В Лондоне по франшизе открылся первый «Штолле» — ресторан, кафе и служба доставки горячей еды. Сразу после запуска эта новость взбудоражила русскоязычных лондонцев из моей френд-ленты (причём почти исключительно женщин).

В самом «Штолле» мне рассказали, что новое заведение будет таким же, как и в России. В ресторане будут подаваться блюда русской кухни, но самым продаваемым продуктом, как ожидается, будут их знаменитые пироги. Как и в России, лондонский «Штолле» больше половины выручки будет делать именно на доставке. В будущем в самом Лондоне планируется открыть ещё шесть-семь заведений, а затем прийти и в другие города Британии. В июне 2015 года первый «Штолле» откроют и в Нью-Йорке.

В отличие от многих других заведений Лондона, открытых нашими предпринимателями, «Штолле» нигде не говорит и не пишет о своей русскости. Видимо, опасаются, что политическая обстановка может повредить новому бизнесу. При этом в меню — бефстроганов, котлеты по-киевски, а главное — типичные русские пироги из сладкого теста (первые лондонские клиенты, по словам директора британского «Штолле» Тамары Лордкипанилзе, удивились, что пирог с рыбой или мясом может быть сладким).

Получается, что маркетинг у них двойной: для стороннего наблюдателя они просто Stolle, а для русских в Лондоне они, конечно, «наши». К слову, русские лондонцы любят «наши» рестораны. Причём, чтобы считаться «нашим», ресторану совершенно не обязательно держать в меню борщ или пельмени. Достаточно, чтобы владельцем был бизнесмен российского происхождения. Наш народ считает «своими» не только Mari Vanna, но и Burger & Lobster Михаила Зельмана, и L’Etto Артёма Логина, и даже Novikov Аркадия Новикова, которые русской еды не предлагают вообще.

Я сам (стыдно признаться) вообще не знал, что такое «Штолле». Когда я уехал из России, там не было даже «Старбакса». И услыхав в рекламном отделе, что новый рекламодатель пришлёт нам каких-то пирогов, я удивился: что это за новая мода? А потом они прислали. Очень так по-русски, с душой: целых семь штук, каждый в кило весом. За знакомство и здорово живёшь, по случаю открытия первого заведения в Камдене. Позже выяснилось, что они так угощали все русские офисы Лондона. Этот жест дружелюбия чуть было не сорвал нам выпуск номера. Сотрудники газеты «Англия» ели сами, угощали гостей, потом вновь угощались сами.

Лопаясь от счастья и благодарности, я выложил фотографию этих волшебных пирогов в Facebook и тут-то узнал, что имею дело с легендой. 100 500 человек стали строчить радостные и удивлённые комментарии: «Как? Где? Почему нам не доложили? Это же лучшие пироги на свете! Завтра же едем!» Множественные восторги по поводу открытия «Штолле» испытывали в моей ленте исключительно живущие в Лондоне русские женщины. Мужская часть моего Facebook этот факт почему-то проигнорировала.

А тут мне ещё мои московские друзья сообщают: «Штолле» — это не то чтобы фастфуд, но очень демократичная сеть. Гаишники там обедают. Тогда я вообще перестал что-то понимать. Я-то думал, что это что-то великосветское, для взыскательной и очень премиальной публики, какой себя предпочитает считать добрая половина русского Лондона.

В Лондоне, конечно же, есть свои пироговые традиции. Английские пироги — суровые, с мясом, требухой, картофелем и луком и прочим незамысловатым богатством здешней земли и воды. Простая и грустная пища английского народа. Тесто у них чаще всего тонкое и жёсткое. Если вы смотрели «Суинни Тодда» с Джонни Деппом, то именно такие пироги жена легендарного цирюльника делала из его клиентов. У меня возле моего бывшего дома в одном из самых бедных районов города (Поплар) на рынке было сразу две лавки, где торговали такими пирожками с картофельным пюре на гарнир (pie & mash). Пюре и пирожки — примерно одного и того же агрегатного состояния: всё это можно было перемешать и есть ложкой. В нагрузку щедро давали зеленоватой подливы. (если брать еду навынос, то подливу наливали в полиэтиленовый мешочек). Этой радостью приходил полакомиться разный здешний английский люд: водители, строители, пенсионеры и безработные — соль земли восточного Лондона.

Это же блюдо, но обогащённое настоящим мясом и кулинарными хитростями, можно найти где-нибудь в гастропабе ближе к центру. Англичане очень умело возрождают собственные национальные традиции, и даже из заведомо неинтересной повседневной пищи кокни они умеют сделать весьма востребованный продукт и продать его влюблённым в Лондон туристам.

Есть и «шикарные» варианты английских пирогов. О, тут лучше не переводить, а оставить по-английски, так оно звучит более чувственно: champagne and truffle humble pie made with mushrooms, pecorino, lee, black truffle, pearl barley and champagne. Такую вещь предлагают, например, в ресторане Bob Bob Ricard за 18 фунтов. Штучная работа, только для солидных господ. Нельзя не упомянуть и Cornish Pasties, традиционные корнуолльские пирожки с мясом, картофелем и брюквой, которые продаются на каждом углу. Начинка у них щедрая и съедобная, но из-за постоянного подогрева совершенно несъедобные, пережжённые края. И, конечно, в Лондоне есть пироги всех стран мира. Если вы захотите найти в Лондоне татарский эчпочмак или литовские кибинай — у вас это обязательно получится, стоит только захотеть.