Сотрудники The Village пытаются устроиться на нормальную работу. Изображение № 1.

The Village продолжает «Неделю новой жизни». Мы уже рассказали о том, как поменять привычки, похудеть, преодолеть страхи и перейти на более перспективную должность. Для подготовки этого материала мы сами решили попробовать сменить журналистскую работу на что-то более надёжное. Сотрудники редакции нашли вакансии, которые не требуют опыта работы, и сходили на несколько собеседований.

Оглавление

1. Куда пойти обладателям не очень перспективных профессий

2. Как журналисту начать бизнес в Италии

3. Как похудеть, прожить дольше, перестать бояться и стать счастливее

4. 7 экспатов, уезжающих из Москвы на родину, — о новой жизни и возможности вернуться в Россию

5. Как поменять привычки, найти цель в жизни, полюбить свою работу и всё успеть

6. Сотрудники The Village пытаются устроиться на работу

 

Коллектор в банке

Сотрудники The Village пытаются устроиться на нормальную работу. Изображение № 2.

Анна Соколова

шеф-редактор раздела «Бизнес»

Я всегда хотела быть поближе к деньгам. Поэтому решила попытать счастья с вакансиями в финансовом секторе. Обычно банки ищут людей без опыта для работы в колл-центре — на рекрутинговых сайтах довольно много таких вакансий. Банк «ВТБ-24», «Ситибанк» и «Тинькофф кредитные системы» меня проигнорировали. Зато специалист «Русского стандарта» перезвонила буквально через 20 минут. Меня пригласили на должность специалиста по работе с задолженностью.

Помимо меня, на собеседование в малопривлекательный офисной центр возле метро «Электрозаводская» пришли два десятка человек. Мне дали листок с вопросами: имя, возраст, образование, место рождения, опыт работы. В графе о желаемой зарплате я написала 50 тысяч рублей. Скромно, но амбициозно. Потом нас по трое стали вызывать на беседу с руководителем. Им оказалась уставшая блондинка средних лет, которая сидела в закутке между двумя унылыми оупенспейсами.

Она попросила нас рассказать о себе. Две другие претендентки были недавними выпускницами профтехучилищ. Нигде подолгу не задерживаясь, они попробовали себя в роли официанток и сотрудниц «Макдоналдса» — работа в банке могла стать новым витком в карьере. Я чувствовала себя старой. Когда дошла моя очередь рассказывать о себе, я призналась, что мне 29, окончила журфак МГУ, до последнего времени работала в разных СМИ — Forbes, Hopes&Fears, The Village... «И это всё?» — язвительно поинтересовалась начальница. Она спрашивала, почему я решила уйти из журналистики (трудные времена), где и с кем живу (одна снимаю квартиру), зарабатывала ли я когда-то 50 тысяч рублей (было дело). «У нас за такие деньги надо очень много работать», — назидательно заключила она.

 

Я представила себе, как работаю каждый день. Без остановки звоню заёмщикам банка, которые бросают трубки или посылают меня куда подальше

 

Специалисты по работе с задолженностью работают с 9 утра до 9 вечера, по два дня через два. Есть два 15-минутных перерыва и 45 минут на обед, в столовую ходят по очереди. «Просто так по офису гулять нельзя», — предупредила начальница. В начале двухдневной вахты сотруднику выдают пакет кредитных договоров — каждому должнику можно звонить до 25 раз в день. Оклад — в 26 тысяч рублей без учёта налогов. Тем, кто выполняет план, дают бонус. Его максимальный размер может доходить до 150 тысяч рублей, но для этого надо очень постараться: звонить много и результативно. К примеру, если ты за две смены обзвонил 225 проблемных клиентов и уговорил их выплатить 83 % кредитов, можно рассчитывать на большой бонус. Есть и нижняя граница взысканий, за которую никаких бонусов не платят. Точную формулу расчёта нам так и не сказали — начальница лишь говорила про какие-то коэффициенты. При этом, если сотрудник не успел обзвонить всех, он должен выйти на работу в выходной.

Я представила себе, как работаю каждый день. Без остановки звоню заёмщикам банка, которые легкомысленно взяли кредит на новый смартфон и не собираются платить, бросают трубки или посылают меня куда подальше. Я пытаюсь раздобыть телефоны их родственников или соседей, хоть как-то усовестить их. Картина показалась мне ещё мрачнее, чем в «Нимфоманке». Поэтому, когда усталая блондинка спросила, готова ли я записаться на трёхдневный ознакомительный тренинг, я отказалась и постаралась побыстрее сбежать оттуда.

 

Бортпроводник

Сотрудники The Village пытаются устроиться на нормальную работу. Изображение № 3.

Юрий Болотов

специальный корреспондент

Половина десятого, бизнес-центр в начале Арбата. На последнем этаже огромная очередь: то ли шестьдесят, то ли семьдесят молодых людей и девушек в строгих костюмах пришли на собеседование в офис «Аэрофлота». Все хотят стать бортпроводниками, и среди них — я. Вообще-то меня не должно быть здесь. По редакционному заданию я должен был стать кассиром или продавцом в «Азбуке вкуса», но ничего не вышло. Ждал неделю, но так и не получил ответа на резюме. О новой вакансии узнал в метро: месяц назад едва ли не в каждом вагоне кольцевой ветки появилась реклама «Аэрофлота». Небо, самолёты, другие страны? Окей, мне нравится, почему бы не попробовать.

В теории всё просто: вы заполняете анкету на сайте, вам на следующий день отвечают на почту и приглашают в офис. Формальных ограничений три: молодость, рост (не слишком низкий, но и не очень высокий) и базовое знание английского языка. Новых кандидатов ищут едва ли не каждый день, а собеседования затягиваются до вечера — слишком много желающих. Кажется, что на такую работу берут лишь девушек-моделей, но это не так. Вокруг меня в очереди — самые обычные люди с простой и ничем не примечательной внешностью. Удивительно много мужчин. Судя по разговорам и речи, большинство приехали из провинции.

Сперва нас вызывают всех вместе и рассказывают о специальности. Выдают анкеты. Имя, фамилия, откуда вы узнали о вакансии бортпроводника, почему вам нравится эта профессия? Реклама в метро дорога, и компания пытается посчитать конверсию. Сосед справа ломаными буквами пишет: «Хочу увидеть весь мир». Собеседование — это лишь начало.

Сотрудники The Village пытаются устроиться на нормальную работу. Изображение № 4.

После него кандидаты проходят медкомиссию и, если у них нет опыта, двухмесячное обучение в Шереметьеве — с утра до вечера, шесть дней в неделю. Стипендия — 10 тысяч рублей, дорогу не оплачивают. «Надо снимать в Лобне», — деловито шепчет одна девушка другой. Потом надо сдать экзамены и пройти практику, налетать бесплатно 80 часов стажёром. После этого будет ещё одна медкомиссия и финальный экзамен.

Со всеми заключается трёхлетний контракт, и, если вы провалили экзамены или просто решили уйти с работы через год или два, вам придётся возместить стоимость обучения (170 тысяч рублей) и униформы (50 тысяч рублей). Услышав это, кто-то демонстративно прощается и уходит.

Зарплата — от 50 до 80 тысяч, график гибкий, и иногда можно отпроситься, но ни в коем случае нельзя опаздывать: бортпроводники всегда должны быть у борта за два часа до вылета. Есть и плюсы: отпуск — два месяца в год, авиабилеты по льготным ценам, а после семи лет работы в компании и вовсе бесплатные.

После презентации профессии начинаются одиночные собеседования. Десять минут, короткий рассказ о себе на русском, ответы на пару вопросов на английском. В очереди все в панике: никто не уверен в своём уровне английского. «Как будет спросить пассажира, что он хочет на обед?» — «Ну ты что, блин, what would you have for lunch?» Общее волнение захватывает и меня: ну вот, мне опять 17, и я на первом экзамене по алгебре иду рассказывать хитрому профессору о теле кватернионов.

 

Чем больше я рассказываю, тем сильнее они размякают и становятся добрее. Кажется, это особая форма сексизма: молодых людей женщины-экзаменаторы воспринимают
лучше, чем девушек

 

Первые соискатели выходят с грустными лицами. Говорят, что всё плохо, а проводящие собеседование женщины слишком строги. Среди прочего просят рассказать на английском, как приготовить салат оливье. Наконец приходит моя очередь. Три серьёзных экзаменатора. Я рассказываю свою легенду. Говорю, что по образованию математик, но работаю в медиа. Экономика стагнирует, рекламный рынок вот-вот разрушится, так что дела в медиа не очень. Добавляю, что постоянная умственная работа утомляет и иногда хочется заняться каким-нибудь простым физическим трудом. «Ох, если бы вы знали, как нам подчас не хватает чего-то интеллектуального», — с улыбкой признаётся мне одна из женщин. Отвечаю, что буду параллельно писать книгу о современной архитектуре.

Чем больше я рассказываю, тем сильнее они размякают и становятся добрее. Кажется, это особая форма сексизма: молодых людей женщины-экзаменаторы воспринимают лучше, чем девушек. Через пять минут я уверен, что прошёл собеседование. Но последний вопрос сбивает с ног: какое у вас зрение? Я понимаю, что единственным из всех соискателей ношу очки, и это провал. Мне говорят, что с сильной близорукостью я просто не пройду медкомиссию: должно быть не больше -2. Пока меня съедает ревность и обида, вежливо прощаюсь и прошу прощения за потраченное время. Уже вдогонку одна из женщин то ли с жалостью, то ли с материнской любовью советует мне поискать вакансии в Полит.ру. Обещаю подумать.

 

Торговый представитель

Сотрудники The Village пытаются устроиться на нормальную работу. Изображение № 5.

Виктор Фещенко

корреспондент

Вакансий торговых представителей на специализированных сайтах очень много. В половине из них вместо опыта работы требуют наличие собственного автомобиля, потому что основная задача мерчандайзера — развозить товар по магазинам и расставлять на полки так, чтобы за него цеплялся взгляд покупателя. Я создал специальное резюме и разослал его в пять первых попавшихся компаний.

На следующий день две из них пригласили меня на собеседование. Я выбрал первого позвонившего из компании ООО «Луч света» и уже на следующий безуспешно пытался найти их офис. Оказалось, что «Луч света» — это для привлечения внимания, а в тёмном царстве панельных многоэтажек на улице Лобачевского компания называлась «Хоум клининг».

В приёмной меня попросили заполнить анкету со своими паспортными и биографическими данными. Причём настолько объёмную, что это отняло у меня целых минут 20. Больше всего меня озадачили вопросы о том, кто мог бы меня рекомендовать, исключая родственников, коллег и начальников. Дал неправильные телефоны друзей, но никто по ним не звонил, потому что на моих карьерных перспективах это никак не сказалось.

Сотрудники The Village пытаются устроиться на нормальную работу. Изображение № 6.

Вместе со мной тем же самым занимались ещё двое мужчин. Я закончил первым и был приглашён на собеседование. Милая девушка с татуировкой (возможно, дракона — не успел заметить) на затылке первым делом спросила меня, почему я решил так резко изменить судьбу. Наплёл ей, что в журналистике сейчас дела не ахти, да и вообще надоело всё, хочу с простыми людьми общаться. Она уточнила, имел ли я опыт прямых продаж (нет), и дальше мной уже не интересовалась.

Вместо этого обрисовала моё возможное будущее: испытательный срок в районе месяца, когда я буду работать шесть дней в неделю, исключая пятницу или воскресенье, — ездить с руководителем отдела по Подмосковью и демонстрировать преимущества пароочистных машин. Договариваться о приезде не нужно — это за меня сделают менеджеры компании. Если всё пойдёт хорошо, через месяц меня примут в штат, и я смогу ездить на собственной машине и получу два выходных в неделю. В день надо посетить двух клиентов. Зарплата — 20 тысяч рублей, плюс 6 тысяч с каждой проданной машины и некие бонусы. А самое главное — три раза за год обещают оплачивать отдых за границей. Интересно, актуальна ли эта опция после обвала рубля? В общей сложности собеседование заняло 5 минут, 2 из которых я повторял всё, что она сказала, чтобы не забыть донести до вас. Мы распрощались, а через пару дней мне перезвонили и предложили устроиться к ним на работу. Уж даже не знаю, почему я отказался.

 

Секретарь

Сотрудники The Village пытаются устроиться на нормальную работу. Изображение № 7.

Настя Черникова

специальный корреспондент

Я не искала работу через специальные сайты последние лет пять. Первое, что предстояло сделать, — обновить давнее резюме на HeadHunter. Я честно указала свой опыт — в основном редакторский — и дописала несколько банальных качеств вроде внимательности и аккуратности. Зарплата секретаря в 30 тысяч считается хорошей. Её предлагают только кандидатам со специальными навыками или стажем — секретарь + переводчик, секретарь со знанием двух языков, офис-менеджер с опытом от трёх лет. Когда листаешь ленту HeadHunter, на глазах выступают слёзы. Крупные компании, вроде «ВТБ» или «М.Видео», предлагают зарплату в 25 тысяч, причём в некоторых случаях требуется опыт.

В первый день я отправила около пяти откликов, но не получила ни одного ответа. Тогда я решила, что моё резюме для работодателя слишком уж загадочное — зачем редактору популярного издания становиться секретарём? И дописала: «В связи с кризисной ситуацией на рынке интернет-СМИ ищу работу или подработку офис-менеджером». Отправила ещё несколько откликов и на этот раз получила заветное письмо: «Вас приглашают на собеседование». «Академия Высшей Магии и Оккультных Наук» — единственная организация, поверившая в меня. Позже пришло приглашение от Европейского медицинского центра, где предлагают стать секретарём со знанием английского языка за 35 тысяч рублей. Но оттуда мне в итоге так и не перезвонили. Зато в «Академии Высшей Магии» время интервью назначили сразу, уточнив только гражданство и возраст. О главном маге Елизавете в интернете много лестных отзывов — в основном о возвращении блудных мужей. 

 

Я заполняю анкету: зодиакальный гороскоп — Водолей, китайский гороскоп — Лошадь, отвечаю
на вопрос: «Что для вас магия?»

 

Офис компании расположен недалеко от поликлиники Администрации Президента на улице Сивцев Вражек, в охраняемом бизнес-центре за высоким забором. На входе меня встречает обычная девушка лет тридцати и протягивает анкету. Вопреки моим надеждам, помещение ничем не отличается от тысячи других офисных пространств. Разве что запах благовоний бьёт в нос. Я заполняю анкету: зодиакальный гороскоп — Водолей, китайский гороскоп — Лошадь, отвечаю на вопрос: «Что для вас магия?» — и выписываю свои негативные и позитивные качества. В остальном вопросы стандартные, ещё мой паспорт сразу отсканировали — не знаю, зачем. 

Потом девушка, совсем не похожая на мага, проводит первый этап собеседований. Работа два через два, зарплата первый месяц 25 тысяч, потом — до 40 тысяч. Девушка говорит, что её брат Водолей, и это отличный знак, потом равнодушно просматривает анкету, говорит, что иногда читает The Village, но не очень удивляется тому, что я хочу сменить род деятельности. Обещает официальное оформление, но без оплаты больничных. Я робко спрашиваю, почему, и она впивается в меня глазами. В конце даёт прочесть вслух отрывок из «Мастера и Маргариты» и говорит, что мне перезвонят.

 

Риелтор

Сотрудники The Village пытаются устроиться на нормальную работу. Изображение № 8.

Злата Онуфриева

корреспондент

Попробовать себя в роли риелтора я решила, прочитав текст на The Village, — героиня материала уверяет, что стать риелтором по коммерческой недвижимости может любой человек без опыта и образования, а доход у него будет выше любого дипломированного специалиста. Порывшись на hh.ru, я нашла немало подходящих мне вакансий. Разброс предполагаемых зарплат — от 45 до 150 тысяч. Я откликнулась на 5 вакансий, получила одно приглашение на собеседование от агентства «Центральное».

Мраморный первый этаж офисного здания в центре города меня впечатлил, я ждала, пока охранник перепишет мои паспортные данные, и представляла, как покупаю на свою будущую баснословную зарплату билеты на самолёт во все концы света. Когда двери лифта открылись на восьмом этаже, меня ослепил яркий белый свет. Коридор был пустым, стены неестественно белыми, лампы светили ярко и жужжали. Было классно и жутко, как будто я оказалась на 7½ этаже из фильма «Быть Джоном Малковичем». Из белого коридора я попала в чёрный коридор без освещения, отыскала нужную дверь и столкнулась с женщиной из агентства.

— На собеседование?

— Да.

— Аренда или продажа?

— Не знаю.

— Опыт есть?

— Нет.

— Значит, аренда.

Сотрудники The Village пытаются устроиться на нормальную работу. Изображение № 9.

Меня заводят в плохо освещённую комнату, набитую людьми. Мрачные сотрудники агентства что-то ищут в своих компьютерах, тучный мужчина обводит меня удивлённым и грустным взглядом, рядом с ним молодой парень (вероятно, студент) играет в айфон. В отдельном кабинете сидят более важные риелторы — мужчина и женщина.

— Проведи собеседование, пожалуйста, — бросила дама своему коллеге, не отрываясь от компьютера.

Он охотно согласился, спросил, чем я занимаюсь, почему пришла. Услышав, что я журналист, девушка тоже включилась в беседу.

— А почему вы решили сменить профессию?

— Платят мало и стабильности никакой.

— Мало — это сколько?

— 35 тысяч.

— Действительно, немного, но у нас некоторым и 20 не удаётся заработать.

Он улыбается, женщина соглашается с ним и хихикает, я расстраиваюсь, перестаю улыбаться и думаю, что надевать пиджак, как будто я шла на серьезное собеседование, было глупой идеей и на что я вообще рассчитывала, сегодня мне не разбогатеть.

 

Так я поняла, что работу уже получила и могу с понедельника приходить в эту обитель отчаяния

 

— Но вы-то журналист, с вашими навыками у вас должно всё получиться. Если будете много ездить, 50 тысяч будете стабильно зарабатывать! — спешит успокоить меня мой собеседник (на hh.ru зарплата была указана от 75 до 120 тысяч рублей. — Прим. The Village). — Когда я только пришёл в эту профессию, мне показали девушку, которая в месяц заработала 250 тысяч. У нас таких сейчас нет, конечно, но вот там сидит девочка Аня, в прошлом месяце ей удалось 120 заработать!

— А что делать придётся? Искать варианты на ЦИАНе?

— Нет, что вы, у нас своя база. Люди будут звонить, просить показать квартиру, а вы должны с ними туда ездить. Иногда адреса, указанные в интернете, не совпадают с фактическими — вы встретитесь с клиентом, объясните ему, что сбой в системе произошёл, и повезёте на правильное место. Ходят байки, что риелторы размещают информацию об одних квартирах, а возят потом за город показывать что-то совсем ужасное. Это всё страшилки! Не бывает такого, квартиры все реальны, а небольшие ошибки в адресах — это ничего, классический маркетинговый ход, все так делают.

— Ясно. А что теперь?

— Ну в понедельник приходите, подготовим документы, вам выдадут сим-карту и посадят за компьютер — возьмите с собой какой-нибудь старый телефон, будет вашим рабочим.

Так я поняла, что работу уже получила и могу с понедельника приходить в эту обитель отчаяния (с довольно приятными людьми). Мой будущий начальник, видимо, прочитал разочарование в моих глазах — всего 15 минут назад я радостно рассказывала ему о том, как хочу общаться с людьми, искать им жильё и получать за это кучу денег.

— Самое главное — не падать духом, — подытоживает он, и я отправляюсь к лифту.

   

Иллюстрации: Наталья Осипова