В начале мая на вечернем шоу Конана О’Брайена главный американский стендапер Луи Си Кей рассказал о необычном педагогическом приёме. Комик, удручённый тем, что даже наедине со своими детьми он не может оторваться от телефона, попросил дочь установить защитный код, ограничивающий ему доступ в интернет. Благодаря этому он смог больше времени уделять своим детям и быть внимательнее рядом с ними.

The Village решил повторить эксперимент. На несколько дней редактор Юля Ельцова должна была отказаться от телефона в своё нерабочее время, пока рядом с ней находилась её дочь Амелия. Вот что из этого вышло.

  Юля Ельцова: Условие эксперимента — не пользоваться телефоном, когда играешь с ребёнком — не то чтобы какой-то особый вызов. Вообще-то, в теории так и должно быть, но на практике всё иначе. Почти все родители на детской площадке сидят в своих смартфонах, лишь одним глазом поглядывая за детьми. А дома мамы и папы вроде бы находятся рядом с ребёнком, а на самом деле — глубоко в социальных сетях. Если честно, я не вижу в этом какой-то катастрофы, только повод задуматься.

Сама я мало отличаюсь от большинства: часто, пока моя дочь Амелия играет, я изучаю, какие снимки друзья выложили в инстаграм за день, рассеянно угукая на все её реплики. Бывает, Амелия строго велит отложить телефон, и тогда я минут 20 участвую в её игре, после чего телефон чудесным образом снова оказывается у меня в руке.

Тотальный отказ от соцсетей и мессенджеров по вечерам не вызвал у меня ожидаемой ломки. Приходя домой, я доставала свой смартфон из сумки и оставляла в прихожей. В первый день я совсем не трогала телефон и (видимо, желая компенсировать упущенное) старалась больше, чем требовалось, участвовать в играх дочери. В итоге мы прочитали за вечер три детские книжки вместо одной, но глобально ничего не изменилось: я просто сидела рядом и наблюдала за игрой Амелии, только без телефона.

Ближе к вечеру второго дня я решила узнать погоду на предстоящее утро, забыв про запрет. А где погода, там и инстаграм — очнулась минут через пять. Третий день прошёл почти без срывов: только один раз пришлось ответить на сообщение.

Сначала я думала, что познаю какую-то великую истину, отказавшись от привычки утыкаться в телефон при дочери. Но ничего кардинального со мной не произошло. Наоборот, я вспомнила, как спасал телефон, а скорее даже социальные сети, когда Амелия была совсем маленькой. Почти все молодые мамы оказываются после рождения ребёнка в социальном вакууме (хотя, конечно, бывают и исключения: такова героиня нашего недавнего материала). Вот и я оказалась. Я целые дни проводила наедине с ребёнком и, если бы не возможность подсматривать за знакомыми через фейсбук и инстаграм, честное слово, я бы сошла с ума. Уверена, что злая мать, изолированная в четырёх стенах, в сто раз хуже матери с телефоном в руке. Если бы в 80-х у моей мамы тоже был фейсбук, её материнство явно стало бы повеселее и это наверняка хорошо бы сказалось на нас с сестрой.

Любой специалист по детской педагогике скажет, что детей не нужно воспитывать, потому что они копируют поведение взрослых. Лучше воспитывать самих себя

Но когда такого социального вакуума давно нет, всё-таки нужно знать меру: родители и так целый день сидят на работе в обнимку со всеми возможными гаджетами и видят ребёнка только по вечерам. Любой специалист по детской педагогике скажет, что детей не нужно воспитывать, потому что они копируют поведение взрослых. Лучше воспитывать самих себя. Поэтому, когда вы начнёте отбирать у своего ребёнка планшет, это будет как-то нечестно. Почему вам можно, а ему нет?

Сознаюсь. Не очень продолжительное время у Амелии был собственный планшет с мультиками, книжками, интерактивными азбуками и развивающими играми. Сперва мы с мужем умилялись, как ловко она с ним управляется. Но потом забеспокоились: ограничить доступ к планшету катастрофически сложно, а ребёнок сам ни за что от него не откажется и будет играть столько времени, на сколько хватит сил. Дочь стала капризничать, когда мы пытались разлучить её с гаджетом. Тогда мы приняли единственно возможное решение: не давать планшет совсем. Конечно, Амелия смотрит мультфильмы, но книжки и игры теперь только офлайн. В общем, когда редакция лишила меня телефона, мне показалось, что это вполне справедливо: кто-то давно должен был так поступить.

За три дня я отвыкла от ленты инстаграма, а сегодня поняла, что не просматривала её и после окончания эксперимента. Амелия, обычно очень увлечённая своей игрой, мне кажется, даже не заметила перемен, а вот я стала заметно меньше уставать и успевала сделать больше домашних дел. Практика оказалась полезной и не потребовала никаких специальных усилий — я бы её рекомендовала даже тем, у кого нет детей.