Месяц назад ещё два штата — Орегон и Аляска — проголосовали за легализацию марихуаны, а за год до этого подобную инициативу поддержали в Колорадо и штате Вашингтон. В то время как в США эта тенденция только набирает обороты, российские власти уже заявили о невозможности развития подобного сценария. The Village спросил у чехов, американцев, испанцев и голландцев, как изменилась жизнь в их городах после легализации марихуаны.

 

   

 Чехи, испанцы, голландцы и американцы — о жизни после легализации марихуаны. Изображение № 1.

Илья Ивацик
частный гид,
Чехия, Прага

С 2010 года в Чехии можно хранить при себе 15 граммов марихуаны и выращивать пять кустов для личного пользования. Но даже если найдут больше, то ничего, кроме штрафа, вас не ждёт, да и тот выписывают крайне редко, потому что тут всем всё равно, курите вы или нет: косячок травы расценивается как пиво после работы.

Не могу сказать, что после закона что-то сильно поменялось: это был такой завлекательный приём для туристов, потому что сразу, как новость показали по телевизору, поток путешественников, желающих безнаказанно покурить, резко увеличился.

Теперь круглый год в центре города расхаживают весёлые иностранцы и те, кто предлагает «прокатиться на Segway», но надо понимать, что у них невозможно получить качественный товар за адекватные деньги. Местные чаще всего курят у себя дома или в кофешопах для своих: далеко не в каждом баре можно дунуть, а там, где можно, не висит никакой наружной рекламы. Как правило, это творческие квартирники с большой концентрацией интересных людей, хотя всякое встречается. 

Травка в Чехии появилась годах в 70–80-х, и с тех пор тут всё спокойно. Здесь всегда относились к ней очень легко, у людей просто не поворачивается язык назвать марихуану наркотиком. Я, честно говоря, не знаю ни одного человека, который был бы против закона. Наоборот, каждый год в Праге проходит Cannafest, где люди делятся своими познаниями в выращивании. А как-то раз я ехал в такси и слушал радио. Туда дозвонилась девочка лет 14, которая жаловалась на то, что мама не отпускает её гулять. Оказалось, её наказали за курение травки в школе. Ведущая посмеялась и сказала, что это просто классика в таком возрасте.

Чехи, испанцы, голландцы и американцы — о жизни после легализации марихуаны. Изображение № 2.

 Чехи, испанцы, голландцы и американцы — о жизни после легализации марихуаны. Изображение № 5.

Виктор Лангенберг
студент, Нидерланды, Амстердам

Первый кофешоп был открыт в Утрехте в далёком 1968 году, до этого о марихуане ничего не было слышно. Потом их количество стало постепенно расти, и, чтобы как-то эту ситуацию урегулировать, приняли закон о легализации. Сейчас в кофешопе можно купить до 5 граммов травки, если тебе уже исполнилось 18. В большинстве баров и кафе курить запрещено: раскурить косячок можно на улице или у себя дома. Вообще с продажей марихуаны связан один парадокс: кофешопы — официальные дилеры, могут продавать её, но не покупать и не выращивать. Поэтому вся трава в кофешопах приходит с нелегальных плантаций, но стоит ей пересечь порог заведения, как она тут же становится законной.

В последнее время заметна тенденция ужесточения контроля за каннабисом. Кофешопы должны располагаться в отдалённости от школ и других общественных мест, где часто бывают дети. В последний раз крупные дебаты разгорелись по поводу предложения запретить траву для всех приезжих. Но споры быстро поутихли, потому что правительство испугалось уменьшения потока туристов, а это всё-таки огромная статья в бюджете.

В Голландии травка всегда была чем-то нормальным. В отличие от остальных европейских стран, её здесь никогда и не запрещали, поэтому у нас не было какого-то резкого разделения на до и после. Не могу сказать, что тут как-то по-особенному к ней относятся: просто хороший способ расслабиться и на время отвлечься от своих проблем. Конечно, иногда случаются казусы, но обычно дальше двухчасовой тошниловки дело не идёт. В выходные люди наведываются в кофешопы, но стоит сказать, что обыкновенные клубы и бары пользуются большей популярностью. На самом деле местные жители предпочитают выпить пару коктейлей, чем покурить: не так уж и весело быть обкуренным в разгар вечеринки.

   

 

Ник Олифант
аспирант, США, штат Колорадо, Колорадо-Спрингс

Даже до того, как марихуану легализовали, её употребление было широко распространено на концертах или горнолыжных курортах. В разных городах были разные правила, но в большинстве случаев за раскуренный косяк ты максимум получил бы предупреждение. Не скажу, что после закона количество курильщиков увеличилось — покупать травку в магазине недёшево, не каждый это потянет. Терапевтические больные платят меньше налогов и могут выращивать для себя больше кустов. Для всех же остальных налоги на марихуану очень высокие, поэтому многие предпочитают её покупать у нелегалов.

У нас есть специальные клубы, в которых можно купить или покурить каннабис, но они не очень распространены: всё-таки марихуана отличается от алкоголя, и большинство людей предпочитает дуть дома перед телевизором.

Чехи, испанцы, голландцы и американцы — о жизни после легализации марихуаны. Изображение № 6.

На мой взгляд, легализация травы — это лучший закон, который принимали у нас в штате. Дети с эпилепсией наконец получили к ней доступ, что помогло сократить число припадков. Смертность от передоза обезболивающих, кстати, тоже уменьшилась. У нас многие некурящие поддерживают этот проект, потому что деньги, полученные от оборота марихуаны, идут на развитие школ. Вообще в жизненном плане мало что изменилось, тут дело скорее в экономическом аспекте. После легализации заработали большие индустрии, связанные с коноплёй. Меня наняла компания, которая производит эдиблс (от англ. edibles — сладости с марихуаной), и я знаю много подобных примеров. Вообще эти компании появились ещё пять лет назад, когда разрешили медицинское использование травы, но теперь их количество сильно выросло.

   

 

Даниэль Кастани основатель частного клуба, Испания, Барселона

Из-за близости к Марокко жители Испании всегда толерантно относились к марихуане. В отличие от России здесь нет псевдопуританства в обществе и никто не будет тыкать в тебя пальцем, если увидит за курением косяка. При этом нельзя сказать, что тут все курят: это интересно определённой прослойке людей, все остальные просто уважают их выбор.

Пока в Испании нет определённого закона, регулирующего ситуацию с марихуаной, но если тебе больше 21 года, то ты сам имеешь право решать, что делать со своим здоровьем: хочешь — травись, хочешь — не травись. Поэтому после достижения этого возраста любой горожанин может курить травку у себя дома или на частных закрытых территориях. Главное — не вредить обществу. Если ты делаешь это на улице, то ты можешь возмутить общественный порядок, как, в принципе, можешь его и не возмутить. Но если хотя бы один человек на тебя пожалуется, то ты будешь вынужден выплатить штраф.

Это серая область законодательства, которая не разрешает марихуану, но и не запрещает её. Такая лазейка в законе или, лучше сказать, вообще отсутствие какого-либо закона сделали возможным существование частных курительных клубов. Если конституция говорит, что каждый человек старше 21 года имеет право решать, что делать со своим здоровьем, а значит, и курить, то, когда таких людей собирается много, получается что-то вроде ассоциации. Есть ассоциация любителей футбола, есть ассоциация филателистов, в таком случае почему бы не создать ассоциацию любителей травки. Так как по закону мы не имеем права покупать или продавать марихуану, то для того, чтобы частные клубы функционировали, придумана хитрая система членских взносов. На входе каждый участник „ассоциации” кладёт деньги в качестве членских взносов на свою клубную карту и на эту сумму уже забирает какую-то часть от общего урожая. При этом в клуб невозможно попасть, если ты не являешься его членом, а чтобы стать его членом, нужно, чтобы другой член клуба привёл тебя туда.

Чехи, испанцы, голландцы и американцы — о жизни после легализации марихуаны. Изображение № 11.

Частные клубы — это уже новый этап в потреблении марихуаны. Это не как в голландском кофешопе, куда бегут туристы за косяком, — сюда приходят за тем, чтобы приятно провести время — послушать концерт, поиграть в бильярд или посмотреть футбол. Я никогда не видел противников таких мест: люди понимают, что потребность в травке всё равно останется и тогда их дети побегут к марокканцам, чтобы выкурить косячок в подворотне. Общество гораздо более контролируемо, когда существуют специально оборудованные помещения для курения с гарантированно качественным продуктом.

С появлением частных клубов и повышением штрафов не так много людей теперь курит на улицах. Больше нет былой показушности, когда ты шёл и размахивал косяком по улице. Да и зачем нужно причинять кому-то дискомфорт, когда можно со всеми удобствами покурить у нас. Тут есть всё, но только не эдиблс. Человек не может получить интоксикацию, даже если выкурит целый вагон марихуаны, но в пище он не может себя контролировать — за одним куском торта последует другой, и тогда он рискует отравиться.

   

Чехи, испанцы, голландцы и американцы — о жизни после легализации марихуаны. Изображение № 14. 

Росс Делосантос озеленитель, США,
штат Вашингтон, Сиэтл

До легализации единственной возможностью законно достать марихуану было получить „наркотическую” карту у доктора, с которой можно было закупаться в специальных аптеках. Хотя, конечно, доступ к ней был не только у больных — можно соврать доктору и получить карту за 100 долларов или попросить тех, кто уже владеет пропуском, купить немного марихуаны. Не могу сказать, что после того, как приняли закон, многое изменилось — разве что теперь люди могут ходить по улицам и безнаказанно курить. Даже сами копы разъезжают на своих великах с косячком за ухом. А специальные бары для курения только начинают открываться, эта индустрия находится в зачаточном состоянии.

Легализация марихуаны мало повлияла на повседневную жизнь людей, но уже заметно сократила уровень преступности в городе. Все вокруг стали намного дружелюбнее и спокойнее. Хотя количество людей, которые стали курить, увеличилось, не скажу, что это плохо — возможно, цифра выросла из-за тех, кто раньше употреблял спайс: теперь им просто незачем травиться химией.

Каждый год в Сиэтле проходит самый большой фестиваль в защиту марихуаны в мире — Hempfest. Тогда почти треть жителей города спускается к заливу и умиротворённо курит. Хотя там же можно встретить ярых противников легализации — они приходят с мегафонами и нарушают всеобщий покой криками о том, что мы все сгорим в аду.

   

Текст: Мария Куреша

Мнение редакции The Village может не совпадать с мнением участников материала