Главное здание МГУ — одна из семи сталинских высоток. Но идея передать советский небоскреб студентам возникла не сразу: изначально в высотке на Ленинских горах хотели разместить гостиницу и квартиры. В 1948 году Иосиф Сталин подписал указ о строительстве нового здания для Московского университета. Автором проекта вначале стал архитектор Борис Иофан, благодаря которому в Москве появился Дом на набережной и станция метро «Бауманская». Он спроектировал здание в виде гигантского постамента: по задумке архитектора, наверху должен был располагаться монумент Михаилу Ломоносову.

Спустя несколько месяцев Сталин отстранил Иофана от работы над университетским зданием. Заново созданную проектную группу возглавил архитектор Лев Руднев. Проект доработали, решив завершить здание шпилем с пятиконечной звездой. Архитекторы старались подчеркнуть советскость здания: шпиль, звезда и колосья, скульптуры рабочих с молотами и колхозниц с серпами. Однако новая доминанта Ленинских гор все равно вышла похожей на небоскреб Муниципальное здание Манхэттена в Нью-Йорке.

Все московские высотки были заложены в день 800-летия Москвы — 7 сентября 1947 года. Во время строительства студенты могли посмотреть, в каких условиях будут жить: на стройке работали первые советские шоу-румы. Об этапах строительства сообщали оригинально: по праздникам в самой высокой точке возведенного здания зажигали звезду. Сначала на шестом этаже, потом на 12-м, 20-м и 26-м. 1 сентября 1953 года студенты пришли учиться в новое здание. The Village побывал в МГУ в начале очередного учебного года и узнал, как здесь работается и живется.

Фотографии

Юлия Спиридонова

Расположение: Ленинские горы, 1

Годы постройки: 1949–1953 годы

Архитекторы: Борис Иофан, группа Льва Руднева

Что здесь находится сейчас: ректорат, географический, геологический, механико-математический факультеты, Музей землеведения, ОВД, филиал поликлиники, почта


Как здесь работается

Екатерина Лаптева

научный сотрудник Музея землеведения МГУ

Про себя

Можно сказать, что я практически родилась в университете — мои родители работали на научной станции МГУ по изучению лавин в Хибинах. Пять лет мы жили на Кольском полуострове, а потом уехали в Москву. Здесь получили кооперативную квартиру в одном из двух университетских домов в Коньково, где я до сих пор живу. Сама училась в МГУ, окончила географический факультет по специальности «Картография». Раньше до университета можно было добраться за полчаса, сейчас путь занимает больше — приходится менять три автобуса и метро. Но это настолько привычный путь, что я с закрытыми глазами его могу пройти.

В музее землеведения я работаю с 1991 года. Пришла сюда на должность картографа: делала музейные карты, оформляла большие стенды, еще у меня хорошо получалось вести экскурсии. Так что уже почти 20 лет каждый день что-то рассказываю школьникам и студентам.

Про работу

По постановлению правительства 1948 года, которое было подписано Сталиным, в Главном здании было предусмотрено создание музея. За два года почти 700 ученых, академиков, профессоров создали и оформили это удивительное место. В Главном здании учатся только три факультета: геологический, механико-математический и географический, а музей занимает семь верхних этажей. Чаще всего я работаю на 24-м, 25-м или 32-м этаже — иногда мы почти касаемся облаков, настолько это высоко.

Я всегда прихожу на работу с радостью, здесь мне очень комфортно. К нам почти каждый день приходят заниматься студенты: изучают коллекцию почвенных монолитов, геологические образцы, гербарии, карты. Тут даже мебель приспособлена для занятий групп. Еще к нам приезжают школьники. Темы экскурсий самые разные: природа материков, океаны, растения, почвы. Музей сделан по принципу гиперссылок: одна тема как бы переходит в другую, раскрываясь и углубляясь. А вот без организованной группы попасть к нам можно только во время фестиваля науки Nauka+0.

Моя работа — это оформление экспозиций, подготовка выставок и проведение экскурсий. Но ни один день не похож на другой — настолько разные материалы, факультеты и гости. На обеденный перерыв предпочитаю ходить в студенческую столовую в секторе Б или в диетическую. Но иногда выбраться просто некогда, поэтому пьем чай с коллегами. Иногда покупаю домой знаменитые университетские пирожки. Здесь есть и другие магазины, при необходимости пользуюсь аптекой и домом быта.

Про место

Мне приходится много ходить по зданию, я знаю, где находятся самые красивые и самые уютные места. Очень люблю аудитории географического факультета, залы библиотеки. В читальном зале на шестом этаже, например, до сих пор работают лампы с зелеными абажурами, как в Ленинке. В актовом зале на втором этаже мне нравится мозаика в римском стиле художника Павла Корина, который участвовал в оформлении самых красивых станций метро. На входе в здание со стороны дворца культуры стоят скульптуры юношей и девушек. Один юноша держит в руках книгу, и только этим летом я прочитала, что написано на обложке. Думала, что он держит учебник физики, а оказалось, там написано «Ленин». Кстати, символов советской власти здесь очень много. Это крошечные звездочки на ручках дверей, где их почти никто не видит. На барельефах изображены рабочие и студенты. Еще здесь очень много симметрий и символов естественных наук. Это физические и химические приборы, кристаллы минералов, глобусы. С четырех сторон здание украшают гербы из стали, за одним из них находится гнездо нашего знаменитого сокола.

Все большое, что есть в этом здании, заносили при постройке. На 20-х этажах в музее есть чучело лося, думаю, его сюда поднимали через окна. Хотя есть и грузовые лифты. Кстати, в здании около 60 лифтов, и когда в начале 2000-х их меняли на новые, нам почти два года приходилось часть этажей подниматься пешком. И ничего, никто не жаловался. Мы все равно проводили экскурсии, хотя дорога наверх занимает почти час.

Соколов сапсанов завезли сюда больше десяти лет назад, но в итоге осталась одна пара, которая вывела в этом году трех птенцов. Семейству здесь очень нравится, несмотря на лазерные шоу и стритрейсеров. Иногда сокол летает мимо нас. Вообще через Главное здание МГУ пролетает много птиц — здесь зеленая зона Москвы, они иногда садятся отдохнуть на наш балкон.


Все большое, что есть в этом здании, заносили при постройке. На 20-х этажах в музее есть чучело лося, думаю, его сюда поднимали через окна

Сергей Слободов

заместитель директора Музея землеведения

Про себя

В 1995 году я поступил на биологический факультет МГУ. В 2000-м стал дипломированным зоологом, потом защитил кандидатскую диссертацию. Круг моих интересов в зоологии составляют медузы и полипы. Ими я и занимался будучи студентом и аспирантом. В музей пришел как научный сотрудник, но вот уже семь лет занимаюсь чисто административными делами — вся текущая жизнь музея замыкается на заместителе.

Я работаю на 26-м этаже. Каждый день пользуюсь столовой. Их в Главном корпусе как минимум пять. Есть профессорские и студенческие, обычные и диетические. Мы с моими друзьями с биофака стараемся регулярно вместе обедать — собираемся и общаемся.

В Главном корпусе есть практически все: и прачечные, и столовые, и магазинчики. Здесь вполне можно прожить, не выходя, не одну неделю. Я иногда пользуюсь ремонтом одежды. Не так много, как хотелось бы, посещаю бассейн — можно прийти в семь утра и поплавать перед работой.

Про место

Выше нашего музея только шпиль. Музей расположен на большой высоте, и с этим связано несколько особенностей. Первая трудность — просто сюда попасть. В Московском университете есть даже специальная служба вертикального транспорта, которая заведует всем лифтовым хозяйством. Когда люди приходят в Главный корпус, то сразу сталкиваются с вопросом, как попасть на тот или иной этаж. Надо не заблудиться, поскольку все лифты распределены по маршрутам. К нам ведут только два лифта.

Следующая особенность — сложные инженерные коммуникации. И ими тоже занимается отдельная служба. Могу сказать, что практически все здесь аутентичное. Конечно, пожарная сигнализация, например, современная, но еще сохранились старые красные кнопки вызова диспетчера. Вообще инженерные коммуникации сделаны достаточно интересно. Жаль, что не действует централизованная система пылеудаления, хотя в стенах до сих пор есть порты для подключения к пылесосным шлангам. Не действует и общая система поддержания температуры в здании. Хотя я точно не знаю, как она была устроена, в некоторых кабинетах еще можно увидеть специальные устройства.

Инженерные коммуникации занимают большие пространства. И над нами, и под нами есть целые технические этажи. Из других недоступных помещений — подвал под зданием. Самый глупый слух — о том, что в фундаменте заложены морозильные установки для заморозки грунта. На самом деле помещения там были оборудованы на случай чрезвычайных ситуаций. В 50-е годы была устроена целая система жизнеобеспечения, правда, не знаю, может ли она работать сейчас.

Интерьеры тоже аутентичные. Мы стараемся их оберегать. Например, под моими ногами паркет 1953 года. Все это радует глаз: неважно, в каком настроении приходишь на работу, это всегда успокаивает и приводит в равновесие.


Все это радует глаз: неважно, в каком настроении приходишь на работу, это всегда успокаивает и приводит в равновесие

Марина Кузнецова

замдиректора по производству комбината питания МГУ

Про работу

Я попала сюда очень давно. Сначала была технологом и заместителем заведующей шестой столовой, потом стала заведующей восьмой столовой, потом стала отвечать за весь комбинат питания. Он устроен очень интересно: это 13 столовых и 12 буфетов, которые находятся в разных учебных корпусах. Есть отдельные столовые для профессорско-преподавательского состава.

В целом у нас одинаковый ассортимент блюд. Немного отличается только диетическая столовая — там в рационе обязательно присутствует отварное мясо, птица, бульоны и супы. Но вообще мы люди творческие и не работаем строго по сборнику рецептуры. Каждый завпроизводством вносит свою лепту. Часто у нас проводятся дни национальных кухонь.

Я живу далеко от МГУ и добираюсь до работы на автомобиле. Рабочий день у меня ненормированный. Если проходит какое-то мероприятие, то можем и в шесть утра начать. Кстати, медовуху в День студента тоже готовим мы. Это целая история. Мы берем за основу рецепт с разными травами, который нам в свое время привез из Германии Виктор Антонович Садовничий. Начинаем готовить ее за два-три месяца.

У комбината есть сайт, где мы рассказываем студентам о новостях — что придумали новое пирожное или другие блюда. Инициативная группа МГУ регулярно встречается с нашим директором. Поэтому все вопросы, в том числе недовольства, решаются в рабочем порядке.

Про место

Университет — это целая жизнь. Я провожу здесь каждый день с утра и до позднего вечера. Я не работала в других комбинатах питания, но знаю, что, раз попав в университет, уйти отсюда очень сложно. И не я одна это говорю. Мое любимое место здесь — восьмая столовая около спортплощадки. А еще Ботанический сад. В пору цветения сирени или пионов просто глаз не оторвать.


Я не работала в других комбинатах питания, но знаю, что, раз попав в университет, уйти отсюда очень сложно

Как здесь живется

Константин Романенко

аспирант факультета почвоведения МГУ

Про себя

Первый раз я попал в МГУ в восьмом классе в день открытых дверей. Я не очень хорошо помню детали, но помню, что был впечатлен: мрамор, дубовые панели, большие помещения. Уже тогда я обозначил родителям свою цель. Я хотел поступать на химфак, но туда не прошел. В итоге поступил на почвоведение.

Первые два года учился в Главном здании раз или два в неделю. А дальше бывал здесь только по каким-то административным нуждам, не так уж часто. После окончания специалитета решил пойти в аспирантуру, но поступил только с третьего раза. Все это время работал и работаю минимум на двух работах: сейчас я еще и инженер в межкафедральной лаборатории электронной микроскопии на биофаке.

Про место

Аспирантов обычно селят в общежитие Главного здания МГУ. Вообще Главное здание — это на 80 % жилые помещения и только на 20 % — учебно-научные. И поэтому, когда всякие гады, которые любят стритрейсинг, начинают в два часа ночи звенеть шинами, это ужасно всех бесит. Мы, конечно, вызываем полицию, но это не помогает.

В аспирантской комнате живут два человека. Это такие «гробики» 3,3 метра в высоту и площадью восемь квадратных метров. Там помещается стол, два стула, кровать, секретер, встроенный шкаф. В блоке на две комнаты есть душевая и туалет.

Самое ужасное — это площадь комнаты. Тараканы есть, но их не так уж много. Бывает грибок в ванной на потолках. Еще есть специфический запах Главного здания. Это смесь запаха горелой проводки и гнилой фанеры. Мы его уже не чувствуем, хотя все остальные чувствуют. Я стараюсь всю одежду хранить в шкафу — так она не сильно пропитывается, но легкий флер все равно остается.

Периодически комнаты проверяет начальник участка. Смотрит, есть ли крошки на полу, помыта ли посуда, выброшен ли мусор. Если есть систематические замечания, то пишется записка на факультет. Там тебя журят.

Все это компенсирует стоимость: проживание стоит 3 тысячи рублей в год. Но есть условие: аспирантам обязательно нужно посещать пары. При этом успевать работать: стипендия составляет 7 тысяч рублей, и многие трудоустраиваются инженерами или лаборантами в МГУ или другие институты, занимаются репетиторством.

В Главном здании действительно можно жить, не выходя наружу, если найти внешние источники финансирования. Здесь есть столовая, прачечная, ларьки со сладостями, бассейн, парикмахерская. Если бы еще «Ашан» на территории открыли, было бы очень удобно. Хотя хлеб, молоко, фрукты можно купить и в местных магазинах.

Мое любимое место в МГУ — Оранжерейный корпус. Я работаю в нем, и, чтобы добраться от дома до работы, мне нужно 15 минут. Выйти, спуститься, пройти через внутренний двор и чуть-чуть по улице.

Как правило, фестивали света или другие масштабные мероприятия на территории МГУ проходят в выходные дни. Поэтому в субботу и воскресенье я стараюсь здесь не появляться. Это вопрос комфорта. Когда вокруг твоего дома собирается куча народа, это никому не нравится.


Есть специфический запах Главного здания. Это смесь запаха горелой проводки и гнилой фанеры. Мы его уже не чувствуем, хотя все остальные чувствуют