Весной в Москве открылся спортбар американской сети Hooters — заведение с весёлой и дружеской атмосферой, где столы обслуживают девушки с большой грудью и аппетитной попой в сексуальной униформе — коротких оранжевых шортах и обтягивающих майках с глубоким вырезом. Два шеф-редактора The Village устроились в бар на три дня, чтобы испытать на себе, каково это — с утра до ночи пребывать в атмосфере похоти и харрасмента.

 

Огрудительное место

У слова «hooters» в английском языке два значения — «совы» и «сиськи». Птица изображена на логотипе одноимённой американской сети, к сиськам мы ещё вернёмся. Целевая аудитория бара — мужчины: от 17-летних школьников, с деловым видом присаживающихся за барную стойку, до 40-летних экспатов, печально смотрящих вслед уходящей официантке. Девушки тоже приходят, но держатся в основном с холодком. От них же — все негативные отзывы на Foursquare: «По официанткам плачет спортзал» и «Hooters Girl забывают, ошибаются, тупят». Зато мужчины называют бар «огрудительно шикарным местом» и лишь сетуют, что ни у одной официантки нет пятого размера.

Полуголая правда: Как откровенно одетые официантки работают в мужском баре. Изображение № 1.

Фотографии

Александр Уткин

Полуголая правда: Как откровенно одетые официантки работают в мужском баре. Изображение № 2.

Некоторые считают Hooters близким родственником «Гадкого койота». Но если в «Койоте» вы во втором часу ночи будете вылизывать текилу из пупка официантки, то в Hooters такие фокусы не пройдут. Московская Hooters Girl — как правильная жена: миловидна, улыбчива, ненавязчива, в хорошем настроении и всегда может поддержать разговор, ну или принести тарелку куриных крылышек. 

Первая смена у нас была в спокойное время — на дворе стоял пятничный бизнес-ланч, посетителей было немного, по залу порхали стройные девушки с большими улыбками. Менеджер Надежда проводила нас в «бэк» — так во всех ресторанах называется место, находящееся за залом. Там происходит всё самое главное: готовится еда, считаются деньги, моется грязная посуда. В баре Hooters на территории «бэка» есть ещё и гримёрная — небольшое помещение с ящиками для одежды, хорошим освещением и зеркалами по периметру — здесь сотрудницы готовятся к выходу в зал.

Кажется, что требования к официанткам в Hooters выше, чем к топ-менеджерам «Газпрома»: идеальный внешний вид, подтянутая фигура, чувство юмора, эрудиция. Обязательные элементы — аккуратный французский маникюр и небольшие серёжки в ушах. Из нескольких сотен соискательниц команда Hooters выбрала пару десятков. Отсеивали многих, а от тех, кто оставался, требовали жертв и компромиссов: кого-то просили перекрасить или нарастить волосы, кого-то — сбросить вес, а кого-то — подкачаться.

Каждое утро девочек проверяет менеджер: «Ногти? Волосы? Иди укладывай, у тебя должны быть кудри. Ты надела не те колготки — переодевайся. Носки должны быть ниже косточки — поправляй. Майку заправь ровно, бирка не должна торчать. Улыбайся, даже когда ничего не делаешь». У Hooters Girl всегда хорошее настроение. Она хочет болтать и веселиться — играть с гостями в мяч, крутить обруч, петь песни. Нам указали на жгучую брюнетку Жанну: «Вот, посмотрите, она настоящая Hooters Girl — кайфует просто от того, что она есть».

Требования
к Hooters Girl:

 Прекрасная физическая форма

 Длинные волосы

 Французский маникюр

 Отсутствие татуировок

 Маленькие сережки в ушах

Полуголая правда: Как откровенно одетые официантки работают в мужском баре. Изображение № 3.

«Больше бегай — меньше жри»

Нам выдали униформу — на первый взгляд она похожа на две тряпочки, в которые можно одеть разве что трёхлетнего ребёнка. С зеркала в гримёрной на нас укоризненно смотрел рисованный слон с подписью «Больше бегай — меньше жри!». Мы бегали и не жрали, но угрызения совести нас всё равно мучали. Вонзив тела в суперкостюмы, мы посмотрели на себя в зеркало. Шорты больше напоминали трусы, а топ — утягивающий корсет. Мы вроде бы подходили по американским стандартам, но совершенно не вписывались в российские: девочки московского Hooters были миниатюрными, с небольшой грудью и попой. В топе Hooters грудь приподнялась на несколько сантиметров — мы могли спокойно поставить на неё пару шотов и вынести в зал — ничего бы не упало. Сначала казалось, что перемещаться и функционировать в таком виде абсолютно невозможно: форма слишком откровенная, чтобы путешествовать в ней где-либо, кроме собственной ванной. Но тут на помощь пришла вера в предлагаемые обстоятельства — метод, которым пользуются актёры, чтобы слиться со своим персонажем. Пришлось убедить себя, что сегодня мы Hooters Girls и всегда мечтали ими быть. Поэтому, когда гости спросили Кристину: «Девушка, а вы не шеф-редактор The Village? — она крепко сжала в руках два стакана для кока-колы, спокойно и с улыбкой ответила: «Нет»! — и ушла пробивать их заказ.

Когда оказываешься в костюме Hooters Girl в зале, первые несколько минут кажется, что на тебя смотрят все — даже стены, экраны и бутылки в баре. Единственный способ справиться с этим ощущением — отвлечься на какое-нибудь дело. Сначала мы разобрались с меню — еда в заведении представлена в основном бургерами, закусками во фритюре и фирменными куриными крыльями трёх видов. Hooters Girls при таком богатом выборе блюд кромешной калорийности вынуждены питаться исключительно салатами. В первый же день стало понятно, какие люди сюда приходят — даже во время бизнес-ланча преобладают компании мужчин, а немногочисленные девушки поглядывают на официанток с плохо скрываемым неодобрением.

Царит атмосфера всеобщего веселья и лёгкости, слегка разбавленная оценивающими взглядами пришедших в заведение мужчин

 

Девочка-друг

В первый день мы тянем на Hooters Girl процентов на сорок: у одной из нас нет французского маникюра, у другой в ушах слишком много железа, и у обеих не те колготки. «Нужны колготки цвета загара! И чтобы шортики не выглядывали».

Нам, конечно, не дали сразу обслуживать гостей, но объяснили, как функционирует бар и кухня и как Hooters Girls взаимодействуют с посетителями и другими сотрудниками заведения. Флиртовать с гостями (при всей откровенности своего внешнего вида) девушкам запрещено. Можно и нужно улыбаться, веселиться и болтать со всеми, кто приходит в бар. Около входа стоит кикер — Hooters Girls часто играют в него с посетителями. Там же есть обруч, который можно крутить в перерывах между обслуживанием столов. В общем, царит атмосфера всеобщего веселья и лёгкости, слегка разбавленная откровенно оценивающими взглядами пришедших в заведение мужчин. Девочек не учат кокетничать с гостями, их учат с ними дружить: поддержать разговор о футболе, спросить, как дела, предложить ещё пива и закуску к нему. Hooters Girl не глупая, ей не нужно соблазнить посетителя. Она должна стать ему другом.

 

Полуголая правда: Как откровенно одетые официантки работают в мужском баре. Изображение № 13.

Страх сковывает: мы вышли из офиса, оставив мир текстов, съёмок и редакционных планёрок, чтобы погрузиться в пучину куриных крыльев, футбола и женских грудей. Нужно подойти к незнакомым людям и продать им бекон, сыры, перцы халапеньо и бог знает что ещё. А что делать, если кто-то схватит нас за попу? Или за грудь? Или начнёт приставать? Менеджер уверила нас, что гости в Hooters ведут себя прилично и таких случаев у них не бывает. Хотя на всякий пожарный здесь есть охрана.

Мы подхватываем меню и решительно направляемся к столику у окна, где нас ждёт мужчина в розовом поло. «Привет, мы твои Hooters Girls сегодня!» — выпаливает Кристина и осекается: а вдруг он подумает, что это невежливо — он же старше нас лет на 20. «Кто-кто вы мне?» — «Hooters Girls», — чуть поникнув, объясняем мы. «А-а-а, — протягивает мужчина. — Официантки, что ли?»

На следующий день мы пришли подготовленными: выучили меню и собрались с духом. На этот раз миграция в шкуру Hooters Girls прошла легче. Посетителей снова было немного, но нам разрешили обслужить целых два стола. Принимать первый заказ, ждать, пока его приготовят, подгонять барменов (тоже исключительно девушек, кстати), относить напитки и блюда гостям — очень волнительно. «А какое у вас есть пиво?» — трое молодых парней осматривают нас с головы до ног. «Шпатен! Леффе! Бад!» — скандируем мы. Гости заказывают четыре кружки светлого, мы, осмелев, ловко подхватываем их с барной стойки и относим парням. «А давайте попробуем фирменные огурчики? Лучшая американская закуска!» — «Давайте, девочки!»

К концу смены уже чувствуешь себя способным на многое, бывалым официантом. Мы знаем всё о бургерах, соусах, курице и загадочном мясистом крабе с Камчатки (которого здесь тоже можно заказать), а ещё через день, кажется, сами сможем это приготовить.

К концу смены
уже чувствуешь себя способным на многое, бывалым официантом

 

Решающий матч

Два первых дня мы готовились к главному бою — работе во время матча Россия — Бельгия. Все столы были зарезервированы за неделю, а в листе ожидания было ещё 60 человек. Наша смена начиналась в семь, матч — в восемь. Спустившись в гримёрную, мы переоделись, дрожащими руками нанесли макияж и поняли, что не можем сдвинуться с места. Там, наверху, была толпа народу — огромное количество болельщиков, разгорячённых напитками и ждущих важного матча. На нас вместо одежды — две жалких тряпочки. Мы представляли себе, как выливаем на какого-нибудь гостя кипящий кофе. Или случайно разбиваем три огромных стакана пива. Или кто-нибудь в порыве спортивно-патриотических чувств попадает нам кулаком в глаз. Нам было страшно.

Все столы были заняты. По залу ходил темнокожий мужчина, стуча в барабан. Hooters Girls носились от столов к бару и кухне и обратно. Нам дали обслуживать два стола — чтобы пробиться к ним, нужно было раздвигать толпу со сноровкой Ирины Аллегровой, разводящей тучи руками. Параллельно с обслуживанием мы помогали другим девушкам убирать посуду, принимать заказы и приносить готовые блюда. Повара на кухне были ярко-красного цвета от напряжения. Всё делалось с бешеной скоростью, и самое чудовищное ощущение настигало в тот момент, когда у тебя вдруг не оказывалось дела. Все вокруг носятся, пыхтят, пытаются всё успеть, а ты вдруг стоишь и не знаешь, чем себя занять.

В какой-то момент к бару подплыл крепкий мужчина лет 38 с букетом красных роз: «Где мои Hooters Girls? Аня, Саша, Виолетта, идите ко мне! Красавицы!» — «Витя!» — заворковали девочки. Джентльмен раздаривал цветы, обнимал мечтательных чирлидерш за талию и интригующе шептал что-то на ухо. «А кому последняя? Ну конечно, тебе!» — Витя протянул Кристине красную розу и заулыбался. Рисованный российский флаг на его щеке покраснел.

Мы представляли себе, как выливаем на какого-нибудь гостя кипящий кофе.
Или случайно разбиваем три огромных стакана пива

Полуголая правда: Как откровенно одетые официантки работают в мужском баре. Изображение № 20.

Мы закончили смену в 23:00, не разбив ни одного стакана, не пролив ни на кого кипящий кофе и не получив кулаком в глаз. Правда, какой-то изрядно вдохновлённый пивом и игрой сборной России посетитель схватил Настю за попу, но она не обиделась: слишком уж он был пьян. Нетрезвый экспат с красивой бородой, увидев, как мы убираем стол, протянул полторы тысячи рублей и произнёс с сильным акцентом: «Молодцы, девочки, молодцы!» Чаевые мы отдали той Hooters Girl, которая обслуживала его стол — она была явно ими довольна.

По результатам эксперимента мы убедились в том, что подозревали давно: работать официанткой нелегко. Ты должен всем угодить, в любых ситуациях сохранять спокойствие и помнить кучу вещей одновременно. Это было весело и необычно — постоянно видишь новых людей, придумываешь, как выбираться из неловких ситуаций, и через некоторое время забываешь о своём слишком откровенном внешнем виде. Все Hooters Girls помогали друг другу, у нас постоянно спрашивали, всё ли в порядке, а директор ресторана в прайм-тайм сам стоял около кухни и распределял заказы. Мы ждали атмосферы похоти и харрасмента — а чего ещё ждать от бара с большим количеством разгорячённых пивом мужиков и стаями полуодетых официанток? А выяснилось, что мы не слишком интересны окружающим, особенно когда играет Россия.

3

дня работы

1200

рублей чаевых

   

1

КРАСНАЯ РОЗА 
в подарок от гостя

1

ЩИПОК за попу