Спальные районы российских городов принято ругать за неустроенность и безликость: за пределами исторических центров стоят одинаковые многоэтажки, жители которых даже не подозревают, кто является их соседями. The Village решил узнать, как выглядит массовая застройка в других странах и чем окраины отличаются от центральных улиц. 

 Москва

Фото:  Shutterstock.com. Изображение № 1.Фото: Shutterstock.com

Кремль, Красная площадь, храм Христа Спасителя, сталинские высотки и небоскрёбы Сити — примерно так может представлять Москву турист, но на самом деле 90 % столицы России — это тысячи панельных многоэтажек. Спальные районы из типовых жилых домов считаются порождением эпохи СССР и исключительной особенностью России, но это не так: после окончания Второй мировой войны строительство массового жилья развернулось по всему миру. Жилые многоэтажки появились не только на окраинах советских городов, но даже в центрах европейских столиц. Правда, после провала модернистских экспериментов 1960–1970-х такое строительство на Западе было свёрнуто, а некоторые жилые комплексы снесены.

 Грозный

Фото: alenvl / Shutterstock.com. Изображение № 3.Фото: alenvl / Shutterstock.com

Грозный, разрушенный во время двух чеченских войн, был фактически построен заново в течение последнего десятилетия. В центре города находится мечеть «Сердце Чечни» и комплекс из 150-метровых высоток, а к 2018 году по соседству с ними должен появиться 80-этажный небоскрёб, названный в честь Ахмата Кадырова, и масштабный парк с вращающимися павильонами и двухэтажной стеклянной рекой. Грозный — это куда менее амбициозный аналог Дубая или обновлённого Баку, но вряд ли какой-нибудь другой российский город можно назвать символом эпохи стабильности: даже восстановленные хрущёвки здесь покрывают двускатной крышей и пытаются замаскировать под сталинскую неоклассику. Впрочем, на окраине города, как и во многих других российских городах, можно встретить частный сектор.

Токио

Фото: Tanjala Gica / Shutterstock.com. Изображение № 5.Фото: Tanjala Gica / Shutterstock.com

Токио-Иокогама — крупнейший и один из самых прогрессивных мегаполисов мира с населением в 40 миллионов человек. И если центр японской столицы — это предсказуемый деловой район с современными офисными небоскрёбами, то спальные районы вряд ли похожи на город будущего: японцы предпочитают жить в небольших личных домах, кучно поставленных вдоль узких улиц. Кроме того, в стране де-факто отсутствует понятие вторичного рынка жилья: в отличие от западных стран продолжительность эксплуатации домов в среднем составляет три-четыре десятилетия, а покупка недвижимости не является средством инвестирования. Старое жильё покупают лишь для того, чтобы снести и на его месте построить новое.

 Гонконг

Фото:  Shutterstock.com. Изображение № 7.Фото: Shutterstock.com

Гонконг — город небоскрёбов: в городе почти две с половиной тысячи домов превышают стометровую высоту. Это в три раза больше, чем в Нью-Йорке, и в 20 раз больше, чем в Москве. Большая часть этих высоток — жилые: в городе слишком мало свободного места, и нет ничего необычного в том, чтобы жить в маленькой квартире на сороковом этаже. Безликость и плотность застройки спальных районов Гонконга на новых территориях настолько удивительна, что даже стала объектом проекта фотографа Майкла Вульфа Architecture of Density. Материковый Китай также не отстаёт: новостройки Пекина, Шанхая или Шэньчжэня — это новые Чертаново, Купчино и Троещина.

 Лондон

Фото:  Shutterstock.com. Изображение № 9.Фото: Shutterstock.com

Лондон сильно пострадал из-за бомбёжек во время Второй мировой войны, и поэтому посреди исторической застройки центра города можно найти и бруталистский микрорайон Барбикан, и хайтековый небоскрёб-«огурец» Нормана Фостера. А построенный в начале XVIII века Собор Святого Павла спокойно соседствует с современным торговым центром Жана Нувеля. Массовая застройка более предсказуема. Бесконечные ряды двух- и трёхэтажных лайн- и таунхаусов — символ Великобритании.

Берлин

Фото:  Shutterstock.com. Изображение № 11.Фото: Shutterstock.com

Берлин — город, в котором окраины и центр поменялись ролями. Центр был сильно разрушен во время Второй мировой войны, а после на три десятилетия разделён стеной, превратившись в задворки и Восточного, и Западного Берлина. Чтобы увидеть аккуратные гэдээровские хрущёвки, даже не нужно отправляться в спальный район Марцан: они находятся в пяти минутах ходьбы от Бранденбургских ворот, у мемориала памяти убитых евреев Европы. После объединения Германии и переноса столицы из Бонна Митте переживает масштабную реконструкцию, а историческую застройку стоит искать на бывших довоенных окраинах — например, в Фриденау.

 Париж

Фото: Doin Oakenhelm / Shutterstock.com. Изображение № 13.Фото: Doin Oakenhelm / Shutterstock.com

Современный образ Парижа сложился в середине XIX века благодаря градостроительному плану барона Османа, прорезавшего средневековый город новой сеткой широких улиц и бульваров. Столица Франции выглядит однородно, но за пределами бульвара Периферик можно найти не только небольшие частные особняки и офисные небоскрёбы Дефанса, но и построенное в 1960-е годы социальное жильё HLM — аналог советских хрущёвок. Находящиеся в пригородах многоэтажные микрорайоны постепенно оказались населены малоимущими и безработными мигрантами и превратились в гетто. Именно они стали центрами массовых беспорядков осенью 2005 года, спровоцированных гибелью двух скрывавшихся от полиции африканских подростков.

Рио-де-Жанейро

Фото:  Shutterstock.com. Изображение № 15.Фото: Shutterstock.com

Масштабные трущобы, находящиеся по соседству с деловыми высотками и богатыми кварталами, — бич многих мегаполисов в развивающихся странах мира. Свои трущобы есть в Мумбаи, Джакарте и Мехико, но самые известные находятся на склонах гор в Рио-де-Жанейро. В бразильских фавелах живут больше 10 миллионов человек, в них высокий уровень преступности, но внутри неприглядных домов могут жить и вполне обеспеченные люди. Трущобные районы — следствие не только бедности, но и быстрой урбанизации и недостаточного планирования.

 Лас-Вегас

Фото: Andrew Zarivny / Shutterstock.com. Изображение № 17.Фото: Andrew Zarivny / Shutterstock.com

Лас-Вегас — идеальный пример типичного американского города. Небольшой высотный даунтаун, в котором сосредоточены гостиницы, казино и офисы, окружён бесконечной сабёрбией — идиллическими пригородами с частными домами. Такая планировка — следствие массовой автомобилизации США, начавшейся в 1920-е годы и усилившейся после Второй мировой войны. Личный автомобиль позволил покупать жильё всё дальше и дальше от центра. В отличие от относительно компактных и плотных европейских городов американские могут тянуться на десятки километров.

Детройт

Фото: Steve Pepple / Shutterstock.com. Изображение № 19.Фото: Steve Pepple / Shutterstock.com

Массовая автомобилизация предопределила расцвет и падение Детройта — главного города-призрака на планете. В автомобильной столице США был плохо развит общественный транспорт, а исторические кварталы в центре сносились ради создания парковок. Обеспеченные белые жители всё дальше и дальше уезжали в пригороды, а их место занимали малоимущие афроамериканцы. Нефтяной кризис 1973 года привёл к упадку местной автомобильной промышленности. Центр города опустел, а ближайшие пригороды превратились в гетто. В 2013 году Детройт признали банкротом.