Этим летом в парках и на бульварах буквально повсюду можно встретить группы индейцев в национальных костюмах, которые играют свою музыку. Большая их часть из Эквадора, хотя приезжают также музыканты из Перу. Оказывается, некоторые деревни там пустеют на летний сезон: всё мужское население уезжает в Европу выступать и зарабатывать деньги. Разные музыкальные группы играют одни и те же песни, сочинённые в Отавало, продают диски, иногда выступают на свадьбах и корпоративах. The Village поговорил с эквадорской группой Comuna Marca о Москве, песнях, полиции и о родной деревне в Андах.

 

Гости столицы: Как в Москве оказались индейские музыканты. Изображение № 1.

 

  

 

О группе

 

Гости столицы: Как в Москве оказались индейские музыканты. Изображение № 7.

Хайме

группа «Комуэндо Марка»

Наша группа собрана из двух — «Алитаки» и «Комуэндо Марка». Тут по городу играют другие эквадорцы, все из наших ближайших деревень. Мы путешествуем по Европе и играем музыку Южной Америки, эти инструменты и костюмы мы сделали своими руками. Наша музыка — это фольклор, традиционная индейская музыка, музыка медитации. Мы пытаемся показать Москве латиноамериканский накал, нашу культуру.

В нашей группе восемь человек, танцоры и музыканты. Но мы постоянно меняемся, когда кто-то хочет петь — он поёт, а другой, наоборот, танцует. Я играю свою тему, мой товарищ — свою, но мы подменяем друг друга.

Это мой первый раз в Москве. Могу сказать только, что она очень большая, улицы убраны, все гуляют, солнце светит — хорошо. Здесь так много народу, всё так отличается от того, что мы видим в своём городке. Здесь другая культура, никто не говорит на английском, только на русском, поэтому мы не можем ни с кем пообщаться, а хотелось бы. Впрочем, я и сам английского не знаю. Ещё мне показалось, что русские ничего не хотят знать, что они не любопытные — это немного странно для нас.

Гости столицы: Как в Москве оказались индейские музыканты. Изображение № 8.

90 000

примерно столько индейцев живут в городе Отавало

Гости столицы: Как в Москве оказались индейские музыканты. Изображение № 9.

 

О родной деревне

Наша группа здесь около месяца, потом мы поедем в Данию, Швецию, Германию и будем возвращаться к семье. Живём мы в небольших деревнях в горах на севере Эквадора, совсем рядом с колумбийской границей. Там живут только индейцы — руна и инки, а говорим мы на языке кечуа, здесь его тоже не знают. Мы занимаемся нашими промыслами, шьём индейскую одежду: пончо, чомпас, панталоны, работаем всей семьёй в деревне, а в город ездим всё это продавать. Музыкальные инструменты, ловцы снов — всё это мы тоже продаём. А летом ездим выступать. Москвичи нам хлопают, улыбаются — мне кажется, им нравится наша музыка, а значит и нам нравится играть здесь.

 

  

 

О любимом месте в Москве

 

Гости столицы: Как в Москве оказались индейские музыканты. Изображение № 17.

Марлон

группа «Вайроняне» 

Я тут уже не первый раз, сам я из столицы Эквадора Кито, а все музыканты из деревни близ Отавало. Мне очень нравится Москва, мы много где уже выступали. Но самое моё любимое место — это мой дом, потому что туда можно прийти и расслабиться. Мы живём в общежитии на Мосфильмовской.

У нас такая работа, что почти нет свободного времени, чтобы готовить что-то латиноамериканское или как-то организовывать по-особому быт. Мы едим обычно в столовой русские продукты, хотя есть у нас знакомый повар, который иногда приносит и нашу традиционную еду. Он сам из нашего региона, я не знаю, что он делает в Москве, но готовит он хорошо.

Об индейском образе жизни

В Москве всем нравится наша музыка, но менты — ваша проблема! Да, очень-очень плохие. Они просто хотят собрать с нас деньги, не дают спокойно работать, постоянно мешают, если не платим. Постоянно проверяют документы. Поэтому по центру гулять совершенно невозможно. Красная площадь у вас, например, красивая, но там опять же слишком много ментов. И ещё очень большая проблема — беспорядок. Вы, например, можете оставить машину в любой точке города прямо посреди дороги, меня это очень удивляет.

По вечерам мы любим поехать куда-нибудь танцевать сальсу. «Старая Гавана», например, — прекрасная дискотека! Ещё есть ресторан-бар «Аруба». Мы же не только индейскую музыку любим и играем. Все латиноамериканские танцы нам не чужды. И вообще вот эти костюмы, которые вы видите, — индейцы же не ходят в них постоянно. Мы также носим джинсы и майки, а это — праздничные наряды. Я живу в столице, но и в более мелких городах Эквадора есть и интернет, и кафе, и каменные здания, то есть мы живём так же, как вы.

 

Гости столицы: Как в Москве оказались индейские музыканты. Изображение № 18.

 

О сале и самогоне

Русские говорят, что есть в нас что-то магическое. Вот, например, про одного нашего музыканта рассказывают, что в прошлом году две женщины сошли с ума, когда с ним познакомились. От любви. Я сам про это ничего не знаю, но на всякий случай не советую с ним знакомиться.

Мы общаемся с местными жителями, но, сами понимаете, большая часть нашей группы говорит только по-испански. А люди здесь хорошие. Хотя разные случаи бывают. Одну нашу группу как-то обокрали, украли инструменты и костюмы — это ведь самое дорогое. А забавных случаев у нас много было. Как-то нас угостили салом! Представляете — сало! Для нас это было очень необычно, хотя, должен сказать, вкусно. Мы едим, например, морских свинок, так что у всех свои причуды. А ещё мне как-то дали попробовать самогон. Друг налил и говорит: «Это наш национальный напиток». Я-то думал, что это молоко. Там было совсем немного, на донышке, я это выпил и отключился.

О песнях

Поём мы о любви, о матери-природе, о духах. Вот попробую вам одну строфу перевести: «Иногда я просыпаюсь один и чувствую, что мир перевернулся вверх дном, но я понимаю, что всё, что я чувствую, закончится вместе с песней этого дня».

 

  

Фотографии: Лена Цибизова