Дворец пионеров

Самые необычные дома Москвы. Изображение № 1.

ФОТО: Полина Кириленко

Про Дворец пионеров на Воробьёвых горах можно сказать ровно одну вещь: это лучшее место Москвы, и в то же время — место совсем не московское. Непонятно, как оно существует в этом городе, непонятно, как оно существует в это время. Асимметричная зелёная площадь косо рассечена регулярной сеткой асфальтовых дорожек. С одной стороны — пятидесятиметровый флагшток из нержавеющей стали. С другой — лёгкое вытянутое здание с куполом обсерватории и козырьком на исчезающих колоннах. По центру — словно стекляшка типового советского кинотеатра. На фасадах модернистские панно, и всё очень буквально: пионеры, костры, трубы, Ленин — куда без него. За соединёнными в один комплекс зданиями растут ясени и орехи. Тихо, нет машин, по дорожкам гуляют школьники, — даже поздней осенью 2014 года здесь царят наполненные надеждой 1960-е.

 

 

Дом-яйцо

Самые необычные дома Москвы. Изображение № 2.

ФОТО: Олег Бородин

Дом-яйцо на улице Машкова сразу же после своего появления в 2002 году стал не только достопримечательностью, которую показывают туристам, но и символом всей лужковской архитектуры Москвы начала строительного бума нулевых. Это здание — второй необычный частный дом в Москве после знаменитого дома-мастерской архитектора Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке.

 

 

Дома для суперкомпьютеров

Самые необычные дома Москвы. Изображение № 3.

ФОТО: Денис Есаков 

Для советской архитектуры Леонид Павлов был живым богом. Он учился ещё у братьев Весниных, дружил с Иваном Леонидовым до самой его смерти в 1959 году и из всех послевоенных советских архитекторов был ближе всего к новаторам 1920-х годов космическими масштабами своих проектов. А ещё Павлов был едва ли не единственным архитектором, которому выпало строить дома не столько для людей, сколько для компьютеров. В начале 1960-х годов советское правительство впервые задумалось об автоматизации планирования и управления экономикой: кибернетика должна была стать катализатором экономического роста. Но ламповые компьютеры были ещё настолько велики, что требовали специально спроектированных для них зданий. Решение этой проблемы поручили Павлову и его 11-й мастерской «Моспроекта».

 

 

Главное общежитие Москвы

Самые необычные дома Москвы. Изображение № 4.

ФОТО: Екатерина Фефилова

Идеология создания массового жилья в СССР не раз меняла курс своего развития на протяжении десятилетий, но всегда на годы опережала возможности неповоротливой строительной сферы. Возникший ещё в 1920-е годы, этот разрыв так и не был преодолён до самого распада страны. Пробел отчасти заполняло экспериментальное проектирование и капсульное строительство выборочных объектов. Так, на окраине Академического района стоит одна из самых важных построек конца 1960-х годов — Дом аспиранта и стажёра МГУ. Задуманный как «Дом нового быта», он должен был стать социальным экспериментом по созданию человека коммунистического будущего.

 

 

Микрорайон советской элиты

Самые необычные дома Москвы. Изображение № 5.

ФОТО: Екатерина Фефилова

Каким было бы массовое советское жильё, если бы его делал хороший архитектор? Таким: четыре многоэтажки на берегу Химкинского водохранилища, объединённые стилобатом. Ближе к воде — три широкие пластины, у улицы — квадратная башня. В 2014 году в этих зданиях на севере Москвы трудно заметить черты гениальности или осколки несбывшегося будущего; это всего лишь мрачные панельные дома на окраине, отгородившиеся от окружающего пространства иголками разрушающихся балконов. А когда-то пребывающий в упадке «Лебедь» Андрея Меерсона был едва ли не первым элитным жилым комплексом в СССР.