В рубрике «Где ты работаешь» The Village продолжает рассказывать про знаковые нежилые здания Москвы. В новом выпуске — фабрика «Большевик», построенная в XIX веке предпринимателем Сиу, пережившая национализацию в XX веке, а сейчас ставшая современным деловым комплексом. The Village пообщался с теми, кто занимает офисы со стенами из красного кирпича по соседству с кондитерской.

Фотографии

Анна Денисова

Кондитерская фабрика

Кондитерская фабрика появилась в начале современного Ленинградского проспекта в 1880-х годах. Французский предприниматель Адольф Сиу переехал сюда с Тверской улицы вместе со своим разросшимся производством. Фабрика была одним из первых в Москве электрофицированных предприятий, благодаря архитектору Оскару Дидио приобрела свой узнаваемый стиль — арочные формы и лаконичную краснокирпичную кладку.

Кондитерская фабрика выпускала до 2 тысяч наименований в 20 цехах: шоколадном, кофейном, карамельном, фруктоварном, мармеладном, пирожном и других. Именно здесь придумали печенье «Юбилейное», которое выпустили к юбилею дома Романовых. На фабрике также работали парфюмерные отделения, было свое общежитие, детский сад, больница и прачечная. После революции предприятие Сиу национализировали, и в 1924 году фабрика получила новое название — «Большевик». Его придумал В. И. Ленин — в память о том, что рабочие фабрики избрали его депутатом Моссовета.

В середине XX века «Большевик» стал одним из крупнейших кондитерских производств Европы. Фабрика выпускала печенье, пряники, вафли и торты. Архитектура производства претерпела изменения: перестроили третий этаж главного корпуса, демонтировали парадную лестницу со скульптурами, в 70-е годы достроили несколько непримечательных зданий.

В 1997 году контрольный пакет акций «Большевика» приобрела французская Danone, которая позднее продала фабрику концерну Kraft Foods. В конце 2010-х «Большевик» переехал во Владимирскую область, а комплекс приобрела девелоперская компания O1 Properties.

Реновация

Проект реновации территории разработало британское архитектурное бюро John McAslan + Partners, которое ранее занималось «Фабрикой Станиславского». Была восстановлена кирпичная кладка: те кирпичи, которые не подлежали восстановлению, аккуратно вынимали и заменяли новыми. Зданию вернули парадную лестницу, которая была здесь по задумке Оскара Дидио. Многие исторические детали оставили нетронутыми: в лобби первого строения можно увидеть своды Монье — уникальную технологию железобетонных перекрытий, характерную для архитектуры XIX века. Здесь же сохранились чугунные колонны, а чугунная плитка, которая лежала на полу в цехах, превратилась в элемент декора стен. Главной находкой архитекторов стал атриум, объединивший три здания.

В бывшем складе муки было решено разместить Музей русского импрессионизма с коллекцией предпринимателя Бориса Минца. «Здание круглой формы облицовано перфорированными металлическими панелями, которые отражают свет и выделяют его на фоне краснокирпичных фасадов „Большевика“. Такое решение было выбрано не случайно: свет и его оттенки играют важную роль в композиции полотен импрессионистов», — говорят архитекторы.

Бизнес-центр

Сегодня в «Большевике» разместился культурно-деловой комплекс. Часть зданий занимает бизнес-центр с офисами в стиле лофт, в одном находится музей, работает и кондитерский магазин. Недавно в одном из корпусов проходили гастроли испанского уличного театра Kamchatka — герои-мигранты обживали корпус фабрики и приглашали в гости зрителей. В конце этого года в нескольких корпусах «Большевика» разместятся настоящие жилые апартаменты.

Сейчас реконструированные корпуса «Большевика» заполнены на 70 %. По данным агентства недвижимости S.A. Ricci, арендная ставка составляет 35–40 тысяч рублей за квадратный метр в год. «„Большевик“ — один из немногих объектов, который всегда производит на арендаторов яркое впечатление (за счет архитектуры и нестандартного подхода к реконструкции). Сегодня в Москве пустует около 20 % офисных площадей, а офисы в „Большевике“ востребованы», — говорит директор департамента офисной недвижимости агентства Дмитрий Жидков. Риелторы также отмечают, что появление в составе офисных пространств музеев, театров, выставочных пространств становится тенденцией, приводя в пример «Большевик», «Красный Октябрь» и «Фабрику Станиславского». «Изначально предполагалось, что бизнес-центры на месте производств будут привлекательны для арендаторов из креативного класса: дизайнеров, представителей медиаиндустрии, стартапов и IT-разработчиков. Однако практика показала, что занять площади здесь готовы и крупные международные корпорации, и госкомпании», — отмечают в S.A. Ricci.

Александр Островский, генеральный директор O1 Properties, рассказывает, что, когда компания приобрела «Большевик», это была «типичная промышленная территория, закрытая для посещения». Историческая архитектура находилась практически на грани разрушения: кирпичная кладка была сильно повреждена, инженерные коммуникации не соответствовали нормам. «Работа с историческими зданиями осложняется тем, что очень сложно просчитать бюджет на начальном этапе. Нужно быть готовым к тому, что в процессе он возрастет на 20–30 %, — говорит Островский. — Для того чтобы накрыть пространство между тремя зданиями куполом, архитекторы John McAslan + Partners придумали сложную систему разветвленных колонн, которые полностью несут на себе тяжесть стеклянной крыши, ведь опускать ее на исторические фасады нельзя. Это решение потребовало порядка 5 миллионов долларов, но оно того стоило. Сегодня это вызывает вау-эффект».

Как правило, переговоры с потенциальными арендаторами «Большевика», так же как и в большинстве бизнес-центров класса А, ведутся при посредничестве брокера. Период обсуждения и заключения договора обычно занимает несколько месяцев, отмечают в O1, а помещения сдаются как в состоянии shell & core (под чистовую отделку), так и готовые к работе. Большинство существующих арендаторов в «Большевике» разрабатывали проекты дизайна офисов самостоятельно. Год назад офис консалтинговой компании A.T. Kearney получил Гран-при премии Best Office Awards.

Как здесь работается

Юлия Бочарова

офис-менеджер консалтинговой компании A.T. Kearney

Наша компания занимается стратегическим консалтингом: мы работаем с крупными предприятиями легкой и тяжелой промышленности, банками. Сейчас в московском офисе 50 человек. Консультанты могут работать как на проектах в России, так и в других странах: могут уехать в Европу на две-три недели, а могут проработать в Австралии или Дубае несколько лет, а потом вернуться обратно. Сотрудник может находиться в другой стране четыре дня в неделю, а в пятницу возвращаться в Москву — компания практикует work-life balance.

Я работаю здесь около шести лет, являюсь ассистентом директоров и офис-менеджером. В нашей компании ассистент — не тот, кто приносит кофе, мы активно сотрудничаем с клиентами. Вся корпоративная переписка ведется на английском, также у нас есть дресс-код: четыре дня в неделю это деловой стиль. Иногда мы завидуем соседям из рекламных компаний, у которых нет дресс-кода.

Мы переехали в этот комплекс в октябре 2015 года. Минусов работы в этом здании я не вижу, кроме того, что периодически в других офисах идет стройка. Из плюсов — большое пространство, внутренний дворик, куда можно выйти и проветриться. Не во многих бизнес-центрах есть такое место. Когда мы делали здесь ремонт, то постарались учесть аутентичную обстановку. Получилось свободное пространство в стиле лофт, без ненужных коридоров. В тим-румах сидят команды, занятые в проектах, в опенспейсе — ассистенты и другие сотрудники. Наши переговорные названы в честь российских поэтов. Для встреч с клиентами мы почти всегда используем наш офис. Для больших встреч можем объединить переговорные, заказать кейтеринг и отвести гостей в Музей русского импрессионизма. Конечно, все восторгаются зданием и офисом.

Все в компании стараются работать с 09:00 до 18:00, но бывают переработки. В офисе есть кухня, где консультанты, которые сидят до ночи или даже до утра, могут найти что-то для перекуса. По правилам компании, если консультант задерживается после 20:00, то может заказать еду из ближайших ресторанов и уехать домой после 22:00 на такси за счет компании.

Дорога от дома до офиса занимает у меня примерно полчаса, но я дольше иду до офиса, чем еду на метро. Выходить из комплекса на обед тоже бывает долго. В здании бизнес-центра есть столовая, кофейня Сup’N’Cup, кафе Monkey, но чаще всего обед я приношу с собой.

Артем Мухин

копирайтер рекламного агентства Saatchi & Saatchi

Я работаю в Saatchi уже шестой год: три раза уходил и возвращался. Не знаю, как так получилось. Вообще я историк — сначала учился в Кейптауне, где жил с семьей, потом в МГУ. Наверное, попасть в креатив легче с факультета рекламы, но я занимался переселением народов и пришел сюда постепенно. Когда вернулся в Россию в начале нулевых, как таковых копирайтеров еще не было. Люди в рекламе занимались и разработкой идей, и реализацией.

Наша креативная пара — это я и арт-директор Саша Любавин. Мы работаем вместе полтора года. Как правило, за один проект отвечает одна креативная пара, но все зависит от объема работы. Иногда практикуются трайбы — когда много креативных пар собираются на несколько дней, штормят, формулируют инсайты и придумывают идеи. Такие трайбы могут проходить в отеле, клубе, ресторане или в офисе с коллегами из Saatchi London. Мы объединяемся с командами Saatchi из разных стран на международных воркшопах. Бывает, что глобальная коммуникация, адаптированная под Россию, не работает — тогда ее тоже надо тюнить совместно.

Кто-то любит уединяться и сидеть в переговорке, особенно когда что-то придумывает. Мне же не особенно важно, что происходит вокруг. В целом тут достаточно тихо, чтобы работать. Мне кажется, сейчас все креативные агентства давным-давно занимают бывшие индустриальные пространства. Не знаю, может быть, псевдовикторианский кирпич так привлекает. Это точно не просто бизнес-центр, хотя тут есть и сугубо бизнес-арендосъемщики. Мне нравится, что это визуально интересное пространство. И еще есть внутренний дворик, куда можно выйти, что невозможно, если сидишь на 30-м этаже в Сити.

Елена Шарова

куратор просветительского отдела Музей русского импрессионизма

Раньше я работала журналистом, но давно мечтала о том, чтобы ритм жизнь был более осознанным. Хотя это только со стороны кажется, что в музеях сидят в шалях и тапочках и скучают. На самом деле нам хватает экстрима!

Я работаю куратором просветительского отдела: придумываю программы — мастер-классы, курсы лекций об искусстве и русском импрессионизме — для детей и взрослых. Например, недавно у нас была лекция Алексея Петухова, хранителя коллекции импрессионизма в Пушкинском музее, а скоро будет лекция главы «Сотбис» в России Ирины Степановой о современном коллекционировании.

В зале основной коллекции можно увидеть «Венецию» Кустодиева, «Открытое окно» Серова, новые вещи Коровина и произведения других художников, которые пусть не на слуху, но очень интересны. Сейчас у нас открыта выставка «Увлечения. Личная коллекция Владимира Спивакова». Он страстный коллекционер: что-то ему дарят, а что-то он приобретает сам. Советую обратить внимание на работы мастеров подстекольной живописи XIX века.

У нас нет проблем с тем, чтобы привлечь аудиторию. Человек приходит сюда и, помимо коллекции импрессионистов, получает огромный бонус в виде красивой архитектуры и модного пространства. К нам приходят целые семьи, которые успевают сходить в музей, пообедать в деловом центре и провести время на открытом воздухе. И сами сотрудники «Большевика» — наши частые гости. Здесь запросто можно провести целый день. Мне кажется, в районе «Белорусской» это вообще самое приятное место.

Ольга

продавец кондитерской «Венский цех»

Еще при Адольфе Сиу цех получил свое название в честь пирожных «Венские», тогда эта продукция была недоступна простым людям. Сейчас «Венский цех» стал самостоятельной компанией, но мы продолжаем работать по советской рецептуре, используем натуральные ингредиенты.

Большинство людей пробуют импортное, но возвращаются к нам. Ностальгия потому что. Под Новый год и другие праздники тут такие очереди стоят! Очень много постоянных клиентов, а самый популярный торт — «Идеал». То, что появился бизнес-центр, хорошо. Приходят молодые люди, приводят своих друзей, которые, может, и не знали о существовании «Большевика».