С 10 сентября по всей России из торговых центов, университетов, вокзалов, кинотеатров и других объектов из-за сообщений о минировании эвакуировали сотни тысяч людей. За один только понедельник, 18 сентября, в Пензе эвакуировали 12 торговых центров, в Йошкар-Оле — девять зданий, в том числе мэрию и правительство Республики Марий Эл, в Саранске — как минимум четыре торговых центра, в Москве — три префектуры, торговые центры «Метрополис» и «Европейский», бар «Камчатка» и несколько других мест. Ни в одном из случаев бомбы не нашли. The Village узнал, когда начались звонки, кого власти считают ответственными за них и какие убытки понесли торговые центры и бюджет страны.

Когда начались звонки

Первая информация о минировании поступила вечером 10 сентября. Около полуночи во время подсчета голосов после единого дня голосования в Омске эвакуировали избирательную комиссию после звонка о бомбе в здании городской администрации. Позже аналогичные звонки поступили в кинотеатры «Кристалл», «Галактика» и «Маяковский» и торговых центры «Маяк Молл» и «Мега». С утра 11 сентября аналогичные звонки стали поступать в Ставрополе, Уфе, Рязани, Челябинске и в других городах. 13 сентября эвакуации начались в Москве — они продолжаются до сих пор. За первые сутки в Москве эвакуировали как минимум 100 тысяч человек, в оперативные службы поступили 65 звонков об угрозах 70 объектам. В частности, эвакуация проводилась в 20 школах, в торговых центрах «Метрополис», «Мега Теплый Стан», «Охотный Ряд», ГУМе, Детском мире на Лубянке, «Хорошо», «Золотом Вавилоне», пяти вокзалах, Митинском радиорынке, гостиницах «Космос» на ВДНХ и «Звездная» и в других местах. В Москве, Перми и Ставрополе по фактам звонков завели уголовные дела по статье 207 УК РФ («Заведомо ложное сообщение об акте терроризма»).

Причины и реакция властей

В первые несколько дней после начала массовых эвакуаций местные власти и представители МВД и ФСБ охотно соглашались рассказывать о них, позже чиновники и полицейские стали комментировать звонки почти исключительно анонимно. Наиболее показательный случай произошел с газетой «АиФ-Прикамье».

12 сентября издание опубликовало комментарий помощника генерального инспектора министерства обороны Олега Островского, назвавшего эвакуации «масштабными антитеррористическими учениями». Вскоре имя Островского из материала удалили, а позже на сайте газеты стала недоступна и сама статья. Редактор сайта Марина Сафина заявила «Медиазоне», что статью сняли с сайта, потому что «уточняется информация», написанная в ней. Редактор пообещала, что материал снова появится на сайте «после документального подтверждения».

Губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров считает, что «телефонная атака проводилась не с территории России», а «организаторов масштабного хулиганства найдут, и они ответят перед законом». В управлении ФСБ по Саратовской области уточняли, что звонки были сделаны при помощи сервисов IP-телефонии и программ-анонимайзеров.

Анонимный источник РИА «Новости» в силовых структурах заявлял, что «есть оперативная информация, подтверждающая, что звонки поступают с территории Украины. Этой же версии придерживается источник «Интерфакса», по словам которого более 90 % звонков были сделаны при помощи сервисов IP-телефонии с территории этой страны. «Фонетический анализ сообщений также позволил сделать вывод о принадлежности абонентов к соседнему государству», — добавил он. В пресс-службе МЧС «Коммерсанту» ответили, что у ведомства «нет информации» о минированиях и эвакуациях.

К 15 сентября «Ведомостям» удалось выяснить, что отсутствие комментариев со стороны оперативных служб — это сознательное решение ФСБ. Представитель пресс-службы одного из трех ведомств — МЧС, МВД или самой ФСБ — заявил изданию, что служба запретила давать комментарии по этому вопросу. В силовом ведомстве это решение объяснили желанием «не нагнетать панику и не провоцировать других желающих» совершать такие звонки.

Тем не менее региональные чиновники иногда все же давали комментарии. Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев заявил, что звонки идут из-за границы и что «чем дальше, тем будет хуже». Управление ФСБ по Камчатскому краю рассказало о массовых минированиях в регионе — правда, только через сутки после самих эвакуаций.

Пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков переадресовал спецслужбам вопрос об эвакуациях, а председатель комитета по обороне Госдумы Юрий Швыткин оценил ущерб от них в миллиард рублей, также связав телефонных террористов с заграницей. По его мнению, звонки шли «с территории Украины» и к ним причастны «либо „Исламское государство“, либо националисты».

Московские власти и представители оперативных служб эвакуации никак не комментируют.

Ущерб от звонков

Швыткин оценивал суммарный ущерб от эвакуаций, более конкретные цифры узнали в «РБК». Два источника в МВД заявили изданию, что на прошедшем 18 сентября закрытом совещании ведомство оценило ущерб от эвакуаций за семь дней в 300 миллионов рублей. «Это расходы, которые государство берет на себя в результате усиленного режима несения службы», — заявил «РБК» экс-советник управления президента России по внутренней политике Олег Матвейчев. По его словам, личный состав, который проводит эвакуацию, как правило, работает внеурочно или отзывается из отпусков, что оплачивается отдельно. «Плюс выезды на место — это расходы на бензин, дополнительные средства идут на оплату работы кинологов, с которыми в таких случаях заключаются отдельные договоры», — заявил Матвейчев.

Ущерб для бизнеса в этой цифре не учтен. Генеральный директор компании «Ванчугов и партнеры» Алексей Ванчугов заявил, что в случае эвакуации торгового центра потери несут ретейлеры, а не ТЦ. Каждый час простоя «Афимолла» в зависимости от времени суток и дня недели обходится его арендаторам от 50 до 150 тысяч долларов в час. «Арендаторы теряют де-факто полдня-день в оборотах. Все зависит от конкретного комплекса, но в среднем для ТЦ площадью 50 тысяч квадратных метров дневной оборот должен быть 30–35 миллионов рублей (520–607 тысяч долларов по курсу ЦБ)», — сказал независимый эксперт Петр Исаев.


Обложка: gukodo – stock.adobe.com