Ох, ребята. Что творится, а? Москва бурлит. Митинги, шествия, задержания. Аспиранты МГУ ночуют в ОВД, интернет-предприниматели раскладывают по почтовым ящикам прокламации, а самые модные ребята в городе просят вместо подарка на день рождения положить 500 рублей на счет «РосПила».

Не обходится без перегибов. Вот какие-то девочки скандируют на Чистых прудах «Ре-во-лю-ция!». А какие-то другие девочки пишут в Facebook: «Ребята! У нас, по ходу, революция!» И ставят смайлик. А когда им в комментариях пытаются намекнуть, что вы там, типа, в своем ли уме — нет никакой революции, они настаивают: «Нет! Революция!» — и снова ставят смайлик.

Ну накопилось, чего там говорить. И так было много претензий, а тут буквально поймали за руку. И хочется, конечно, по этому поводу постоять плечом к плечу, покричать и побегать по историческому центру наперегонки с ОМОНом — дай бог, чтобы не с чеченским. Такое единение разлито в воздухе, какого мы никогда прежде не чувствовали. Как на вечеринке, когда уже не понимаешь, сколько времени, вокруг пьяные и красивые друзья, девушки лезут на столы, сверкая коленками, и совсем-совсем не хочется думать о том, что завтра воскресенье и надо бы еще поработать, пропылесосить квартиру и съездить в «Ашан» за продуктами. 


«Хорошая вечеринка не требует особого смысла. А выход на площадь, окруженную ОМОНом, требует. Для того чтобы это сделать, надо заранее сформулировать для себя ответы на некоторые вопросы».


А задуматься надо бы. Потому что хорошая вечеринка не требует особого смысла. А выход на площадь, окруженную ОМОНом, требует. Для того чтобы это сделать, надо заранее сформулировать для себя ответы на некоторые вопросы. Например — что мы собираемся делать? Что мы собираемся делать с этим магическим совершенно моментом, когда, кажется, действительно можно что-то изменить? Чего мы требуем? От кого мы требуем? Какова альтернатива нынешней власти? 

В пылу борьбы все эти вопросы кажутся прямо-таки оскорбительными. Типа, мы тут с системой боремся, а вы лезете со своими глупостями. Однако если мы не просто покричать собираемся, а строим светлое будущее, то ответить необходимо. Давайте прямо по списку.

Чего мы хотим? Ну, в принципе, мы хотим довольно понятных и общих вещей: чтобы не слепили дальним светом машины с мигалками, чтобы работали суды, исполнялись законы, развивалась наука, промышленность и чтобы были крутые вечеринки. В общем, всего того, о чем написал Вася Эсманов в своей сегодняшней колонке. Единственное, Вася немного напутал с адресатом. Он считает, что этого нужно требовать от существующей власти. А это не так. И тут возникает следующий вопрос.

Имеет ли смысл что-то требовать от этой власти? Да, есть такое мнение, что нынешняя власть безальтернативна и, чтобы изменить ситуацию, надо не кричать на власть с площадей, а пытаться наладить конструктивный диалог. Это верно, но лишь отчасти. Кричать действительно не надо. Мы, в конце концов, воспитанные люди. Но и сотрудничать с властью нет никакого смысла. Просто та система, которую они строили в течение десяти лет, живет по определенным законам. И наши требования в эти законы совсем не вписываются. А менять систему — опасно, трудно и очень не хочется.

Тут ведь какое дело. Находиться во главе политической системы — особенно такой, какая выстроена в России, — это всё равно что переплывать реку верхом на крокодиле. Пока ты на нем — ты плывешь. Но стоит соскользнуть — этот же самый крокодил тебя и сжирает. Уверен, что им самим хотелось бы, чтобы Екатерина Андреева вдруг закрыла лицо руками и расплакалась в прямом эфире. Но как только они попытаются что-то сделать, как-то только начнут ерзать на этом своем крокодиле, они сразу соскользнут. И будут сожраны. Поэтому — поздно. Система выстроена. Изменения невозможны. А если так, то возникает следующий вопрос: какова альтернатива?


«Уверен, что им самим хотелось бы, чтобы Екатерина Андреева вдруг закрыла лицо руками и расплакалась в прямом эфире».


Какова альтернатива этой власти? Вот. Это главный аргумент тех, кто занял сейчас позицию «что-вы-мне-всю-ленту-застали-своей-политикой». Они иронически кривят губы и говорят: «Да не пойду я на этот ваш митинг. Зачем? Что у вас есть? Какая альтернатива?» Всем этим людям, среди которых каким-то невообразимым образом оказались и мои друзья, я хочу дать простой ответ: мы не знаем. Мы понятия не имеем, какая есть альтернатива. Но! Если мы уподобимся вам и будет делать вид, что ничего не происходит, то никогда этого и не выясним. Или выясним тогда, когда упадут цены на нефть и в стране начнется такое, по сравнению с чем все египетские дела покажутся хипстерским пикником. 

Вы поймите, мои скептически настроенные друзья, что все митинги и вообще всё то, что сейчас происходит, — это питательная среда, из которой появится ответ. Своей активностью, своим возмущением мы закладываем фундамент для возникновения реальной альтернативы. Для реальной оппозиционной партии, которая будет представлять наши интересы. И главная цель всех митингов в том, чтобы она появилась. А там уж будет понятно, что делать. 

Что делать? Ну как что. Воспитывать в себе гражданское самосознание, избавляться от мысли, что всё решено за нас. Без всяких лишних движений и криков «Революция!». Парковаться в положенном месте, улыбаться друг другу и не улыбаться членам движения «Наши». А там, глядишь, к следующим думским выборам наша партия подрастет и получит места в парламенте. А затем — выдвинет кандидата в президенты. Не знаю, сколько голосов он соберет, но во всяком случае у нас появится реальная альтернатива. И мы сможем бороться за какие-то конкретные вещи, а не за общие положения о добре и справедливости. 

И главное, будем понимать, что всё это — наша заслуга.