Этой осенью Министерство культуры утвердило «Модельный стандарт деятельности общедоступной библиотеки», призванный превратить не слишком посещаемые хранилища книг в современные социальные пространства. Каких конкретно перемен стоит ждать и в каком направлении движутся современные библиотеки — об этом The Village поговорил с дизайнером бюро KIDZ Егором Богомоловым, превратившим районную библиотеку им. Н. В. Гоголя в самый обсуждаемый читальный зал Петербурга, и одним из кураторов проектов в ней  Анатолием Бузинским.

 

 Дизайнеры Гоголевки — о новом российском стандарте библиотек. Изображение № 1.

анатолий бузинский

куратор проектов в библиотеке, коммуникационное агентство «Код города»

Дизайнеры Гоголевки — о новом российском стандарте библиотек. Изображение № 2.

Егор Богомолов

дизайнер бюро KIDZ

 

Библиотеки будущего?

Егор: С новым «модельным стандартом библиотек» история очень простая. Сотрудничать нам предложила Академия переподготовки работников искусства, культуры и туризма (АПРИКТ) и Министерство культуры. Смысловое наполнение шло не от нас: они сами разработали методологию, а мы должны были раскрыть её с помощью дизайнерского языка, создать что-то в духе библиотеки Гоголя. Ключевая идея — отталкиваться не от нужды расставить где-то книги, а от самого человека.

В итоге получилось три модели для разных масштабов помещений: 400, 700 и 1 100 метров квадратных. В этих пространствах ставятся акценты: в одном — на организацию мероприятий, в другом значительную роль сыграет коворкинг, в третьем маленькое пространство расширится за счёт гиперфункциональной мебели. 

АНАТОЛИЙ: Даже если модель не будет реализована полностью, каждый библиотекарь может использовать какую-то идею. Например, подоконник может быть рабочим столом, а ярусная посадка — и местом для чтения, и релакс-зоной. Каким образом библиотекари о проекте узнают? Я скептически к этому отношусь, но надежда умирает последней: Министерство культуры должно выстроить коммуникацию со всеми библиотеками региона. В первую очередь этот проект — пример для местных властей: вот модели, которые рекомендуется реализовать. Но мы не смотрим так глобально, наша задача — преобразовать петербургские библиотеки.

Е: В 2016 году должна завершиться реконструкция библиотеки «Ржевской». Там появится гиперфункциональная мебель, которая делит пространство на зоны; закрытые пространства (где можно провести, например, урок иностранного языка) будут варьироваться с полуоткрытыми. Большая часть поверхностей, насколько это возможно, превратится в книжные полки. Есть привязки к контексту, к истории места. «Ржевская» занимается в основном краеведческой темой, и это будет отражено в дизайне.

Дизайнеры Гоголевки — о новом российском стандарте библиотек. Изображение № 3.

А: В случае с «Ржевской» мы решили работать не только с внутренним наполнением, но и с внешней составляющей: рядом есть большая аллея и парк, в том же здании находится детская библиотека. Важно показать прохожим, что внутри библиотеки что-то происходит. 

 

О библиотеке Гоголя в Петербурге

А: Первый шаг сделала сама библиотека, а точнее сказать новый директор Центральной библиотечной системы Красногвардейского района Марина Швец. Её инициативу поддержала администрация района. Финансирование проекта было самым обычным — то, что заложено в районный бюджет. Причём до нас уже была потрачена половина средств — на покраску стен и так далее. Всё дело в эффективном распределении денег и мотивации сотрудников.

Е: Мы отталкивались от того, что кругом всё такое серое и мрачное. Возможно, кое-где мы переборщили с цветастостью, но на тот момент мы всё сделали правильно. Даже пожилые посетители говорили: «Как у вас здорово!» Они не жаловались, что, мол, превратили библиотеку в Диснейленд, хотя, по идее, именно они должны быть самыми суровыми критиками.

Дизайнеры Гоголевки — о новом российском стандарте библиотек. Изображение № 5.

Важно делать пространство, которое приспособлено к изменениям. Когда задаётся очень жёсткая функция, она со временем может просто отмирать. И всё — больше ничего не будет происходить. Есть несколько вещей в библиотеке Гоголя, которые используются не так, как мы планировали, но всё равно это удобно. Например, арт-холл, задуманный как площадка для творчества, сейчас воспринимается больше как детская зона, и это классно. Мы делаем пространство как можно более мобильным. Мы не можем предугадать, что в помещении будет через год, когда наполнение меняется даже в течение дня. 

 

Книги — не главное

А: Когда мы открывали детскую библиотеку «Город», у нас был круглый стол, и кто-то из библиотекарей сказал: «Ой, а представляете, есть библиотеки, где нету книг! Это так ужасно!» Будучи модератором, я не мог оппонировать, но заметил, что всё зависит от потребностей аудитории. Если есть электронные базы и людям хочется не читать бумажную книгу, а делать в библиотеке что-то другое, то в этом нет ничего ужасного.

Е: Для меня библиотеки — это место коммуникации. Книгу ты можешь и дома почитать, в интернете много чего доступно. Речь идёт скорее о взаимодействии людей: не хватает мест, где они могут собраться, что-то обсудить, устроить своё событие — превратиться из потребителей пространства в его создателей. В Хельсинки, например, находится музыкальная библиотека, где очень мало книг, зато есть своя звукозаписывающая студия.

А: Могу сказать на примере библиотеки Гоголя, , где я администрирую социальные сети. . Ко мне через день кто-то обращается: Филармония, Кирхе, экофестиваль, сейчас ещё хотят снимать телевизионную программу про книгу — и так постоянно. То есть запрос очень большой. Мне кажется, что библиотеки для Петербурга имеют особое значение. В Москве процесс городских трансформаций легче запустился в парках, а у нас из-за климатических и интеллектуальных условий, мне кажется, движущей силой должны быть библиотеки.

А: Со следующего года мы хотим запустить проект с главными книжными магазинами — чтобы в библиотеку поступали лучшие новинки. Недавно у нас была встреча с Татьяной Москвиной, и мы дополнительно закупали её книги, чтобы она подписала их. Вдвойне приятно читать книги, подписанные автором.

Е: Вместить абсолютно все книги невозможно в принципе, каким бы пространство ни было, — нужно как-то выбирать. У районных библиотек должна быть своя специфика. На этом нужно сделать и визуальный акцент. Получилось бы, что каждая библиотека отвечает за какую-то часть информации.

Дизайнеры Гоголевки — о новом российском стандарте библиотек. Изображение № 8.

А:  В Красногвардейском районе логично, чтобы  у Библиотеки Гоголя были хорошие книжные фонды по урбанистике и дизайну. Раз так совпало, что она стала жутко стильной и молодёжной. В прошлом году мы получили премию «Открытие года» The Village, в этом «Собака.ру» дала премию за лучший дизайн-проект. Да, дизайн взял на себя очень большую часть, но меняются и сами библиотекари. Мы делаем много социальных проектов, люди сюда приходят и для своих нужд. Например, сидит шестиклассница и делает домашнее задание. Говорит: «Здесь же круто».

23 ноября была годовщина реконструкции — время подводить итоги. Около 60 % — это новая аудитория, а 40 % — ядро, которое уже было: бабушки и дедушки, приходящие за детективами и романами. Изначально нам важно было донести идею, что библиотеки меняются, что читать — это модно, интересно. Сейчас мы хотим увеличить посещаемость, в первую очередь за счёт мероприятий.

Государственные учреждения не открыты к инициативам. Попробуй прийти в какую-нибудь библиотеку и проведи там что-нибудь. Это то же самое, что прийти в ЖКХ и сказать: «А давайте мы сейчас лавочки поставим новые». А у библиотеки Гоголя другие принципы — мы  абсолютно открыты. Мы понимаем, что это стратегически важно: чем больше будет у нас мероприятий, тем больше интересных и разных людей придёт и станет читателями. Сейчас, например, в библиотеке любой желающий может посетить художественную выставку о котах. Я не фанат котов, но они собирают 100 человек на открытии.  Кроме этого, у нас были громкие международные события — например, турнир по дебатам или мероприятие в рамках Urban Week. Есть и наши инициативы, которые нам симпатичны, например «Урок литературы» с участием известных писателей.

 

О смелых библиотекарях

А: Библиотеки районов почти не взаимодействуют между собой. Единый читательский билет — это формальность. Конечно, это хорошо, что ты взял книгу в одном районе, а сдал в другом.  Но библиотекам не хватает циркуляции информации, в первую очередь, о тех интересных и актуальных событиях, которые бывают в книжных залах. В этом библиотеки не отличаются от других пространств города, но им объединиться легче, чем каким-нибудь креативным коворкингам. Наше главное преимущество — то, что мы государственные, бюджетные и бесплатные для посетителей. Мне кажется, что библиотекари — самые смелые и инициативные из бюджетников. Взять, например, мелкие музеи — их не видно, не слышно. Про библиотеки же если и говорят, то, например, в связи юбилеем президентской библиотеки им. Н.Б.Ельцина. Но для кого она? Просто так с улицы туда не зайдёшь. Зато районные библиотеки не стоят на месте.

Дизайнеры Гоголевки — о новом российском стандарте библиотек. Изображение № 10.

Сейчас к нам пришло осознание того, что вместе с культурными деятелями нужно брать библиотечную тему и поднимать её на новый уровень. К сожалению, пока это идёт на уровне администрации района или по инициативе снизу. В этом есть свои преимущества, потому что мы абсолютно открыты и свободны, но с другой стороны, если бы была поддержка города — как в Москве, — то многие задачи решались бы в семь раз быстрее. Для нас важно, что многие библиотекари на низовом уровне к нам обращаются за советом. В следующем году мы собираемся организовать обучение для всех сотрудников библиотек Красногвардейского района. Основные направления — связи с общественностью, организация событий и дизайн.

Текст: Александра Боровикова