Родители, руководствуясь исключительно благими намерениями, стремятся как можно раньше отдать своих детей во всевозможные кружки и секции. Понятие «раннее развитие» уже стало привычным, и сегодня двухлетние малыши учатся по программе первого класса школы. The Village узнал у специалистов, всегда ли это идёт на пользу.


Оксана Орлова

детский психолог

В психологии действительно существует понятие раннего развития — когда усилия родителей направлены на то, чтобы как можно раньше научить ребёнка читать, писать, классифицировать предметы и так далее. У этого процесса есть как свои плюсы, так и минусы. Бывает, что ребёнок, с которым усиленно занимались, может рано пойти в школу, но его психологическое развитие, в отличие от интеллектуального, будет запаздывать. Такие дети часто легко общаются со взрослыми, но с трудом выстраивают отношения со сверстниками, потому что им вроде как не о чем говорить. И поэтому они пропускают такие важные этапы становления, как социализация, выдерживание конкуренции, презентация себя.

Конечно, есть одарённые дети, которые начинают читать, писать и играть на инструментах в раннем возрасте. Но развивая их способности, не стоит забывать, что дети также должны уметь играть, выстраивать отношения с ровесниками, слушаться старших. Иначе получается, что ребёнок быстро встраивается в работу, узнаёт много полезного, но, к примеру, не умеет жить в условиях неструктурированного времени, не способен сам себя занять. Нередко, когда ребёнок не совсем дозрел, а его изо всех сил втягивают в учёбу, ситуация оборачивается неврозами. Если проводить аналогию: детям, как и растениям, нужно давать удобрения, чтобы они росли. Когда один цветок расцветает раньше других, это красиво и здорово, но переживёт ли он заморозки? Ведь одновременно у ребёнка развивается нервная и гормональная системы, и при высокой нагрузке молодой организм может просто сломаться.

Сейчас считается нормой, если дети начинают читать к пяти годам, но единого правила для всех нет, всё очень индивидуально. Ребёнок, к примеру, может быть хорош в спорте, но запаздывать в чтении. При этом абсолютно неправильно сравнивать своих детей с другими: это может развить у них чувство неуверенности, подавить волю.

Раннее развитие стало модным, и родители повально им увлекаются. Возникает интересный вопрос: зачем взрослым это нужно? Есть мнение, что дети — это нарциссическое расширение родителей, их визитная карточка. То есть посмотрев на ребёнка, можно сказать, какие у него мама и папа.


Евгения Бердичевская

врач-невролог, заместитель гендиректора по медицинской деятельности компании «Док 24»

Младенец рождается с максимальным количеством клеток мозга, которые формируют нейронные связи в течение первых двух-пяти лет его жизни. У детей в возрасте до двух лет в головном мозге наибольшее количество нейронных связей, необходимых для развития интеллекта. Далее в процессе взросления их количество только уменьшается. В США проведены исследования, которые подтверждают, что чем больше заниматься с ребёнком в раннем возрасте, тем больше будет отдача. Специалисты сравнивали две группы малышей: из социально благополучных и неблагополучных семей. У первых уровень развития при прочих равных оказался выше как раз потому, что ими занимались. При этом я не призываю родителей с грудного возраста отдавать детей в школы и учить трём языкам — во всём должен быть адекватный подход.

Часто взрослые перегибают палку, пытаясь напичкать ребёнка всевозможными знаниями. Однажды ко мне обратились родители, которые пожаловались на проблемы с поведением у своего сына. Когда я узнала расписание этого несчастного ребёнка, то поняла, что у меня с моими четырьмя работами и то больше свободного времени. В его графике значились занятия по английскому, ивриту и музыке, ещё он ходил на теннис и лечебную физкультуру. Конечно, этот ребёнок в какой-то момент устал. При этом развивающие занятия в умеренном количестве идут только на пользу в раннем возрасте.

К тому же современные дети приобретают базовые знания раньше, чем те, кто рос, например, несколько десятилетий назад. Для этого сейчас есть все предпосылки: это и эволюция (а психика и эволюция находятся в тесной связи друг с другом), и быстрое развитие технологий, и распространение методик раннего развития. И если ребёнок смог научиться читать или играть на музыкальном инструменте в три-четыре года, значит, его психика позволяет это делать. Нередко посыл, связанный с получением ранних знаний, исходит от самих детей. Среди моих пациентов был мальчик, родители которого говорили: «Мы не знаем, что делать. Он не расстаётся с книгами, целыми днями сидит и сам всё изучает, а потом приходит в детский сад и пытается делиться с друзьями своими энциклопедическими знаниями. Но сверстники не реагируют на него, потому что играют в трансформеров». Однажды этот ребёнок пришёл из сада обиженный, забросил все книги, сказал, что вообще больше не будет читать, и попросил купить ему трансформера. В итоге мы плавно адаптировали его и к энциклопедиям, и к игрушкам. Занимаясь развитием интеллекта ребёнка, нельзя забывать о том, что психика у него детская.

Но, если, к примеру, получилось так, что ранним развитием ребёнка вообще не занимались и он пошёл в школу, не зная букв и счёта, это вовсе не означает, что малыш будет отставать по учёбе. Здесь всё зависит от того, в какой среде растут дети. Бывает, родители принципиально хотят, чтобы у ребёнка было детство, и до школы они не насилуют его занятиями. С таким подходом тоже можно согласиться. Главное, чтобы у ребёнка сформировалась правильная мотивация, интерес к жизни и познанию.


Иллюстрация: Настя Григорьева