Осознавать ответственность за то, что потребляешь, — естественная необходимая смелость. Понимать, из чего сделана твоя еда, — важно. Дальше каждый сам выбирает, есть ему мясо или нет. Но нужно быть полностью честным — без сентиментальности — в обоих случаях.

Есть мясо и при этом содрогаться от вида убитого животного — лукавство и лицемерие. Побег от реальности, чаще всего идущий рука об руку с неосознанным поведением в целом. Тем не менее многие реагируют на фотографию тушки нутрии или кролика словами вроде «это отвратительно» и «жесть какая». Среди них есть и вегетарианцы, и мясоеды.

Тушка нутрии на прилавке одного из стендов ярмарки «ПИР»

Вегетарианцы. Протестовать против подобной фотографии нелогично, если вы исключили мясо и понимаете, почему. Фото как раз работает зелёной философии во благо. Кроме вас, есть ещё миллионы людей, выбор не сделавших. Может быть, для кого-то из них подобный или именно этот снимок послужит будильником, заставит задуматься и в итоге повлияет на решение в пользу отказа от мяса. Получается, вы выигрываете от этой откровенности.

Сентиментальные мясоеды. Мне говорили: «Да, я хочу съесть бургер/стейк/котлету, но я не хочу видеть, из чего она сделана». Откуда эта чрезмерная чувствительность? Вы отдаёте себе отчёт в том, что вообще едите мясо? Что когда-то это был не кусок вырезки, а целое животное? У него были сердце, печень, уши и хвост. Что оно дышало, а не было выращено учёными в стерильном помещении? С чего вдруг сердце «грустнее» пельменей, а в бургере не может быть вместо опостылевшей котлеты свиного уха? Похоже, люди больших городов всерьёз считают или хотят считать, что еда растёт на деревьях. «Брюкву не следует рвать руками, от этого она портится. Лучше послать мальчика, чтобы он залез на дерево и потряс его». Это Марк Твен вскрывает проблему в «Как я редактировал сельскохозяйственную газету».

Корова Ника молочная, с фермы «Углече поле». Мясная Ника выглядела бы практически так же

Если мы вообще едим мясо, куда честнее есть животное целиком. Не только филе, но и кожу, хвост, пятачок, уши и, возможно, даже кровь. Это уважение к животному. Это уважение к потреблению. И как бы сейчас ни морщился вегетарианец, читая это, есть животное целиком — это осознанное потребление. Завести своё хозяйство или делить целую свинку пополам с соседями сейчас для города утопия, но заняться продвижением этой темы рестораторам просто необходимо. Именно у ресторанов есть все шансы стать проводниками культуры осознанного потребления. Тут стоит вспомнить и о вегетарианцах: они как раз зачастую не могут съесть растение целиком.

Ещё одна проблема — неодинаковая степень сострадания к разным видам животных. Кроме того, что сердце нравится людям меньше рибая, им нравится и корова сильно меньше собаки: говядина — класс; корейцы едят собак — сумасшедшие! Сколько себя помню, столько не понимаю, как человеку может быть жалко кролика или лошадь, но при этом плевать на корову и курицу. «Ой, они такие милые!» Ничего подобного, все животные милые. И наше отношение к степени их «милости» дело всего лишь привычки, воспитания и того, что мы попросту не думали всерьёз никогда на эту тему.

В России едят курицу, накачанную непонятно чем, сосиски и пельмени не ясно из чего, но при этом не понимают, как можно съесть «святую птицу». В Италии едят голубей, и это норма. Разумеется, не тех, что гуляют по улицам, а специально разведённых на ферме голубей мясной породы.

Не может одно животное заслуживать быть съеденным, а другое — поглаженным по шёрстке. Как, на мой взгляд, не может заслуживать быть съеденным салат или помидор, а курица и кролик нет, руководствуясь правилом «глазок».

Порк-корн — попкорн из свиной кожи

Возвращаясь к крови. В китайских ресторанах по всему миру готовят блюда из потрохов, в том числе из крови. Я не предлагаю есть кровь на обед и завтрак, но как часть культуры, как гастрономическая единица это интересно. Кроме этого, кровь важный источник железа, если говорить о пользе для здоровья. В разных странах подают блюда из крови как деликатес, как традиционное блюдо. В Англии это black pudding (кровяная колбаса), во Франции — boudin noir (кровяная колбаса, которую обычно подают с яблоками), в Испании есть несколько версий колбасы морсилья, а на рынках продаётся варёная куриная кровь, которую можно пожарить, например, с картошкой. В Италии делают десертный пудинг из свиной крови. Точно так же в нашей стране развита традиция наравне со свежениной готовить жареную кровь, делать из неё колбасу и даже пироги. А как насчёт гематогена?