Сегодня российские СМИ распространили новость о том, что глава департамента торговли и услуг Москвы Алексей Немерюк пообещал убрать с московских улиц кафе с шаурмой. На пресс-конференции он заявил: «Такого формата, как „шаурма“, в схеме размещения уличной торговли нет. Сейчас заканчивают работу единичные киоски, у которых пока не истекли договора аренды. Мы убираем с улиц шаурму. Её больше не будет». При этом чиновник мотивировал такое решение заботой о горожанах, которые вынуждены есть пищу, приготовленную в антисанитарных условиях.

Москвичей заявление Немерюка взбудоражило — многие решили, что шаурма таким образом попадёт в категорию «запрещёнки», станет дефицитным товаром, а то и вовсе исчезнет из столицы. The Village дозвонился до Алексея Немерюка и спросил у него, действительно ли шаурма окажется под запретом. 

   

Действительно ли из Москвы исчезнет шаурма?. Изображение № 1.

АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК
руководитель департамента торговли и услуг Москвы

Вообще не понимаю, откуда взялся этот скандальный «инфоповод». Журналист «Комсомольской правды» на пресс-конференции спросил меня про конкретный ларёк с шаурмой в конкретном месте, на который жалуются местные жители. Мол, когда его уберут? Я ответил, что как только истечёт договор аренды, киоск закончит работу и будет демонтирован.

Это не было предложением убрать из Москвы все заведения, торгующие шаурмой. Речь конкретно об уличных киосках, их осталось всего несколько штук, а именно 14. Договора аренды у них истекают в период с сентября по декабрь 2016 года. Когда договоры закончатся, эти ларьки закроются. 

При этом шаурма в городе останется, её достаточно много. Сейчас шаурму в основном готовят в стационарных кафе, а к этим предприятиям общепита у нас никаких претензий нет. Например, на Пушкинской площади, где раньше стояла знаменитая «Пирамида», есть небольшое стационарное кафе, которое торгует шаурмой. Они соблюдают все санитарно-технические условия.

Зачастую оставшиеся павильоны с шаурмой попадают в зону транспортно-пересадочных узлов или в зону расширения улиц. В любом случае, насильно мы никого закрывать не будем. Мы дождёмся, когда истечёт срок договора аренды. То есть предприниматель закончит свою работу и уедет со своим киоском с этой территории.

Нельзя говорить, что в ларьках антисанитария, поэтому их закрывают. Те места, где была антисанитария, уже давно закрыл Роспотребнадзор. У тех, кто ещё остался, есть возможность переехать в любое большое помещение — в торговый центр, например.

Шаурма — это блюдо с добавлением майонеза и салатов, то есть здесь достаточно велик риск возникновения отравлений. Всем известны случаи, когда люди массово травились шаурмой. Ведь в условиях маленького помещения невозможно соблюсти все нормы и правила.
Но там, где есть нормальная канализация, где стоит холодильное оборудование, куда проведено водоснабжение — там никаких проблем нет. Все прекрасно понимают, что формат шаурмы в небольших киосках себя уже изжил. 

Я очень позитивно отношусь к уличной еде. Сейчас проходит много гастрономических фестивалей, фуд-траки стоят и в «Сокольниках», и на ВДНХ. Очень много интересных уличных проектов у ребят, которые владеют серьёзными заведениями: например, у «Гинзы» и «Чайхоны». У них есть форматы уличной еды, но там действительно серьёзное оборудование, которое позволяет готовить еду без риска для горожан.

   

Обложкаcyclonebill (CC BY-SA 2.0)