Многие современные женщины, совмещая воспитание детей и карьеру, ловят себя на мысли, что они чего-то не успевают или недодают своим детям. Бесполезные попытки стать «идеальной матерью», как правило, приводят к постоянной тревоге, усталости, нервному истощению и срывам на собственных детей. А что, если делать по-другому? Пару лет назад в интернете появилась заметка «Я — ленивая мама», в которой Анна Быкова, психолог, педагог и арт-терапевт, рассказала, как ей удается сохранять спокойствие и развивать в детях самостоятельность — будь то навыки самообслуживания или принятие тех или иных решений, за которые они несут ответственность. Разница между подходами «лень учить, лучше быстро сделаю сама» и «лень делать, лучше научу» вызвала настолько большой интерес у родителей, что заметка в результате превратилась в блог, а блог, в свою очередь, — в серию книг о «ленивой маме».

Накануне крупнейшей образовательной конференции для женщин SelfMama Forum, которая пройдет 26 ноября, The Village поговорил с Анной о том, как она общается со своими детьми и справляется с психологическим напряжением, что такое «ленивое материнство» и что волнует современных родителей.

Текст

Анна Атаи

Фотографии

Алена Винокурова

Про «ленивую маму» и книги

— Что вообще такое «ленивое материнство» — философия, мировоззрение, политика партии?

— Это принцип воспитания, который иначе можно назвать «необходимо и достаточно». Необходимо кормить ребенка до момента, когда он уже сможет пользоваться ложкой — и достаточно, дальше сам. Необходимо помочь ребенку с уроками, направить мысли в нужное русло — и этого достаточно, чтобы дальше он занимался самостоятельно. Пусть не идеально, но как-то он это задание выполнит. Необходимо быть хорошей мамой — и этого достаточно, не нужно быть идеальной. Чрезмерность в любом деле вредит.

— Как вы пришли к этой системе? Есть какие-то основные вещи, которые выделяют «ленивую маму»?

— Пришла через наблюдение за взаимодействием родителей с детьми во время работы в детском саду, школе, колледже: на мой взгляд, есть некоторая взаимосвязь между чрезмерно опекающими родителями и тем, как их дети проявляют себя в социуме.

«Ленивая мама» — та, которая не делает лишнего. Не делает за ребенка то, с чем он может справиться сам. Помогает тогда, когда ребенок просит о помощи, не предвосхищая его просьбу. Расширяет зону ближайшего развития ребенка, позволяя ему получать новый опыт. Сопровождает его при освоении новых навыков. В этом смысле «ленивая» мама противопоставляется маме тревожной. Если у ребенка возникает желание порезать овощи для салата, тревожная мама скажет: «Уйди с кухни, здесь опасно». А «ленивая» покажет, как правильно держать нож, чтобы он, соскользнув, не попал по пальцам.

— Почему мама именно ленивая, а не правильная, рассудительная, спокойная? Вас не пугает негативная окраска этого определения?

— Нет, не пугает. Это была шутка для своих, потому что на тот момент мой блог читали только несколько друзей. У меня и мыслей не было, что это так далеко зайдет. А потом стало уже поздно пугаться. Уже все само случилось. Уже бренд, второе имя по сути.

Что

SelfMama Forum 2017

Когда

26 ноября, 11:00

Регистрация на онлайн-трансляцию здесь

— Вы стали «ленивой» мамой сразу или выработали систему путем проб и ошибок? Как вы строили отношения со своими детьми? Какие отношения у вас сейчас?

— «Ленивой» я была не всегда. И хотя вопросы воспитания детей меня интересовали еще задолго до появления первого ребенка, это не уберегло меня от ошибок. С первым ребенком поначалу я скорее была тревожной мамой. Мне кажется это нереально — избежать ошибок. Вопрос в том, что человек делает с ошибками. Признает ли их, пытается ли исправить, анализирует последствия? Мне очень нравится выражение: «Второй ребенок — это возможность исправить ошибки, допущенные при воспитании первого, и наделать новые». Любые отношения — живые. В том смысле, что они постоянно развиваются, меняются: дети же растут, меняются и их потребности. Было бы странно, если бы с 15-летним сыном я продолжала общаться, как в его десять лет, например.

— Какие ошибки вы сами совершали в процессе воспитания детей и как их исправляли?

— Я не могу ответить на этот вопрос. Потому что тогда мне придется раскрывать какие-то подробности о жизни моих детей и особенностях их поведения. С недавнего времени между нами договоренность, что без согласования с ними я ничего из того, что касается их напрямую, в сеть не выкладываю. Теперь все мои посты проходят строгую цензуру моих сыновей. Пожалуй, это одна из моих ошибок: мне следовало спросить их об этом раньше.

— Как у «ленивой» мамы обстоят дела с заботами по дому? Она убирается-готовит-стирает, делегирует обязанности или чистота и готовый ужин — это вторично?

— Делегирования обязанностей нет. Потому что и обязанностей нет — есть потребности: в чистой одежде и чистой посуде. Или в еде и уюте. И мы как-то общими усилиями стараемся реализовать эти потребности. Обязанность — это «надо», потребность — «хочу». У нас дома почти никогда не бывает идеального порядка, потому что у нас нет в этом потребности. Полы протираются не по графику, а по настроению, когда захотелось. Но всегда должна быть еда: мальчишки растут, и у них закономерно хороший аппетит. В нашей системе приоритетов чистота вторична, ужин первичен. Не всегда это ужин, приготовленный мной: если я очень занята, это может быть ужин, который сделали дети, или купленный в ближайшем супермаркете в отделе кулинарии.

— Почему вы решили писать книги? Потому что не нашли ту, которую хотели бы прочитать?

— Формулировка «не нашла ту, которую хотела бы прочитать» подходит, пожалуй, больше всего к книге про детский сад. Мне в свое время очень нужна была такая: когда я готовила к садику своего ребенка, когда сама пришла работать в детский сад, когда писала аттестационную работу по теме адаптации детей. Я искала книгу, в которой была бы практика с пояснениями, почему происходит именно так, какие-то конкретные работающие фишки и приемы. Но все, что я в то время находила (а это было более десяти лет назад), сводилось к рекомендациям развивать у ребенка навыки самообслуживания и соблюдать режим дня. Вот эту книгу, «Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад», я захотела написать еще тогда.

Остальные книги были не совсем моим решением. Я просто писала небольшие заметки в блоге. Некоторые из них имели хороший вирусный эффект, после чего разные люди писали мне в социальной сети: «Где вас еще можно почитать?», «Есть ли у вас книги?» и «Вам непременно надо написать!». Поэтому, когда поступило предложение от издательства, я решила, что это знак и надо действительно браться за книгу.

— В книге «Секреты спокойствия ленивой мамы» вы рассказываете о том, как сохранять это самое спокойствие. Можете дать совет для ситуации, когда маму уже «накрыло»?

— «Накрыло» — это состояние сильного психологического напряжения; оно невозможно без напряжения физического. Не получится одновременно быть расслабленным и чувствовать ярость. Эмоции и телесные ощущения взаимосвязаны. Следовательно, если помочь телу расслабиться, то и эмоции изменятся. Чтобы расслабить мышцы, как это ни парадоксально звучит, нужно их интенсивно напрячь и удерживать напряжение. Устав напрягаться, мышца расслабляется. Попробуйте удерживать тотальное мышечное напряжение в течение минуты, ну или хотя бы 30 секунд. А потом на выдохе расслабиться. На какое-то время появится состояние дзена, которое можно использовать для того, чтобы переосмыслить действительность, поменять свой взгляд на ситуацию или придумать рациональное решение.

Про воспитание

—  Что беспокоит родителей в первую очередь? О чем вас чаще всего спрашивают на встречах с читателями и при личном общении?

— Вопросы разные, но почти все можно переформулировать в один вопрос: «Скажите, а это нормально?»: «Это нормально, что он все еще не освоил горшок?», «Это нормально, что он стесняется на детской площадке?», «Это нормально, что он кричит в ответ на любой запрет?» или «Это нормально, что он спонтанно громко поет в общественных местах?». Как будто есть какая-то некая норма, причем с очень узкими рамками, в которую должен вписаться каждый ребенок. Из-за этого половина запросов на работу психолога сводится к тому,  что родители хотят исправить что-то в ребенке, что вообще трогать не надо. А надо просто принять вот такую его особенность, принять, что так бывает, всему свое время, все дети разные, и это тоже нормально.

— Нынешние дети чем-то отличаются от нас?

— Если сделать грубое обобщение на основе обращений к психологу, то получится следующий вывод: они менее послушные, менее удобные. Они знают, чего хотят, и добиваются желаемого. Или чего не хотят, и яростно протестуют. Их бывает невозможно заставить. Они более смело проявляют свои эмоции. Бабушки сетуют: «Мои дети себе такого не позволяли!»

— Какой период в жизни ребенка является самым сложным для родителей? Есть ли универсальный совет, как общаться в это время с детьми?

— В каждом периоде есть свои сложности: с подростком, выпускником не менее тревожно, чем с грудничком или первоклассником. Понятно, что есть относительно легкие периоды — те, которые не связаны с личностными кризисами и переменами в жизни. А самое важное, как это ни банально, — любовь и уважение. Именно в таком дуэте. Любовь без уважения тоже бывает травматична. Когда отсутствует уважение потребностей, желаний и эмоций другого, пусть даже маленького человека. Получается что-то вроде насилия во имя любви: «Мама тебя любит, мама лучше знает, что тебе надо».

— Как все же проявляется любовь и уважение к детям?

— Так же, как и ко взрослому. Когда мы уважаем взрослого, мы прислушиваемся к его мнению, мы считаемся с его выбором. Когда мы любим, мы заботимся. Самостоятельность ребенка не исключает заботу. Самостоятельность — это «могу сделать сам», но это не значит, что он всегда делает сам. Если ребенок научился варить кашу, это не значит, что теперь он всегда будет варить ее для себя. Здесь так же, как со взрослым: муж может налить сам себе чай, но ему приятно, когда это делает жена, проявляя таким образом заботу.

— А что с наказаниями? Можно ли с их помощью чего-то добиться, чему-то научить? Как применять и какие?

— Чего-то добиться можно — и даже чему-то научить. Но не всегда педагогическая идея, вложенная в наказание, совпадает с реальным результатом. Например, воспитатель в детском саду наказывает того, кто в тихий час скачет по кроватям. Ставит в угол в надежде, что ребенок перестанет так поступать. А ребенок делает вывод, что это классно и надо будет повторить опыт, потому что тогда можно не спать, а стоять в углу и оттуда корчить рожи, смешить других детей, которые только делают вид, что спят, чтобы не быть наказанными. При этом воспитатель может думать, что он учит послушанию, а по факту он учит врать и притворяться.

Совсем без наказаний обойтись, конечно, сложно. Каким-то образом приходится выстраивать границы, когда слова не приводят к желаемому результату. Но наказание ни в коем случае не должно являться угрозой для здоровья ребенка, физического или психологического. Наказание не должно унижать ребенка. В идеале оно должно быть естественным следствием поступка ребенка. Вертелся, баловался за столом, опрокинул сок, остался без сока — это естественное последствие, а если получил ремня, а потом получил новый сок — нет. Или не нарисовал рисунок по изо, получил два — естественное, а не нарисовал, мама узнала уже ночью, быстро нарисовала сама, получил пять, но лишился сладкого — нет. Важно разбираться в этом.

— И что делать дальше, после того как разобрались? Разговаривать? А если ребенок не понимает?

— Разговаривать, объяснять. И ставить рамки. То есть делать так, чтобы нежелательное поведение в новых условиях становилось невозможным. Например, ребенок сыплет песок на головы другим детям. Сказали, что так нельзя, но он продолжает. Не понимает. Логично поставить условие: «Еще раз, и уйдем из песочницы». И действительно уйти, несмотря на протест ребенка.

— Как вас воспитывали родители? И что из этого детского опыта пригодилось вам в отношениях с собственными детьми?

— Меня воспитывали как любимую дочку — я ни на секунду не сомневалась, что родители меня любят. Даже когда я плакала от обиды, что меня куда-то не пустили, что-то не разрешили, я чувствовала, что меня любят. Я очень надеюсь, что мои дети тоже знают, что я их люблю, помнят об этом, даже когда обижаются на меня или злятся.