К концу года на Крестовском острове в Петербурге, возможно, все-таки достроят многострадальный стадион. С его открытием посещаемость района значительно увеличится. Помимо спортивных и рекреативных аттракций (Приморский парк Победы, «Диво Остров», до Елагина рукой подать), гости острова смогут поближе ознакомиться с новой архитектурой Петербурга — она буквально сконцентрирована на Крестовском: недалеко друг от друга уже стоят или еще строятся клубные дома и жилые комплексы от Евгения Герасимова и Евгения Подгорнова, Юрия Митюрева и Игоря Солодовникова.

«Крестовский остров стал песочницей для современных петербургских архитекторов: каждый выпендривался как мог, прикрываясь предпочтениями заказчиков», — высказался о районе — одном из городских лидеров по количеству элитного жилья — архитектор и урбанист Данияр Юсупов. The Village попросил трех петербургских экспертов выбрать из числа уже построенных зданий лучшие и худшие и составил гид по архитектуре XXI века на Крестовском.

Фотографии

дима цыренщиков

Эксперты

Александр Стругач

архитектор, генеральный директор Simmetria Architectural Bureau

Мария Элькина

архитектурный критик, лектор «Дома культуры Льва Лурье»

Вадим Басс

кандидат искусствоведения, доцент факультета истории искусств Европейского университета

Нравится

Жилой комплекс «Дом у моря»

Стругач: «Дом у моря» занимает участок в торце знаменитого Гребного канала, расположенного в северной части Крестовского острова. Жилой комплекс композиционно подчеркивает ось эффектного протяженного гидросооружения, красиво отражаясь в его спокойных водах.

Архитектура зданий, из которых сформирован «Дом у моря», демонстрирует узнаваемые черты, характерные для актуальной строительной практики так называемых немецкоговорящих стран. Ценители современной архитектуры Германии, Швейцарии и Австрии легко прочтут в этом объекте хорошо знакомые приметы: строгость, лаконизм, выявление текстур натуральных материалов, аккуратный ритм фасадных членений, цельность и рациональность. Прекрасно дополняют этот образ приятно проработанные детали и чистые стыки поверхностей, а также приближенное к монохрому контрастное цветовое решение. В Берлине, Дюссельдорфе или Берне такой жилой комплекс стал бы, наверное, очередным элементом привычной глазу обывателя рядовой современной застройки. В Петербурге он претендует почти на звание шедевра. Это интересный прецедент. Оказалось, что именно так начинает работать качественная средняя европейская архитектура, будучи реализованной в наших географических координатах. Да, здесь такое пока еще скорее редкость.

Я люблю современную немецкую архитектуру и слежу за ее развитием, поэтому «Дом у моря» мне очень нравится. Это настоящая, хорошая, современная архитектура. Я совершенно уверен, что появление большего количества подобных объектов в Петербурге пошло бы ему на пользу.

Элькина: Про «Дом у моря» и говорить нечего — это точно лучший жилой дом в современной истории Петербурга. В нем все правильно: образ вышел в хорошем смысле футуристический, но детали даже тоньше и интереснее, чем во многих старых домах. Комплекс получился одновременно из прошлого и из будущего. К тому же он идеально посажен на местности, развернут к воде всеми нужными ракурсами. Отчего людям нравится жить за забором — другой вопрос, но едва ли стоит адресовать его архитекторам.

Басс: Это умно сделанный, современный мировой дом. Вы запросто можете представить себе «Дом у моря» где-нибудь в Берлине рядом с Тиргартеном. В этой архитектуре, конечно, очень чувствуется рука Сергея Чобана.

Думается, можно предложить такой критерий: способность архитектора сделать просто нормальный дом, который не отдает, с одной стороны, позднесоветским нафталином, а с другой — безумием петербургского контекстуализма за пределами добра и зла (это такая странная претензия на эксклюзивное владение духом города). С третьей же стороны, автор не пытается изобретать современную архитектуру с нуля, как мы это часто видим на улицах Петербурга: как будто человек, выскочив из 70-х, вдруг решает, что он первый в мире современный архитектор — и начинает лепить какие-то косые балконы с претензией. «Дом у моря» — это история про то, что сейчас носят: один из немногих примеров несекондхенд-архитектуры.

Адрес: наб. Мартынова, 62–74

Архитекторы: Евгений Герасимов, Сергей Чобан

Постройка: 2005–2008 годы

Велотрек

Стругач: Здание велотрека стало первым спортивным сооружением постсоветского периода в большом спортивно-оздоровительном кластере, постепенно складывающемся в западной части Крестовского острова. Объект возводился достаточно долго, и его открытие во второй половине 2000-х стало настоящим событием. В дизайне этой постройки есть интересные черты архитектуры переходного периода — от каменного позднесоветского модернистского монументализма к металлической стилистике новых форм 90-х. Расположенный в здании зал для занятий велоспортом отличается уникальным деревянным покрытием и хорошей системой контроля климата.

Архитектура велотрека на Крестовском вполне соответствует задаче фонового сооружения, стоящего в окружении центрального объекта этой части острова — «Зенит Арены». Вряд ли это здание можно считать примером по-настоящему качественной современной архитектуры, но оно, как мне кажется, обладает важным качеством: градостроительной уместностью. С точки зрения формирования больших архитектурных ансамблей, где разные здания складываются в единую градостроительную композицию, это определяющий параметр. Именно этого в архитектуре Петербурга сейчас очень не хватает. Хорошо, если бы и остальные сооружения формирующегося спортивного кластера соответствовали этому дизайн-коду. Но, к сожалению, построенные здесь чуть позднее спортивные арены весьма далеки от этого образа. Открывшиеся в 2010-е годы здания «Сибур Арены» и легкоатлетического манежа принадлежат уже к другой строительной культуре и явно не способствуют эффекту создания целостной в архитектурном отношении среды.

Адрес: Северная дорога, 12а; Приморский парк Победы, 41

Постройка: 2001–2007 годы

Клубный дом «Морской, 28»

Басс: Если не считать встроенного «аквариума», который немного грубоват, «Морской, 28» — история про дом для нормального современного человека. Это и не про смазные сапоги, и не про самодовлеющую ленинградскость. И что важно — это архитектура не про понты, не про демонстративное потребление. Половина зданий на Крестовском острове сделана в соответствии с девизом Сергея Полонского «те, у кого нет миллиарда, могут идти в задницу». И здания такие всем своим видом говорят: «я тоже Собакевич», — точнее, с поправкой на отечественную современность, «я тоже сумма спортивного костюма и „гелендвагена“». Или — сумма костюма «от Brioni» и обкомовской комсомольской молодости. А этот дом — про людей, не занятых демонстрацией себя и своего статуса. Причем такая архитектура как раз оказывается вполне гибкой в смысле наполнения — жильцы могут оказаться кем угодно, от работников Конституционного суда до работников НИИ. За примерами ходить далеко не надо: есть соседний Хельсинки.

Адрес: Морской пр-т, 28

Архитектор: Юрий Митюрев

Постройка: 2009 год

Спортивно-коттеджный комплекс «Явара-Нева»

Элькина: Спортивный комплекс, принадлежащий братьям Ротенбергам, — не столько хорошая, сколько неожиданная архитектура. Все в ней загадочно, совершенно в духе старого Крестовского острова. Стиль построек — смесь качественной нейтральной современной архитектуры из стекла и советских 70-х с их склонностью к выдумке. Здесь есть что-то от космических грез, песни с текстом «Земля в иллюминаторе видна», но, в отличие от советской архитектуры, все очень чистенькое и свежее, черное выглядит как черное, белое как белое, а стекло — как стекло. Ничего уныло-серого. Хотелось бы больше знать про автора проекта, архитектора Ингмара Витвицкого, но сайт его фирмы в данный момент не открывается.

Басс: Опять же — нормальное современное здание, по крайней мере снаружи. Что для Петербурга сегодня — уже достижение. Конечно, есть архитектурные цитаты, есть вещи, которые давно стали более-менее общим местом: например, жидкие столбики, поддерживающие перекрытия, — сразу на ум приходит тот же Аксель Шультес. Но это дом с ярко выраженной формальной идеей, с внятной композицией, с современными и, наверное, нормально использованными материалами. Хотя снаружи он и не выглядит шедевром — просто конвенциональное здание начала XXI века, какие строят по всему миру. Но гоняться за шедеврами — дело вообще малоосмысленное.

Адрес: Бычий остров

Архитектор: Ингмар Витвицкий

Постройка: 2011–2016 годы

Жилой комплекс Stella Maris

Басс: Это тоже пример положительный, хотя и менее яркий, чем «Дом у моря», — немного недостает, что ли, чобановского лоска абсолютной сделанности. Здесь тоже есть сильно заявленный, убедительный формальный прием с повторяющимися корпусами (а что разнообразия меньше — так и дом не такой огромный) — при общей внешней сдержанности в отделке и деталях. За десятилетие, прошедшее с окончания строительства, некоторые вещи (будь то корабельные перила, скворечники эркеров со стороны проспекта или отделка цоколя) уже примелькались на петербургских улицах, поднадоели и глаз радуют меньше, но в целом здание — одно из лучших на острове.

Элькина: Stella Maris — спокойная и со вкусом сделанная архитектура. Козырьки корпусов трогательно вторят форме невских волн. Можно, наверное, найти в ней изъяны, но если бы весь Крестовский был застроен так, то сейчас не было бы столь обидно за него.

Адрес: пр-т Динамо, 4

Архитектор: Евгений Герасимов

Постройка: 2006–2007 годы

Не нравится

Ряд жилых домов на четной стороне улицы Рюхина

Элькина: Дома по четной стороне улицы Рюхина — только один из многочисленных примеров того, как ни в коем случае нельзя строить ни на Крестовском, ни в каком другом месте. Тяжелые цоколи из керамогранита, необъяснимые сочетания стекла с фасадной плиткой — все это, увы, стало фирменным стилем Петербурга последних лет. Из потуг соединить традиции и современность у архитекторов очень часто получается визуальный мусор, который даже не распознается глазом как цельное здание. Проблема тут и в изначальной слабости замысла, и в использовании неудачных материалов. Архитектура в конечном итоге только отчасти питается фантазией, без мастерства невозможно сделать ничего не то что стоящего, но даже удобоваримого. Примечательно, что два дома тут построены Юрием Митюревым, который некоторое время числился главным архитектором города.

Басс: Соседний дом (что на углу Морского проспекта) у того же самого Юрия Митюрева куда лучше, хотя и несколько перегружен, особенно сверху. А за ним так и вовсе отличный «Морской, 28». Но как только архитектор начинает заниматься изобретательством — тут у нас «аквариум», тут уголочек срезан, снизу обязательно камень, желательно полированный, — сразу возникает ощущение «жигулей». Хотя, конечно, угловой дом от Сергея Цыцина — с башенкой, мансардами, эркерами и прочими приметами петербургскости — оставляет соседа далеко позади: странная и не самая вразумительная смесь деталей про контекст и про современность.

ЖК MaXXImum Рапопорта (Рюхина, 4) — история другая, это совсем не катастрофично. Тут — прием ради приема, который еще и не бог весть как реализован. Да и прием-то далеко не самый свежий: берем параллелепипед и в него врезаем другой, стеклянный. В общем, почему бы и нет? Но дальше сооружение начинает обрастать «красотой»: тут — побольше окон, там — поменьше, тут окна такие, там другие плюс лоджии, балкончики… В результате — DIY-архитектура, самоделкинство, при всех цеховых статусах и отличиях авторов.

Что же до дома архитектора Солодовникова в начале улицы Рюхина (дом 2) —ощущение такое, будто хотели сделать что-то условно про историю, причем историю какую-то придуманную, не дореволюционную, не советскую, но без деталей. Еще и в современных материалах, чтобы стекла побольше. В итоге — «смесь французского, то бишь ленинградского, с нижегородским». Ничего хорошего сказать про этот дом не получается.

Адрес: ул. Рюхина, 2, 4, 12 и другие дома

Архитекторы: Игорь Солодовников, Евгений Рапопорт, Юрий Митюрев и другие

«Сибур Арена»

Стругач: Спортивные сооружения с большепролетными покрытиями нередко становятся объектами высокого архитектурного искусства. Масштабная форма крупного зального сооружения открывает широкие возможности для работы с пластикой, объемом и конструкциями. «Сибур Арена», расположенная в непосредственной близости к главному спортивному объекту Крестовского острова — «Зенит Арене», в этом плане является примером упущенных возможностей.

К сожалению, архитектурное решение постройки отличается заметной грубостью и даже своего рода неряшливостью в обращении с деталями и пропорциями. Тяжеловесные контуры подшивки свесов массивной кровли, грубо обрамленные лестницы, выходящие на фасад запредельно тяжелые кронштейны — все это создает ощущение не продуманной архитектурной формы, а своего рода заготовки, рабочей модели, над которой еще стоило бы потрудиться, придав едва намеченному объему художественную пластику и современный легкий и выразительный образ. Увы, в «Сибур Арене» это так и не было проделано. Резкая невыразительная пластика этого здания мешает ему стать частью единого ансамбля спортивного кластера, который в перспективе мог бы здесь возникнуть.

Адрес: Футбольная ал., 8; Приморский парк Победы, 50

Архитектор: Павел Лошаков

Постройка: 2010–2013 годы

Жилой комплекс «Резиденция на Крестовском»

Басс: Это опять же история про контекстуализм — абсолютно мертвая архитектура, примечательная странной смесью наивности и цинизма. «А вот сейчас мы сделаем дом про любимый Петербург!» Цинизм же в том, что, когда чего-то не хватает, начинается: «А давайте колонны налепим!» В итоге получается и не про старое, и не про современное. И живьем выглядит даже не плохо — никак. Потому что в случае с настоящими старыми домами есть достоинство поверхностей, сделанности деталей. Здесь — те же щи, но сильно жиже. Получается какая-то недовещь. Ощущение неполноты каждой отдельной части зодчий начинает гасить, нагромождая все что можно: тут арка, тут — модернистские вертикальные окна лестничных клеток и так далее.

Это не значит, что в проекте дом был плохо нарисован, — возможно, блестяще. Но адекватность архитектора предполагает понимание и своих возможностей, и возможностей перевода того, что прекрасно на бумаге, в реальность дома. А «Резиденция» — это архитектура, которая свое явное «плохо» старательно забалтывает.

Стругач: Одно из наименее удачных в архитектурном отношении новых зданий на Крестовском острове. Еще недавно здесь размещались строгие корпуса конструктивистского жилого массива рубежа 20–30-х годов. Теперь это пространство занимает постройка, архитектурный стиль которой вряд ли можно определить в каких-либо привычных категориях. Автор проекта И. А. Солодовников в советские годы работал в одной из самых интересных архитектурных мастерских Ленинграда — коллективе Натальи Михайловны Захарьиной. В то время как все вокруг проектировали дома из заводских панелей и блоков, у Захарьиной придумывали уникальные экспериментальные жилые и общественные здания с нетиповыми авторскими решениями. Почти все спроектированное строилось. Это был невероятный успех. За относительно короткий период в пригородах Ленинграда появились целые городки с необычными модернистскими домами — «бубликами», «муравейниками», «каскадами».

Начав самостоятельно работать в 90-е годы, Солодовников вместе с частью бывшего коллектива Захарьиной ушел от этой самобытной школы и попытался перейти на условную классику. В итоге в Петербурге появилась серия домов, подобных «Резиденции на Крестовском». В облике этих построек нет иронии и игривой изобретательности, характерных для европейского и американского постмодернизма 70–90-х годов, — в то же время они очевидно не соответствуют высоким академическим канонам. «Резиденция на Крестовском» — один из примеров зданий, в каком-то смысле компрометирующих ставшую вновь актуальной в 90-е идею возврата к классическим приемам в архитектурном искусстве. Очень не хотелось бы, честно говоря, чтобы классику ассоциировали с подобными вещами. Проходя или проезжая мимо этого дома, неизменно думаешь: а ведь здесь могло быть построено если не что-то красивое, то хотя бы нечто нейтрально привлекательное или попросту незаметное, фоновое. Увы, нет.

Адрес: Морской пр-т, 22–24

Архитектор: Игорь Солодовников

Постройка: 2006–2009 годы

Жилой дом Krestovsky Palace

Басс: Это очередной «иностранец Василий Федоров»: посыл, который он предлагает, — «мы первые современные архитекторы и всему миру покажем, что такое современный дом». В итоге — хаос. Хотелось чего-то про современность, а чего именно — непонятно. Тут — горизонтальные окна, там — стеклянный «аквариум»… Никакого сильного движения — мысли, эмоции, просто мастерства, ремесла, которое выручает в отсутствие иного, — за ним не просматривается, скорее «нам тут заказ пришел, давайте сделаем что-нибудь круглое». А как в квартирах в этом доме люди мебель расставляют — вообще загадка. Зато отдел маркетинга может продавать жилье под слоганом: «В вашей квартире солнце не заходит весь день!» Это не самый дурной дом на острове, но он плохой. Причем архитектор знал, что это плохо, поэтому тут и там детали подретушированы — как карандашный рисунок пальцем подтерли.

Адрес: ул. Эсперова, 1; ул. Депутатская, 16х

Архитектор: Сергей Цыцин

Постройка: 2004–2005 годы

Клубный дом Brilliant House

Басс: С одной стороны тут упомянутый Stella Maris Евгения Герасимова — нормальный современный дом. Дальше по проспекту был дом работы Шауба — модерновая постройка начала века, странная даже, не самая яркая, но живая. Добрые люди (компания Fort Group. — Прим. ред.) его снесли и вылепили новодел — вещь, которая воплощает все худшее в петербургском контекстуализме. Получилась просто сумма всего самого дурного и невнятного. Хуже только откровенные монстры вроде «Риджент-холла» и дирекции хоккейного чемпионата на углу Моховой и Белинского. Те о своем уродстве кричат. Это же дом ни о чем: с какими-то профилями ни о чем, с какими-то балконами ни о чем. В нем нет понимания (знания, уважения) ни старой архитектуры, ни новой. Это дом-вранье. Примерно та же история, что с Мариинкой-2, когда снесли приличное и построили нечто дурное и ни о чем. Бизнес и ничего личного.

Адрес: пр-т Динамо, 6

Постройка: 2010–2014 годы

Что не так с Крестовским островом

Александр Стругач: Представим себе, что по Крестовскому острову гипотетически мог бы пройти один из туристических маршрутов, демонстрирующих гостям города самые современные и модные архитектурные достопримечательности. Приезжаешь на Крестовский и видишь: Петербург вовсе не застрял в прошлом — его украшает целый ансамбль из суперсовременных качественных построек. Думаю, это было бы очень интересно. Правда, этому уже не суждено сбыться.

Возможно, отчасти и правы те, кто утверждает, что Крестовский стал петербургской «Золотой милей», но это справедливо лишь в отношении количества нулей в ценах на квартиры, а вовсе не качества архитектурных решений. В ходе активной новой застройки Крестовского острова на рубеже 90–2000-х, к сожалению, так и не появились настоящие шедевры. В то же время и хорошей, цельной рядовой застройкой это все тоже назвать не получается. Все сделано вразнобой, нет ни единого дизайн-кода, ни общего мастер-плана, регламентирующего параметры застройки.

Правда, стоит отметить, что отдыхающих на острове, в его парковых пространствах и на берегах людей все это, кажется, не очень смущает. Граждане не замечают новой архитектуры и, судя по всему, совсем не думают о ней. Ведь в этих жилых домах для них ничего нового и интересного нет. Все же главное, что есть на острове, — это Приморский парк, пока еще не очень затронутый новой жилой застройкой. Там приятно проводить время в тени деревьев, сидеть в кафе и ресторанах, гулять с детьми, заниматься физическими упражнениями, спортом и активными видами отдыха, а еще там возводят легендарный стадион. Последнее людям пока еще интересно — эту архитектуру трудно не заметить. Впрочем, многие обыватели уже злятся из-за явно заметной коррупционной составляющей футбольного мегапроекта.

Лично я хотел бы, чтобы у Крестовского острова появился общий большой ландшафтный сценарий. На мой взгляд, шансы превратить остров в единый современный парк с удивительными и интригующими ландшафтными затеями и приятными элементами средового дизайна еще не потерян. Даже наоборот — пресловутое отсутствие единого дизайн-кода как раз бросает вызов и призывает к позитивным изменениям. Вот таким бы я и хотел видеть Крестовский остров — цельным, уютным и манящим зрителей и посетителей огромным объектом современного ландшафтного искусства. А вот новое жилье здесь, наверное, уже стоит прекратить строить.

Мария Элькина: Крестовский остров — яркий пример того, что происходит, когда в городе ослаблены институты, которые должны бы по идее заниматься его планированием. Здесь кто в лес, кто по дрова. С одной стороны, из Крестовского пытаются сделать спортивный центр города, и с учетом близости к морю и наличия старого яхт-клуба идея эта скорее хорошая. И парк, разбитый в послевоенные годы, тут очень кстати, вроде как все на своем месте. Удручает только то, что спортивные сооружения строят вразнобой и часто абы как, без общего видения того, как это все в результате должно выглядеть и функционировать. В итоге получается, что все вроде есть, но ощущение будет такое же неуютное, как в неудачных спальных районах: все как будто случайно, не связано между собой.

В то же время Крестовский стал лакомой площадкой для девелоперов, и здесь стало появляться так называемое элитное жилье. С ним та же проблема: большинство домов очень некрасивые, в них нет не то что стиля, а даже элементарной аккуратности. Хотя, казалось бы, за внушительные деньги люди захотят жить в красивом доме. Пренебрежение к архитектуре еще можно как-то понять в комплексах за КАД, но не в дорогом районе. Да и близость к местам проведения массового досуга не создает дополнительного комфорта жителям окрестных домов. Конечно, эти две истории можно и нужно было бы совместить, но только заранее продумав, как сделать так, чтобы они не мешали друг другу.

В советское время у Крестовского острова было свое, очень специальное, настроение, царила приятная тишина и полузаброшенность, в атмосфере было что-то из научно-фантастического романа. Понятно, что в новых экономических реалиях так продолжаться не могло, но было бы здорово, если бы придумали что-то новое. А так — пустили на самотек и получили лоскутное одеяло, где далеко не все фрагменты симпатичные. Из однозначных достижений можно назвать, пожалуй, только жилой комплекс «Дом у моря», спроектированный Сергеем Чобаном и Евгением Герасимовым, — такую эффектную архитектуру с множеством тонких визуальных нюансов и в Европе мало где встретишь.

Сейчас, откровенно говоря, меня беспокоит судьба Петровского острова. Мы снова видим отдельные проекты жилых комплексов, снова — очень слабые архитектурные решения. А планов, идей, понимания того, что нужно сохранить и использовать как общественные пространства зеленые зоны, нет вовсе. Чтобы не вышло, как с Крестовским, нужно заранее начать огорчаться по этому поводу.

Вадим Басс: Ответ на вопрос о том, чего на Крестовском больше — хорошей или плохой архитектуры, зависит от того, чего мы хотим от острова. Там была в том числе интересная модернистская застройка, часть ее пострадала: то есть с точки зрения сохранения наследия это одна история. А с точки зрения того, что сейчас в городе вдруг есть место с пятью приличными новыми домами, другая.

Можно упомянуть здание, которое не вошло в рейтинг хорошего, так как еще не достроено — но если судить по рендерам, то за ним стоит внятная, сильная, непровинциальная идея: это ЖК «Привилегия» Евгения Подгорнова. То, что такие дома появляются, — наверное, неплохо для острова.

Другое дело, что от острова хотят всего и сразу. Когда в городе есть хороший кусок земли, появляется идея сделать его эдакой коммуналкой миллионеров: тут — ЖК «Бриллиант», там — «Рубин» и «Изумруд» подтянутся. Однородное социальное окружение, сами понимаете.

Учитывая количество откровенно плохой новой архитектуры в Петербурге, на Крестовском, думается, соотношение архитектуры приличной и не очень в среднем высокое. Накопится ли такая критическая масса приличной архитектуры, когда можно будет считать, что все хорошо? Наверное, нет. Тем более что никто не собирается сносить изыски контекстуалистов вроде упомянутых творений мастерской Солодовникова.

Вопрос скорее в том, есть ли инструменты, чтобы сделать архитектуру, созданную в рамках культуры потребления, — культуры демонстративной, жадной — еще и публично осмысленной. Осмысленной не только для человека, который покупает квартиру в очередном ЖК, или для судьи Конституционного суда, но и для города. Потому что иначе никакого особого выхлопа от этой архитектуры для Петербурга в принципе нет.