Редактор журнала GQ Данила Антоновский, один из первых обладателей iPad в России, о том, как в скором времени iPad изменит мир.

     

      

Согласитесь, это странно: при огромном интересе к iPad, в русской прессе до сих не появилось ни одного внятного материала об этом устройстве — за исключением ветки комментариев на Snob.ru, которая, как ни крути, — ветка, а потому материалом считаться не может. Нет, ну правда. Об «айпаде» пишут все, но о нем неизвестно практически ничего. Русские авторы перечисляют технические характеристики или в лучшем случае предсказывают, что iPad принесет скорую смерть печатным СМИ. Однако почему это должно произойти, как и когда, — об этом ничего не говорится. Никто не пытается объяснить, что на самом деле представляет из себя iPad и каким образом он повлияет на компьютерную отрасль. Никто не задумывается над тем, как он изменит структуру человеческого мышления. Никто не задумывается, а мы задумаемся.

Но прежде — что такое iPad? Вопрос не такой уж банальный. В общественном сознании этот гаджет занимает место приятной, но бесполезной штуковины и отношение к нему такое же, как, например, к лазерному мечу со съемок «Звездных войн» — каждому хочется покрутить его в руках, но решительно непонятно, что с ним делать в реальной жизни. Но дайте срок, и будет непонятно, что делать без него. Потому что iPad — это не просто нечто среднее между коммуникатором и нетбуком. iPad — это компьютер, изобретенный заново, это новый стандарт. В течение двух-трех лет, большинство из вас забудет о стационарных блоках, оставит ноутбуки дома и перейдет на iPad. Ну, или на любое другое сходное устройство. Просто потому, что планшетники проще, удобнее и дешевле. И вот тут начнутся перемены.

         

                 

В первую очередь, они коснутся газет, журналов и книг. Очень скоро вы будете читать «Коммерсантъ», Interview или рассказы Набокова с iPad. Два-три, максимум четыре, года — и будете.

У обывателей такая перспектива вызывает возмущение. Это невозможно, говорят они. Ничто не заменит тактильных ощущений от книги или журнала, запаха типографской краски и шелеста страниц. Это все, конечно, здорово, но, как заметил генеральный директор ИД «Коммерсантъ» Демьян Кудрявцев, примерно то же самое говорили в начале XX века про автомобиль — хорошая вещь, но мы же с вами понимаем, что она никогда не заменит лошадь, потому что у лошади есть душа, это благородное животное и все такое прочее. Ну, понятно, да? Если угодно, более свежий пример — виниловые пластинки. Какими красивыми они были, как душевно шуршала игла по диску. Но они были сметены с полок CD-дисками, а те, в свою очередь, mp3-файлами.

Но дело даже не в этом, а в объективных потребностях бизнеса. Вообразите такую картину. Офис крупного издательского дома. За большим столом сидит владелец и просматривает финансовый отчет. В документе четко указано, что напечатать тираж журнала — это дико дорого. Развести его по точкам продаж — это тоже дико дорого. Издателя тяготят эти расходы, — тем более, что рекламные бюджеты потихоньку перетекают в интернет. Он давно хотел перевести свои издания в электронный формат, но не мог этого сделать, потому что на рынке не было устройства, с помощью которого электронный журнал было бы удобно получать и читать. Ноутбуки — это не то. С ноутбуками, как заметил Владимир Яковлев, неудобно лежать на диване. А с iPad — удобно. Издатель переводит взгляд на данные о продажах и видит, что в первый день было куплено 300 тысяч таких устройств. А в течение 2010 года, по прогнозам Forbes, будет еще 5 млн. А тут, кстати, из-за спины издателя выглядывает рекламодатель, который говорит — «а ведь на этом iPad моя реклама будет смотрется гораздо лучше, я смогу засунуть в нее звук, видео, интерактивные элементы». И два этих человека в своих дорогущих костюмах плюют на то, что вы любите шелест страниц и выстраивают бизнес под iPad.

Печатные версии, конечно, остаются, — хотя бы для презентационных целей, — но выходят куда меньшими тиражами и с меньшей периодичностью. Из повседневной вещи они превращаются в нечто, близкое к сувенирной продукции. В виниловую пластинку. То же самое случится и с печатными книгами. При этом, «неповторимый запах», «шелест страниц» и вся эта прочая муть скоро перестанет ассоциироваться с ними в принципе. Apple, наверняка, пролоббирует поставку iPad в учебные заведения, в том числе и начальные школы. Согласитесь, дешевле выдать первокласснику один iPad на десять лет, чем печатать тонны учебников. Десять-пятнадцать лет — и на Земле появится первое поколение, для которого электронные книги будут столь же естественны, как для нас — менты-взяточники.

           

               

Но самое интересное даже не это. А то, как iPad изменит человеческое сознание. Он сделает с глобальным массивом знаний то же самое, что iPod сделал с музыкальной индустрией. Ну, вспоминайте. До iTunes она измерялась альбомами. На лучших из них нам нравилось от силы 40% песен. Остальные мы потребляли в нагрузку. После запуска услуги «99 центов» за песню, музыка распалась на треки. Мы стали слушать только то, что нам действительно по душе.

А теперь следите внимательно. iPad — это самый быстрый, самый эффективный и самый удобный способ потреблять контент. Он, словно черная дыра, засасывает в себя книги, журналы, фильмы, сериалы, учебники, общение, прогнозы погоды, игры. И как только мы получаем быстрый и удобный доступ ко всему информационному облаку, мы начинаем дробить его, отсекая только те кусочки, что нам интересны и полезны. Фильмы распадаются на сцены, книги — на абзацы, стихи — на строфы, журналы — на отдельные материалы. И точно так же, как вы составляете плейлист из любимых треков на iPod, вы сможете составить его на iPad, только состоять этот плейлист будет не из музыки, а из абсолютно разных квантов информации. В мозг будут поступать только те знания, что действительно необходимы, и качество умственной деятельности повысится. Во всяком случае, не останется людей, которые не понимают, зачем нужен iPad.

Эта колонка была прорисерчена, написана и отослана с помощью iPad.