Губернатор Петербурга Георгий Полтавченко дал возможность «Газпрому» застроить Охтинский мыс элитным жильем и коммерческими объектами. Об этом сегодня сообщила газета «КоммерсантЪ». Планы, по мнению градозащитников, могут привести к уничтожению обнаруженных здесь археологических памятников, которые Смольный до сих пор не поставил под должную охрану. Во время подготовки территории к возведению «Охта-центра» археологи нашли под фундаментами бывшего «Петрозавода» неповрежденные фортификации и поселения разных эпох: от позднего неолита до XVII века. 

За счет нового проекта «Газпром» планирует вернуть 7,2 млрд рублей, вложенных в подготовку строительства небоскреба «Охта-Центр». Проект остановили из-за протестов горожан, а инвестор потерпел крупные убытки. Однако строительство на Охтинском мысу бизнес-центров и элитного жилья в будущем могло бы компенсировать потери. Представители общественных организаций, в свою очередь, добиваются того, чтобы территорию отдали под городское общественное пространство. The Village поговорил с экологом и градозащитником Александром Карповым о том, какое будущее может ждать Охтинский мыс.


Справка: КГИОП 5 марта распорядился внести «достопримечательное место Охтинский мыс» в региональный реестр объектов культурного наследия. Однако границы охранной зоны определили после экспертизы, проведенной по заказу «Газпрома». Совет по культурному наследию требовал от КГИОП провести новое исследование территории и признал опасным понижать ее охранный статус. Однако 5 марта глава комитета Александр Макаров издал распоряжение, которое фактически согласовало первый вариант заключения, разрешающий «Газпрому» почти полную застройку мыса. Напомним, что месяц назад КГИОП был переведен в прямое подчинение губернатору, который объяснил это приоритетом сохранения культурного наследия в политике города.


Мнение: Александр Карпов о возможности застройки Охтинского мыса «Газпромом». Изображение № 1.

 


Александр Карпов 

Эколог, градозащитник, руководитель центра экспертиз «Эком»


Возможность застройки Охтинского мыса еще на означает разрешения на строительство. Речь пока идет только о том, что утверждены результаты экспертизы, которая признает часть территории «достопримечательным местом». Не «памятником», как того добивались градозащитники, но всё равно объектом культурного наследия. Вот Бородинское поле, например, тоже «достопримечательное место». И оно сохраняется как пространство, на котором происходили важные исторические события. Так что заключение КГИОПа хоть и дает возможность строительства в этой части Охты, но его же и ограничивает. Эта история сейчас находится в промежуточной, компромиссной фазе.

Чтобы понять, какое строительство здесь вообще возможно, разработают регламент охраны объекта культурного наследия — такой, чтобы сохранить аутентичность места и его исторический статус. При разработке регламента в его обсуждении будет участвовать множество специалистов. Кроме того, предстоит решить судьбу археологических памятников — объектов культурного наследия, которые по-прежнему находятся на территории мыса, уже объявленного объектом культурного наследия целиком. Должны ли они быть признаны самостоятельными объектами — этот вопрос сейчас решается, в том числе в судах. Существование вложенных объектов культурного наследия не запрещено, но и не разрешено напрямую федеральным законодательством.

 


Совершенно не факт, что «Газпром» будет здесь что-то строить. Им сейчас вообще не до этого.


 

Так что в деле рано ставить точку. Совершенно не факт, что «Газпром» будет здесь что-то строить. Им сейчас вообще не до этого, по экономическим соображениям. Нельзя сказать, что я полон оптимизма по поводу будущего территории, но к нынешней ситуации отношусь вполне спокойно. Важно то, что Охтинский мыс наконец признан объектом, представляющим ценность с точки зрения сохранения истории и культуры народов нашей страны. Любой проект развития территории, который может здесь появиться, должен будет опираться в первую очередь на это обстоятельство.

С моей точки зрения, поскольку исторические события на протяжении веков происходили именно на пространстве Охтинского мыса, он должен сохраняться в виде публичного пространства, насыщенного событиями и информацией, а не стать унылыми бетонными конструкциями.