В рубрике «Где ты работаешь» мы рассказываем про знаковые нежилые здания Нижнего Новгорода. В этом выпуске — отделение банка, которое разместилось в бывшей старообрядческой церкви на улице Минина.

The Village узнал, почему «свято место пусто не бывает», как уцелели библейские фрески в советском детприемнике и какие эмоции испытывают люди, вершащие пред ликами святых дела светские.

Фотографии

Илья Большаков

«Домовая старообрядческая церковь»


Дата постройки: 1865 год

Общая площадь: более 80 кв. метров

Архитектор: неизвестен

Авторы проекта реконструкции:
«Архитектурное бюро «БЛиК»

Количество сотрудников: 70 человек


История

В первой половине 1860-х годов городские власти разделили квартал в начале нынешней улицы Минина на несколько отдельных участков и продали под застройку частным лицам. В 1865 году купец Иван Дурбажев возвел каменный двухэтажный дом, а позже выкупил соседнюю пустующую территорию, выходящую на набережную, и таким образом сложилась единая усадьба, менявшая владельцев до 1912 года, пока ее не приобрел нижегородский купец Дмитрий Васильевич Сироткин.

На месте здания со стороны набережной к 1916 году строится особняк в стиле неоклассицизма по проекту молодых архитекторов братьев Весниных, в котором сейчас располагается Нижегородский государственный художественный музей. Владелец же усадьбы, судостроитель, изобретатель и городской голова, кроме прочего, принадлежал к ревностным старообрядцам и издавал журнал «Церковь». Поэтому здание, выходящее фасадом на улицу Минина, Сироткин решает реконструировать под домовую старообрядческую церковь, что в то время вызвало немало сопротивления представителей господствующей церкви. Однако к 1914 году работы в части здания, где расположилась молельня, успешно завершаются: на втором этаже появляются своды, расписанные в манере палехских мастеров, а также возводится звонница с четырехгранным шатром.

В таком виде дом существовал до революции, в 1918 году в нем разместился Второй детский приемник, в 1930-е — художественный техникум, а еще позже его приспособили под жилье, точнее — под коммунальные квартиры.

Все, что сохранилось с дореволюционных времен внутри и представляет историческую ценность, — это те самые расписные своды молельни, уцелевшие чудом даже при Советской власти только потому, что были в какой-то моменты закрыты деревянным подшивным потолком и успешно забыты. После расселения коммуналок в 1998 году здание включают в Список вновь выявленных памятников истории и культуры и даже поднимают вопрос о его передаче государственному художественному музею, но шанс был упущен, здание перешло в руки частного лица, и в 2002–2003 гг. его отреставрировали, заново возвели вертикаль звонницы, расчистили росписи свода и разместили арендаторов — коммерческий банк ВТБ24.

Как устроено здание сейчас

Кроме фасадов, внушительную историю дома почти ничего не напоминает. Внутри располагаются стандартные офисы, по новому назначению используется и молельня — пространство разделено перегородками под переговорные и кабинеты, и все выглядит довольно обычно, но только до того момента, как клиент или работник банка поднимает взгляд вверх.

Как здесь работается

Наталия Елистратова

управляющий директор банка ВТБ24 по ипотечному кредитованию


Что удивило больше всего и к чему я долго привыкала — это акустика помещения: слышен любой шепот из другого конца зала

Я курирую работу ипотечных подразделений Нижегородского региона, работаю в банке уже больше шести лет, и до недавнего времени мой кабинет находился в этом здании. Что удивило больше всего и к чему я долго привыкала — это акустика помещения: слышен любой шепот из другого конца зала. Работается здесь прекрасно, клиентам не приходится скучать в очереди к специалисту — все рассматривают потолки, кто-то ищет информацию в интернете или позже расспрашивает сотрудников. Для нас эти вопросы уже стали привычными: откуда это, почему не закрашено? Некоторые, конечно, возмущаются и обвиняют нас в кощунстве.

Статус здания на нас накладывает определенные ограничения, точнее в большей степени даже на наших арендодателей, иногда приходит специальная инспекция, курирующая сохранность подобных объектов. Но всем, что необходимо для работы, мы обеспечены: без ущерба для помещения подвешены светильники, установлены перегородки. А в других кабинетах все совершенно стандартно и современно, там никакой исторической ценности не осталось.

В целом расположение здания подкупает: самое сердце города, в обед можно дойти до Кремля или прогуляться по набережной с чудесным видом, вдохновиться или расслабиться. По соседству — усадьба Рукавишниковых.

Артем Галиуллин

эксперт по работе с партнерами


Здесь рушатся стереотипы, ты вроде бы занимаешься своей работой, но стоит поднять глаза к потолку,
и возникают другие эмоции

Я устроился в ВТБ24 всего четыре месяца назад, мое рабочее место как раз под этими сводами. Эмоции от попадания в здание весьма двоякие. Когда ты приходишь в банк, ожидаешь увидеть людей в строгих костюмах и традиционный офис, каким мы его себе представляем. А здесь рушатся стереотипы, ты вроде бы занимаешься своей работой, но стоит поднять глаза к потолку, и возникают другие эмоции. Хотя это помогает установить первый контакт с клиентом. Тема животрепещущая, почти у всех первый вопрос совсем не об ипотеке, а о потолке, его истории и дальнейшей судьбе.

Я живу в Канавинском районе, раньше работал в Автозаводском, и месторасположение офиса для меня особой роли не играет, а вот непосредственная близость к объекту культурного и духовного наследия вызывает гордость. У меня все-таки есть возможность наблюдать его прямо во время рабочего дня. Когда я рассказываю, что мы выдаем ипотеку под библейскими сюжетами, люди удивляются и проникаются интересом. Мне самому было любопытно, почему изображения распределены именно так, чем обусловлено зонирование. А знакомые напрашивались в гости или требовали фотоподтверждения, так как не верили, что у нас действительно такой офис.

Яна Давыдова

главный менеджер Центра ипотечного кредитования


Удивительно, но за несколько лет помещение не приелось и по-прежнему вызывает колоссальные чувства

Я первая, кто встречает клиента и слышит все восторженные возгласы и вопросы. Работаю на этом этаже три года, раньше мой офис был этажом выше, но там все скромно и обычно. Удивительно, но за несколько лет помещение не приелось и по-прежнему вызывает колоссальные чувства, стоит задуматься и поднять голову — из раза в раз находишь какие-то новые, ранее не замеченные фрески, детали, это интересно и вдохновляет на работу, когда грустно или тяжело. Дело даже не в мотивах, а в исполнении — днем здесь очень красиво играет свет и переливается золото. А уж если солнечно — зрелище поистине завораживающее. Знакомые иногда заходят сфотографировать, ведь в Центробанк, куда бы мне тоже очень хотелось заглянуть, так просто не попадешь, а к нам все-таки можно. Но, безусловно, необычное здание, особенно для такого вида деятельности.