переживали

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сайт своей студии мы сделали чуть раньше, чем запустилась новая «Лента». Мы хотели, чтобы люди, проходя по копирайту на сайте СМИ, находили не просто заглушку.

В первый день работы Lenta.ru наш собственный сайт лёг: на него зашли около 30 000 человек. Стали приходить сотни писем через форму обратной связи. Нам желали самых разных вещей: умереть, заболеть раком. Некоторые писали длинные поэтичные трактаты, состоящие из ругательств, из-за того, что мы сдвинули какую-то колонку на вторую навигацию, а человек привык читать её с первого экрана. Но мы не переживали. Когда люди желают тебе умереть, нет повода переживать. Тем более что негатива от профессионалов было очень мало, даже Лебедев ругал нас только за синий цвет гиперссылок. Сейчас приходят только хорошие письма: «Нам нравится сайт, сделайте такой же».

После редизайна «Ленты» мы получили запросов пять от медийных компаний. Часто получаем запросы от региональных изданий, но им, наверное, лучше обращаться к местным студиям: сравнивать московские и региональные бюджеты в большинстве случаев нельзя. 

В этот момент начал формироваться пул независимых заказчиков, которые узнавали о нас не по сарафанному радио через друзей, а по нашим проектам. В тот же период времени мы переехали в новый, более просторный офис и наняли менеджера по проектам, Кристину, она помогала и помогает справиться с потоком заказов. В общей сложности к сегодняшнему моменту мы сделали проектов 25.

У нас есть второе направление работы — дизайн интернет-магазинов. Работать с медийкой и е-коммерс куда интереснее, чем делать корпоративный сайт какой-нибудь компании, так как от дизайна напрямую зависит, сколько времени человек проведёт на сайте и сколько сделает покупок, если речь о магазине. Нам интересны разные проекты в сфере культуры, сейчас мы делаем городской портал про музеи, недавно участвовали в тендере британского консульства.

 

Планы

Пока нам очень нравится быть маленькой и очень мобильной компанией. Мы можем, например, уехать отдыхать на несколько месяцев и делать работу удалённо. Если мы начнём сейчас расширять штат, потеряем гибкость. К тому же придётся брать больше заказов, и мы уже не сможем выбирать только то, что нам интересно. Пока нам хочется расти профессионально: решать сложные задачи и делать полезные вещи.

 

 Фото: Тимур Аникеев