The Village продолжает анонимный коллективный блог о сексе и отношениях. Его ведут сотрудники и друзья редакции — выяснилось, что многие давно хотели поделиться наболевшим. Очередной выпуск — о том, как подростки примирялись со своей сексуальностью до повсеместного распространения интернета. 

Я хочу рассказать о мальчике Андрее, который мастурбировал на задней парте на уроках математики, и о других мальчиках нашего класса, которые любили достать свой член во время урока. Они очень этим гордились, как будто только что нашли его у себя в штанах и искренне радуются. Это был очень странный период в жизни нашего класса. Причём было бы от чего возбуждаться. Мы все как одна были страшнее ночи. Айфонов тогда не было — порнушку на математике не посмотришь. Вообще мобильного интернета не было. Телефоны-то не у всех ещё были. Журналы тоже на уроке не были замечены. То есть их возбуждало осознание того факта, что вот у него появился член, член стоит, член желает и все должны об этом знать. Вот такое вот сексуальное образование в приличной московской школе, когда-то считавшейся одной из лучших в столице. Всё наглядно, доступно, можно потрогать, понюхать. Ещё они все бегали по школе и рисовали везде члены. Это был 9-й или 10-й класс. Члены рисовали везде — на досках, на стенах, на кастрюлях в столовой, даже на листах фикуса в кабинете английского на столе у учителя. Наша школа превратилась в королевство Бутан, где каждое уважаемое место должно было быть защищено фаллосовидным амулетом. Я до сих пор не могу понять — да, переходный возраст, но зачем? Зачем так? Мастурбируй спокойно в туалете дома или под одеялом. Да где угодно показывай свой член, но не на уроке математики. Cамое интересное, что один из главных «дрочунов» потом окончил философский факультет. Видимо, решил переключиться на изучение любви платонической.

Но пока Андрей мастурбировал, вокруг него разгорались невероятные страсти. Как-то вечером мне позвонила девочка из параллельного класса и заговорщицким голосом сказала, что знает, что я нравлюсь Андрею. На что я поблагодарила за информацию и сказала, что мне от этого ни жарко ни холодно. «Ты что! ведь это может оказаться очень полезным! — Почему? — Потому что с него можно тянуть деньги и подарки! — Спасибо за совет, но я переживу без его подарков. Тем более что сам Андрей мне неинтересен». На вопрос почему, мне хотелось ей ответить: потому что вчера Андрей за моей спиной кончил на уроке математики. Но я промолчала. На следующий день перед географией я зачем-то рассказала про телефонный звонок соседке по парте. Она посмеялась. А вечером раздался второй телефонный звонок: ты *****, ты поплатишься за свой распущенный язык (гудки). В тот момент я cебя чувствовала человеком, приглашённым на сцену во время бурно развивающегося театрального спектакля. Зрителя вытаскивают из зала, и он не имеет ни малейшего понятия, что происходит, и с таким же чувством потом уходит. Там, в параллельном классе, явно горели какие-то страсти по поводу Андрея. Причём, ведь если бы он узнал, что нравится какой-то девочке (явно не просто так она строит подозрительные схемы с телефонными разговорами), он мог бы с ней познакомиться поближе. А вдруг любовь? А вдруг первые отношения? А вдруг мастурбировать на математике больше бы не пришлось?

В нашей школе все существовали по группировкам, в зависимости от своих медийных интересов. Были вот девочки-фанатки сериала «Секс в большом городе», которые строили планы по захвату всех мужчин и составляли списки подарков на их деньги. Были такие, как Андрей, первые счастливые пользователи интернета, чата «Кроватка» и всех сопутствующих прелестей взрослой жизни. Ещё были мальчики, игравшие в фильм «Брат» и сериал «Бригада». Пока одни мальчики мастурбировали, другие играли в братков и завязывали опасные связи с учительницами. Один был особенно известен своими похождениями. Поговаривали, он запирался с молоденькой преподавательницей после уроков, а его друзья в это время стояли на стрёме. Он был типа местной мафии и был всячески уважаем в своём узком кругу. Как-то он повздорил с мальчиком из младшего класса и назначил ему встречу для разборок после уроков. На встречу младшеклассник пришёл с папой и водителем. А мальчик постарше, глава местной группы фанатов сериала «Бригада», пришёл с липецкими братками. Оба год потом в школу не ходили, потому что встреча закончилась пулевым ранением в лёгкие охраннику. Вот и такое происходило, пока Андрей мастурбировал на математике.

Не знаю, где сейчас Андрей и всё ли у него сложилось в личной жизни. Не знаю, где и другие участники рассказанной драмы. Не знаю также до сих пор, зачем надо было дрочить на уроке математики. Школы нашей больше нет. Её снесли много лет назад. Мы туда пробрались с подругой незадолго до сноса и сфотографировали классы. И в одном из них на всю доску были нарисованы огромные члены и написано «11 „Б“ жив!» Быть может, это признание в любви тому странному пубертатному периоду. А может, и намёк на то, что в каждой престижной школе с сильными духовными скрепами и качественным сексуальным образованием есть и будет Андрей, распускающий руки на уроках математики.