Вчера президент России Владимир Путин подписал указ о запрете на год импорта некоторых видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из стран, которые ввели санкции против России. Сегодня правительство опубликовало перечень сельскохозяйственной продукции и продуктов, подпадающих под ограничения в России, страной происхождения которых являются Соединённые Штаты Америки, страны Европейского союза, Канада, Австралия и Королевство Норвегия. The Village спросил рестораторов, шефов, поставщиков и продавцов, кто и что от этого потеряет. 

 

Под запрет попали:

 Охлаждённое, свежее и замороженное мясо крупного рогатого скота, свинина, мясо птицы, солёное, сушёное и копчёное мясо

 Рыба и ракообразные, моллюски и прочие беспозвоночные

 Молоко и молочная продукция

 Овощи

 Съедобные корнеплоды и клубнеплоды

 Фрукты и орехи

 Колбасы и аналогичные продукты из мяса и мясных субпродуктов

 Сыры и творог на основе растительных жиров, а также молокосодержащие продукты на основе растительных жиров

 

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 1.

ТАНЯ МИШИНА

директор ресторана «Сумосан»

Мы находимся в подвешенном состоянии и, что будет дальше, просто не представляем. Указ подписан 6 августа, и непонятно, пропустят ли к нам наш следующий товар, который был заказан до запрета. У нас заказы еженедельные, мы не можем работать иначе, не можем делать запасы и замораживать их на полгода: качество будет совсем другое.

Мы возим продукты из Японии и США. В первом случае пока всё в порядке, но по поводу запрета американских продуктов мы в панике. Из Калифорнии, например, привозили устриц, крабов и тунца, качеством которых и славится «Сумосан». Мы не можем даже привезти оттуда фасоль эдамаме, потому что она считается корнеплодом! Единственное, что мы пока можем привезти из США, — это водоросли кайсо, но возить самолётом только их невозможно: слишком дорого. А закупать другие кайсо мы не можем, потому что у других поставщиков такого качества нет. И ещё по поводу перевозки самолётом — когда поставка большая, как у нас было раньше (рыба, морепродукты и так далее), то и цена расфасовки ниже.

 

У нас сейчас только один вариант — пытаться переходить на продукты Японии и Южной Кореи, но это
не так просто, потому что цены у них уже неадекватные

 

Более того, проблемы начались ещё до подписания указа о запрете. Мы сами занимаемся закупками, но с нами также работает компания, которая уже месяц не может поставить нам некоторые продукты. Фуа-гра стоит на таможне и, наверное, испортилось.

У нас сейчас только один вариант — пытаться переходить на продукты Японии и Южной Кореи, но это не так просто, потому что цены у них уже неадекватные.

Что касается продукции российских производителей, какие-то продукты, конечно, заменить можно, но очень сложно. У нас, например, производят много утки, но она абсолютно другая — очень жёсткая. Продавать такую мы не можем.

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 2.

ИВАН ШИШКИН

шеф-повар и совладелец ресторанов Delicatessen и Tapa de Comida, кафе «Бутербро» и «Дары природы»

На своё счастье, я не использую морскую рыбу, готовлю из отечественной пресноводной рыбы. Но круглогодично мне нужны фрукты и овощи, зелень, которые в основном доставляют из Евросоюза. За исключением небольшого количества израильских или турецких. Голландия — всеевропейский овощной хаб. Но нужно понимать, что бизнес, например, La Maree (важнейший в Москве поставщик охлаждённых и живых морепродуктов и сеть рыбных ресторанов. — Прим. ред.) может быть под угрозой. Как я и предполагал, запрет может сильно ударить именно по премиальному товару. Это не то чтобы жизненно необходимая ниша, но это отнимет у людей разнообразие.

С мясом и птицей у меня проблем не возникнет, я не покупаю импортное мясо уже довольно давно. Это не связано с политической обстановкой, я давно взял курс на поиск адекватных отечественных производителей, происхождение продуктов которых я могу контролировать. Но для меня принципиально важны орехи, фрукты, овощи, молочные продукты. Критически фатален для меня, например, запрет на импорт продуктов Valio. А именно их «Турецкого йогурта», который я искал много лет, и он появился наконец-то не так давно в продаже в Москве. Я его использую весьма широко для ряда блюд, это фантастический продукт, которого я, видимо, снова буду лишён. Мне придётся пару позиций из меню выкинуть. Замену найти на рынке я не могу, перепробовал всё. Делать йогурт сам не буду. Не пойму, как отказаться от пармезана.

Для Delicatessen запрещённый товарный ассортимент не критичен, но для Tapa de Comida очень даже. Это ресторан испанской кухни, который уже год мучается и страдает в режиме ограничений поставок испанских продуктов. Теперь нам, видимо, придётся синтезировать испанские вкусы из продуктов других стран, а может быть, начнём придумывать какие-то новые смыслы.

На счастье, я не вижу в списке макаронные изделия, рис и растительное масло. Я надеюсь, что этого запрет не коснётся. Без оливкового масла, например, я вообще не представляю нормального функционирования своего ресторана.

 

Себестоимость продуктов вырастет, соответственно одни люди будут должны продавать дороже, другие — платить дороже, кто может себе это позволить

 

Выходит, наше правительство ввело санкции против Российской Федерации. В пункте 2 указа о мерах реализации есть указание правительству «Принять меры по обеспечению сбалансированности товарных рынков и недопущению ускоренного роста цен на сельскохозяйственную и продовольственную продукции», и это абсурд. Даже в советское время не удавалось контролировать все цены, а сейчас тем более. Просто люди перестанут торговать. Им проще не торговать, чем торговать себе в убыток, чем не пользоваться конъюнктурой рынка. Или уйдут на чёрный рынок. В условиях ограниченной конкуренции цены будут неизбежно расти, что приведёт к инфляции. Что бы депутат там ни говорил в верноподданническом порыве, например, что всё это скажется на здоровье граждан России, я думаю, конечно же, это повлияет самым принципиальным образом на макроэкономическую ситуацию.

Себестоимость продуктов вырастет, соответственно одни люди будут должны продавать дороже, другие — платить дороже, кто может себе это позволить. И, конечно же, никакого отношения к качеству продуктов это не имеет. О высоком качестве отечественной сельхозпродукции можно сейчас говорить только если с сарказмом. Крики о том, что в результате стремительно поднимется наше сельское хозяйство, — полная профанация и наглое враньё. Говорят, вот, мол, начало появляться русское мясо — это правда. Но это лет 10 назад люди начали вкладывать бешеные деньги и огромные усилия для того, чтобы сейчас выйти хотя бы на какие-то едва заметные результаты, если говорить об объёме рынка. И пока всё в убыток. Так что, можете себе представить, если даже с перепугу сейчас распахать бурьян, то чем его засеивать? Семенной фонд импортируется на 90 % минимум. Остаётся заблокировать ввоз семян и тогда окончательно забыть про российское сельское хозяйство. Или всё равно сидеть на крючке зарубежных если не овощей, так хотя бы семян. На этом фоне радостные патриотические вскрики вызывают у меня как минимум удивление своей близорукостью. Поэтому я думаю, что это всё, конечно, показуха, враньё и удар по своим же согражданам.

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 3.

Борис Акимов

идеолог фермерского кооператива Lavka Lavka

Стратегически это хорошая новость для местного производителя, а тактически сегодня нет ни необходимого количества продукции, ни соответствующей логистики, которая позволит этой продукции дойти до потребителя быстро и эффективно. Рыба есть на Дальнем Востоке и на Севере, в Мурманске, полно рыбы, но вопрос в том, что нет соответствующей инфраструктуры на море или на кораблях, чтобы быстро и эффективно перерабатывать рыбу или доставлять её в свежем виде. У нас вот есть мидии в ассортименте, устриц сейчас нет, но, в принципе, в России они есть: их выращивают на Дальнем Востоке, это качественный продукт. Раньше он в основном покупался Японией, а на внутренний рынок не шёл. Надо постараться и поработать для того, чтобы свежая рыба и морепродукты попадали в Москву.

За исключением некоторых брендов, которые кто-то особенно ценит, или специфических европейских продуктов типа хамона, изменения будут, скорее всего, незаметными для потребителя: исчезнувшие продукты заменят аналогами, которые придут к нам из Африки, Средней Азии, Израиля, Латинской Америки. Крупные мировые корпорации сейчас с удовольствием займут освободившееся место. Никакого дефицита не будет.
Мы станем, наверное, более интересными и для новых людей, и для государства. Понятно, что государство будет больше уделять внимания местному производителю, возможно, обратит внимание на малого и среднего фермера. Государство и раньше уделяло внимание развитию крупных хозяйств, будет хорошо, если теперь внимания заслужит малый и средний секторы. Мы надеемся, что это произойдёт. Сегодня, завтра, через месяц мы не выиграем, конечно, просто нет ресурсов. Для того чтобы что-то изменить, нужно время.

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 4.

Валентин Грухин

совладелец «Сырной лавки»

Рядовой покупатель, который ест «российский сыр», не заметит, что что-то изменилось. Хотя сегодня мы, по сути, проснулись в другой стране. Хорошо хоть алкоголь не запретили, но могут и это сделать. Вся элитная продукция идёт к нам из стран Евросоюза: из Франции, Италии, Нидерландов. Сейчас мы начали работать с итальянской фермой и не имеем ни малейшего понятия, что теперь делать.

Если всё будет делаться аккуратно, как говорил Путин, — запреты будут постепенными, — то до Нового года ничего страшного не произойдёт. Договоры, заключённые с компаниями-производителями, действуют, партнёры будут довозить сыры, и ещё кое-что у нас есть на складах. И коллапс произойдёт только после Нового года.

Если всё будет происходить так, как сегодня говорил Медведев, — блокировка всех поставок с сегодняшнего дня, и все грузовики будут разворачиваться на границах, — тогда произойдёт резкое удорожание в ближайшие три-четыре дня. Цены уже взвинчиваются во всех магазинах на элитные сыры: срок годности у них небольшой, возят их немного и заканчиваются они быстро.

 

Главное только, чтобы санкции привели к результату,
но не в смысле поставить Европу на колени, а дать импульс местным производителям

 

Знаю, что сейчас на границе с Молдавией куча мусора в виде фруктов — никто об этом не говорит, но это катастрофа. То же может произойти и на границах с другими государствами. Невозможно так быстро перестроиться. Цены в России точно будут расти, хотя мы и будем стараться их сдерживать. Срок годности многих сыров у нас месяц или два, эти сыры уже заканчиваются. Конечно, какие-то твёрдые сыры есть на складах, и то, что мы завезли, будет долго храниться. Хорошо, что спрос возрастёт, но непонятно, что мы будем делать в будущем. Будем стараться замещать российскими фермерскими сырами, начнём вести переговоры с частными местными фирмами.

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 5.

Кирилл Мартыненко

совладелец Torro Grill

Вчера начался какой-то массовый психоз, на нас обрушилось безумное количество звонков от журналистов, и мы решили, что пока воздержимся от конкретных комментариев. Известно, что мы как стейк-хаус и так уже пострадали, когда был введён запрет на ввоз американской и австралийской говядины. Так что без их мяса мы живём давно. Теперь это коснулись сыров, морепродуктов и многого другого. Но я уверен, что у нас есть выход, мы будем что-нибудь придумывать, искать местных производителей. Главное только, чтобы санкции привели к результату, но не в смысле поставить Европу на колени, а дать импульс местным производителям. 

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 6.

Евгений Иконников

совладелец кафе греческой кухни Sito

Мы не впадаем в панику и будем решать проблемы по мере их поступления. Во-первых, пока запрет распространяется только на ввоз продуктов, а не на продажу, а у большинства импортёров ещё есть запас. Что касается лично нас, то мы оплатили форвардную поставку греческих продуктов, до конца октября нам хватит. Во-вторых, в кафе большинство блюд мы готовим из местных продуктов. Овощи, мясо, молоко, мука — всё российское. В нашем главном блюде пенерли (лепёшки с сыром, мясом или чем угодно, внешне похожие на хачапури по-аджарски) мы тоже не используем привозных ингредиентов. Более того, если какие-то греческие продукты можно заменить нашими, мы это делаем, например, местные фермеры смогли сделать для нас дзадзики (соус на основе йогурта), и, если у них это хорошо получилось, значит мы можем с ними работать и пробовать сделать то же с другими продуктами.

Производить сыры наши тоже могут, поэтому заменить привозную брынзу реально. Что касается остального, например греческих оливок, то можно возить из других стран. В той же Турции есть очень неплохие. В целом запрет — это, конечно, неприятная новость. Но, с другой стороны, есть вероятность, что это послужит толчком для малообъёмного узкоспециализированного производства, и у мелких производителей, на которых, кстати, строится сельское хозяйство большинства стран в мире, появится шанс на выживание и заработок.

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 7.

Катя Колесникова

директор сети вегетарианских кафе Fresh

Сейчас мы используем в кафе примерно 20 % российских продуктов, большинство из них овощи. Нам ещё не до конца понятно, какие именно европейские страны подпадают под запрет, нашим главным поставщиком является Голландия, и, как мы будем работать с ней дальше, пока не ясно. Сейчас в любом случае мы начнём максимально переходить на продукцию местных фермеров, на случай если Путин придумает что-нибудь ещё. 

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 8.

Владимир Райх

управляющий партнёр GingerBrandMan, открывающий в России по лицензии кафе Tutti Frutti Frozen Yogurt

На нашу компанию в целом подобные санкции не сильно повлияют. Например, для производства Tutti Frutti мы используем только цельное молоко компании Parmalat, а оно производится на российских заводах. Безусловно, спрос на это сырьё возрастёт, соответственно, вырастут и цены. Но, по нашим прогнозам, наши издержки будут незначительными, а себестоимость продукции увеличится всего на 2−3 %. Мы используем много фруктов в качестве добавок. Но и эту проблему можно решить. Например, заменив испанскую клубнику бразильской. Конечно же, придётся пересматривать поставщиков, но в целом ни манго, ни голубика из наших кафе не исчезнет.

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 9.

Анна Качуровская

руководитель пресс-службы Московского зоопарка

Введённый запрет отразится и на нас, потому что основная часть кормов, которыми питаются животные в Московском зоопарке, — импортные. Из Европы и США мы импортируем овощи и фрукты в основном потому, что там они дешевле и качественнее. В день животные съедают около 300 килограммов фруктов и овощей. Например, все приматы едят папайю и маракуйю — а в России они по понятным причинам не растут. Многие животные имеют непоколебимые гастрономические предпочтения (скажем, пингвины едят только определённую рыбу определённого размера, которую привозят из Аргентины) и отказываются от любой другой еды.

У нас пока есть запасы, но мы пытаемся перегруппироваться. Начали вести переговоры с отечественными поставщиками овощей и фруктов, но и они пока не успели переориентироваться. Мы надеемся на послабление этих мер, потому что некоторые продукты найти на российском рынке просто невозможно.

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 10.

Владимир Русанов

представитель X5 Retail Group («Пятёрочка», «Перекрёсток», «Карусель», «Копейка»)

Мы заботимся о благосостоянии потребителя, об удовлетворении его потребностей. Поэтому не допустим дефицита того или иного товара, да и нет к этому никаких оснований. Страны, которые попали под запрет, не единственные поставщики продукции в тех категориях, которые перечислены в правительственном списке.
Мы будем продолжать работать над тем, чтобы продукты на наших полках отвечали высоким стандартам качества и были доступны по приемлемой цене. Мы на протяжении последних нескольких лет ведём активную работу по расширению ассортимента отечественной продукции в наших сетях, регулярно проводим закупочные сессии в регионах с местными производителями.

В значительной степени мы будем зависеть от возможности российских производителей удовлетворить спрос на запрещённый импорт. Положительное влияние окажет хороший урожай 2014 года. Мы будем работать с нашей ассортиментной матрицей и рассматривать альтернативы по поставкам из стран, которые не попали в список. Никакого ажиотажного спроса сейчас в магазинах нет.

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 11.

Екатерина Куманина

директор
по внешним связям ГК «ДИКСИ»

В настоящий момент сеть адаптирует ассортиментную матрицу в соответствии с введёнными ограничениями. Существенных изменений мы не предвидим. В «Дикси» — в формате магазинов у дома — по большинству попавших в перечень категорий доминирующую долю поставок обеспечивают российские поставщики. 100 % мяса, птицы, кисломолочных продуктов на полках — отечественные. Доля импортного молока примерно 0,5 %. Есть небольшой процент норвежской красной рыбы, но уже предварительно проработан канал поставки с Дальнего Востока более полезных диких сортов лососёвых — нерки, кижуча, горбуши.

Европейские сыры представлены более заметно, заменить их аналогичными позициями будет непросто, и в результате, как показывает прошлый опыт, спрос перераспределится в сторону иных вкусов в рамках категории, в том числе сыров из России.

Наибольшие сложности в поиске альтернативной замены вызывают фрукты. Максимальная доля европейских поставок в определённые сезоны в этой категории достигала 50 %. Мы видим возможность в перераспределении заказов в страны Азии, Латинской Америки, Африки, бОльшую загрузку наших российских партнёров — с Кубани, из Краснодарского и Ставропольского краёв, а также производителей из Сербии, Македонии, Турции, Белоруссии. В результате «Дикси» будет по-прежнему предлагать разнообразные фрукты в любой сезон, однако некоторые привычные для покупателей сорта, например груш, могут на некоторое время смениться альтернативными вкусами из других стран. Обращаю внимание, что речь идёт именно об отдельных сортах, а не о категориях. Проблем с овощной продукцией никаких не предвидится, российские сельхозпроизводители полностью обеспечивают потребности рынка. 

Вероятнее всего, потребители не испытают какого-либо дискомфорта, напротив, рынок получит возможность предложить покупателю новые бренды, новые продукты и вкусы. А отечественные производители в свою очередь получат ещё больше полочного пространства.

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 12.

Андрей Канишевский

Директор ресторанного агентства «Аппетитный маркетинг»

Я веду несколько проектов, наша команда буквально на днях собиралась открывать ресторан «Охота на лобстера», в котором, соответственно, всё меню строится на блюдах из лобстера. Возить его мы собирались из Канады. У нас уже аквариумы стоят, с живыми лобстерами! Хватит их на неделю работы. Всё, приплыли.

Сейчас идёт экстренное совещание инвесторов, у нас контракт, и все в огромном замешательстве. Наши поставщики, которых я пока не могу назвать, ведут себя не очень хорошо, отказываются от поставок. Видимо, придётся переделывать концепцию ресторана и менять лобстера на краба. Это реально, можно возить, например, с Дальнего Востока.

Но в целом запрет — это просто трагедия для всего ресторанного бизнеса, удар ниже пояса. 
Помимо «Охоты на лобстера», я веду ещё 19 проектов. Меньше всего из них пострадает ресторан «Руккола»: местных продуктов там используется примерно 80 %, придётся только искать замену моцарелле и муке. Рукколу мы возим из Израиля, там она лучшая. Думаю, оттуда теперь много чего возить будут. А вообще, один из самых страшных запрещённых продуктов сейчас — овощи. Практически все рестораны возят их из Европы. Фрукты — не так страшно, их возят из южных стран, которые не попали под запрет.

Больше всего, боюсь, пострадает «Brasserie Мост», он сильно завязан на французские продукты. Но бренд-шеф ресторана Режис Тригель просто умничка, очень талантливый повар, я уверен, что он что-нибудь придумает и из наших продуктов, хотя это и фантастически сложно.

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 13.

Алексей Мартыненко

владелец компании «Умалат» (бренд Unagrande)
Российский производитель молодых сыров
по итальянской технологии

Указ сильно ударит по российским производителям, как ни удивительно. В первую очередь запрет на ввоз молока повлечёт за собой повышение цены на сырое молоко. У нас уже цена на молоко на 30 % выше, чем в Европе. Некоторые хозяйства могут почувствовать на себе какой-то эффект, конечно, но я сравнил бы его с наркотическим: после того, как санкции отменят или поставки наладят через другие страны, российские производители столкнутся с новыми проблемами. Быстро молока много не станет: чтобы нарастить его производство, необходимо три года. Люди как не ехали в село, так и не едут.

Мы производим брынзу, наши конкуренты в Сербии, на которую не распространяются санкции. Сербия вообще беспошлинно ввозит товары в Россию. Сербские производители молоко для своей продукции при этом могут закупать в Голландии и Германии, где оно дешевле, чем у нас. По моцарелле у нас конкуренты в Белоруссии и в Тульской области, поэтому запрет на ввоз итальянских сыров никаких плюсов нам не принёс. Наши конкуренты, производящие итальянскую моцареллу, год назад запустили производство в России, поэтому на рынке и останутся. Как и у нас, у них итальянский бренд, производящийся в России. Результат будет один — поднимется цена на молоко, придётся поднимать цену на продукцию, и люди не смогут её покупать по такой цене.

 

Бизнес любит спокойствие. Политика для бизнеса — это всегда плохо

 

Кроме того, существуют продукты, которые в России вообще не производятся, например пармезан. Маскарпоне и рикотты мы единственные местные производители, но мы же не можем всех обеспечить этими сырами: у меня завод сейчас заполнен на 90 %.

Бизнес любит спокойствие. Политика для бизнеса — это всегда плохо. Европа может сейчас тоже ввести свои санкции, и неизвестно, какими они будут. У нас оборудование и запчасти из Италии и Германии, закваска для моцареллы из Италии, у нас всё из Италии, кроме молока и людей. Закваски в России нет в принципе, её производят под большим секретом, у них там особые бактерии, которых в любой другой стране нет.

   

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 14.

Михаил Николаев

управляющий партнёр торгового дома «Николаев
и сыновья»

Скорее всего, продукты попавших в список категорий всё равно будут ввозиться в Россию. Как конкретно будет осуществляться запрет, ещё неизвестно. Скорее всего, все эти продукты будут ввозиться через реэкспорт. Например, посредник в Сербии будет закупать помидоры в Голландии и перепродавать в России. Не исключено, что это может привести к удорожанию товаров и, возможно, к ухудшению их качества. На сегодняшний день более половины продуктов питания импортируются. В случае с элитными продуктами доля импорта ещё выше. Чтобы отечественные производители смогли быстро достичь необходимых объёмов и уровня качества для импортозамещения, требуются время и инвестиции.

   

Мариано Валерио

шеф-повар итальянского ресторана Barlotti

У нас довольно высокая доля итальянских продуктов — около 70 %. Причём это базовые продукты, жизненно необходимые для итальянского ресторана. Например, масло, помидоры, овощи, мука, сыр. Из Америки почти ничего нет, ведь поставки мяса из США запретили давно.

Какие-то продукты можно заменить, какие-то нет. Ну откуда в России оливковое масло? Хорошее масло есть в Тунисе и Марокко, но я не знаю точно, есть ли у России с ними торговые договорённости. Сейчас мы обсуждаем с нашими поставщиками дальнейшие действия, но очевидно, что на сто процентов замену продуктам найти будет невозможно. Будем искать варианты.

Например, при худшем варианте развития событий придётся убирать буррату и моцареллу «Буффало». Видимо, придётся также менять меню, что-то убирая, а что-то заменяя. Также есть большие вопросы по рыбе, ведь её основные поставки идут именно из Европы. Можно, конечно, возить из Японии, но цена будет значительно выше. Повторюсь — мы переживаем за базовые продукты, они являются основой итальянской кухни, и их будет очень тяжело заменить.

Безусловно, указ негативно повлияет на ресторанный бизнес, по крайней мере в первое время. В перспективе такая инициатива, возможно, поможет фермерам России, но ведь для того, чтобы всё наладить, нужно время. А это значит, что какое-то время после вступления указа в силу ресторанам придётся тяжело.

   

Илья Липаев

юрист компании Ferrero Russia

В настоящий момент мы изучаем принятые документы и формируем свою позицию по ним. Каких-то конкретных решений у нас пока нет.

  

Нона ким

генеральный директор ресторанов Novikov Restaurant & Bar и Tatler-Club

На нашем ресторане санкции никак не отразятся: Япония не попала под запрет, а именно оттуда, с токийского рынка Цукидзи, мы привозим множество видов свежей рыбы. Если вдруг санкции будут введены и против Японии, мы заменим их рыбу рыбой c Маврикия. Тем более мы уже активно используем марокканскую и тунисскую рыбу.

Конечно, ничем не заменишь канадских лобстеров, но мы планируем расширять ассортимент за счет ракообразных из Индии и с Дальнего Востока. В сентябре начнётся сезон устриц, здесь мы тоже спокойны: у нас есть выходы на отличных дальневосточных устриц, ничем не уступающих французским. Мы вообще надеемся, что в меню появится больше отечественной и дальневосточной рыбы. Такие эксперименты у нас уже были, и мы получали очень хорошие отзывы от гостей. Кроме этого, им полюбилась отечественная вырезка, которую мы привозим из Подмосковья. Те, кто её распробовал, к австралийской говядине больше не возвращаются. Так что в панику нам впадать пока причин нет.

 

Рестораторы, поставщики и продавцы — о том, к чему приведёт запрет на импорт иностранных продуктов. Изображение № 15.

Мария Курносова
Руководитель
по внешним корпоративным связям торговой компании «Ашан»
в России

Будем переориентироваться и упрощать процедуру заведения новых поставщиков и новых товаров. У нас есть продукция торговой марки «Наша семья», принадлежащей «Ашану», она полностью производится в России. Под запрет подпадут только сыры, которые производятся во Франции, они возиться не будут. Но их доля в продаже невелика. В принципе, доля импорта в наших магазинах небольшая.

   

 Пост обновляется

 

Фотография обложки: Shutterstock