Ещё недавно казалось, что все копируют Москву и Петербург, а в конечном счёте мечтают сюда перебраться, — теперь очевидно, что позитивная энергия накапливается и в других городах, а их опыта порой не хватает столицам. Именно о таком опыте — серия The Village «Новая география», посвящённая «остальной России». 

В очередном выпуске — стрит-арт-художники из семи городов России рассказывают о своих проектах, техниках настенной живописи, об отношениях с городскими властями и о том, как смотрят на уличное искусство в их городах.

 

Нижний Новгород

Как раскрасить улицы России. Изображение № 1.
Андрей Оленев (АО)

19 лет

«В детстве я учился в художественной школе, из которой меня выгнали под конец обучения. С тех пор к художественному образованию отношусь неоднозначно. Три-четыре года назад я начал рисовать на улице и вывешивать картины в городскую среду. Сейчас это вылилось в действующий проект outdoorsgallery. Хотя я бы назвал это просто рисунки на улице.  

Как раскрасить улицы России. Изображение № 2.

Мы с моим другом Фёдором Махлаюком как-то решили сделать небольшой совместный холст. Когда закончили, поняли, что его непременно нужно куда-то деть. На стене дома мы увидели старинную рамку, оставшуюся, видимо, от какого-то заведения. Купили жидких гвоздей и прицепили туда нашу картину. Часов через пять обнаружили наш холст в мусорной куче. Мы немного посмеялись и забыли об этом примерно на год. Потом я вспомнил об этом случае, сделал серию работ и вывесил их на улице. Федя подхватил, и мы до сих пор этим занимаемся. На одной из последних совместных работ мы изобразили момент выскальзывания из рук рыбы.

Только что закончили с Фёдором триптих, который будем вешать в Кирове на ТЮЗе в рамках тематического мероприятия. Это пока самая большая уличная работа — больше двух метров. Там изображён спектакль, в котором сцена перетекает в бушующее море, и два актёра приглашают зрителя в прямом смысле окунуться в него вместе с ними. 

О городе

У нас в городе много деревянной архитектуры, красивых фасадов. Места сами находят тебя — нужно лишь выйти прогуляться. Жители довольно доброжелательно к этому относятся, некоторые боятся сноса старых зданий и помогают нам, в надежде, что рисунки это могут предотвратить».

 

Казань

  

Дамир Бозик (Bozik)

24 года

Я начал рисовать банками в 2011 году, после знакомства с граффити-художником Пином (Atas crew, Набережные Челны). Почти сразу начал работать в dot-painting технике: рисование точками, её ещё называют пуантилизмом. Одно время увлёкся культурой австралийских аборигенов, осваивал игру на их традиционном музыкальном инструменте диджериду — тогда рисовал психоделические картины точками. Я до сих пор пытаюсь двигаться и развиваться в этом направлении. Теперь уже не только на холстах, но и на стенах и других объектах. 

В городской среде рисунок становится достоянием каждого, и эмоции, которые вкладываются в работу, передаются зрителю. Я стараюсь делать позитивные вещи, вкладывая в них любовь и добро. Причём их вокруг так много, что даже рисовать «об этом» не хочется, как будто и так всё понятно всем. Но рисовать всё равно идёшь, потому что самому этот процесс дико нравится. Это такая гипермедитация.

На меня очень повлиял австралийский psy-art, Марат Багаутдинов, Андpей Aber и Марат Morik, москвичи «Vitae Вязи» и украинцы Андрей Djem и Андрей Кальков.

Как раскрасить улицы России. Изображение № 11.

Иногда я занимаюсь коммерческими проектами — «для поддержания штанов». Можно, конечно, устроиться на работу в другую сферу, чтобы разделить деньги и творчество. Но мне больше хочется рисовать, чем, например, что-то продавать или строить. 

Городскими проектами я не занимался, если не считать фестивалей. Есть работа LOVE в центре Казани, которую я рисовал валиками на строящейся стене вдоль новой автодороги. Интересный был процесс: длинные палки для валиков, молдавские прорабы, которые вызвали полицию и бегали потом за мной, чтобы сфотографировать. Работу удалось закончить спустя несколько часов.

 

О городе

Казань — комфортный во всех отношениях город. Красивый, чистый, дружелюбный и культурно продвигающийся. Хотя уличным художникам, по моему опыту, здесь сложновато: публика отдаёт предпочтение классической живописи. А ещё в Казани до сих пор нет нормального граффити-магазина. Но уезжать отсюда пока никуда не хочется. Разве что перезимовать — куда-нибудь к океану.

  

 

Рязань

  

Как раскрасить улицы России. Изображение № 19.
MAUGLA (Friends of Mutants
Crew)

30 лет

Команда Friends of Mutants Crew появилась в 2006 году. Тогда в ней состояли всего двое — NIF и MAUGLA, сейчас уже семь постоянных участников. Мы с NIF — арт-директоры, хотя я сейчас больше занимаюсь росписью и оформительской работой. Максим ЁКЛМН — реставратор. По всей России ездит, храмы восстанавливает. Остальные, кто помоложе, — студенты Строгановки. Почти все из разных городов: вместе рисуем, вместе мигрируем — то в Рязань, то в Москву. Но волею судьбы объединены одной командой во имя добра и стрит-арта!

Нам нравятся большие проекты. По городу бегать — железнодорожные споты, заборы — нам уже не до этого. Хотя если мы где-то проездом — Одесса, Киев — там, конечно, что-то масштабное не всегда может подвернуться. Мы присматриваем стены, знаем, где есть места. Всё на чутье. 

Не хочется привязываться к терминам, но мы больше к стрит-арту тяготеем. Хотя он не замкнут рамками субкультуры, это течение: постеры, стикеры, рисунки, инсталляции. Сейчас это такой мейнстрим, уже всё впитал в себя.

Как раскрасить улицы России. Изображение № 20.

Мы учились на графических дизайнеров, поэтому в рисунках упор делаем на графику — нам это изначально было интересно. Граффити, как течение, мутировало, и, в классическом смысле, изжило себя, приобретя новые формы. Французы 123Klan первыми поставили его на коммерческий поток и модернизировали под стиль в графическом дизайне. Они давно работают с известными брендами — Adidas, Nike. Для нас они были хорошим образцом, хотя мы и старались работать по-своему. 

Наш знакомый как-то сказал, что некоторые наши работы грубые и угловатые, напоминают советскую мультипликацию, газетные карикатуры и дворовый заборный арт. Другие – аккуратные, лощёные – намекают на связь с общепринятой эстетикой граффити и стрит-арта. Однако во всём этом с трудом можно найти что-то от западной граффити-традиции. Это не Нью-Йорк, это не Барселона, это не Берлин и не Амстердам. Это, мать вашу, Рязань! 

 

О городе

С городом мы никогда не договаривались. Вместо того чтобы развивать уличное искусство, его рубят на корню. Рязанские художники не заинтересованы городскими проектами, а городские проекты не заинтересованы нами. 

  

 

Пермь

  

Как раскрасить улицы России. Изображение № 35.
Александр Жунев

29 лет

Я начал рисовать примерно пять лет назад. Сначала с помощью трафаретов, сейчас больше предпочитаю фасадные краски и кисти. Занимаюсь разными объектами — от трансформаторных будок до фасадов жилых домов. Недавняя масштабная работа — 400 квадратных метров — была на торце девятиэтажного дома в рамках стрит-арт-фестиваля «Школа, пятый элемент» в Салавате. 

Я провожу фестиваль уличного искусства «Экология пространства», в рамках которого художники делают работы для города. В прошлом году мы начинали с трансформаторных будок и таксофонов, в этом — уже стали заниматься крупными проектами. Причём участвуют в нём в основном не граффитчики, а обычные люди – домохозяйки, школьники, студенты. Семьями люди рисуют. Мы показываем горожанам, что украшать своё пространство они могут сами, не дожидаясь, пока власти соизволят что-то сделать.

Как раскрасить улицы России. Изображение № 36.

В основном рисую в Пермском крае, хотя в последний год мои работы появились и в Башкирии, и в Тульской области на «Архферме», и в Санкт-Петербурге в музее стрит-арта, который скоро должен открыться. Самая любимая работа — «Легенда о Кудым-Оше» в Кудымкаре, Пермский край. Когда смотришь на него с одной стороны – видишь огромные колосья хлеба, причем каждое зёрнышко – это одно окно, символизирующее одну семью. Когда проходишь вокруг дома, колосья постепенно превращаются в лицо Кудым-Оша.

 

О городе

Я люблю Пермский край, но иногда очень хочется уехать туда, где уровень жизни выше, где что-то делается для людей, где больше интеллигентных, творческих, незомбированных людей, способных оценить креативные идеи. В Перми всё очень провинциально, хотя жить в этом городе хорошо, спокойно. Очень размеренная жизнь. 

  

 

Ярославль

  

Как раскрасить улицы России. Изображение № 50.

Никита Афанасьев (PST)

28 лет

Я интересовался граффити и стрит-арт-культурой с детства, когда были популярны хип-хоп команда Da Boogie Crew и передача «До 16 и старше». Рисовал какие-то скетчи, придумывал шрифты, перерисовывал то, что увидел в журналах. Развитие это получило, когда мне было 16-18 лет: у нас с друзьями была команда, просуществовавшая три-четыре года. Мы таскали из магазинов баллончики с краской и эмаль. Всё это стоило каких-то безумных денег. Сначала просто бомбили, потом пришли к райтингу, даже появились постоянные заказы. На этом для меня граффити закончилось. Я понял, что мне неинтересно. Начался стрит-арт.

Долгое время ничем не занимался: присматривался к европейской стрит-арт-сцене. Самое крутое — Париж, город, где сконцентрировано уличное искусство. За два года я впитал это в себя. Сейчас работаю с трафаретами: рисую на бумаге эскиз, вырезаю, раскрашиваю, подвожу маркерами, покрываю лаком. 

Я не рисую дешёвую пошлятину — это как на сосисочной нарисовать сосиску с булкой. Всегда стараюсь обыграть смысл. Не могу позволить себе делать это глупо.

Как раскрасить улицы России. Изображение № 51.

Два года подряд я участвовал в «Стенограффии». Поначалу решил делать масштабные работы: заниматься фасадами и стенами. Приехал на фестиваль с этой мыслью, ещё раз всё обдумал и понял, что мне все-таки нравятся маленькие будки. Есть мегаполис, а есть маленький город с домишками и улочками. Все мечтают делать фасады, но будками тоже кто-то должен заниматься. 

 

О городе

Облик города довольно несуразный, хотя мне нравится старая застройка. Там своя история, и я никогда не стану рисовать или менять в ней что-то. В 99% случаев я рисую в местах, которые уже испорчены. Я никогда не стану рисовать на чистой трансформаторной будке — она достаточно гармонична и без моих рисунков. Но есть много мест, которые испачканы лишней информацией.

Ярославским художникам очень сложно взаимодействовать с городом: у этого сотрудничества нет продолжения. В нём заинтересована только одна сторона — художники. Нам нужны лидеры движения, те, кто укажет направление. Администрация могла бы взять на себя эту роль и работать с нами, а она только пытается с нами бороться. Бороться нужно было в 80-х.

  

 

Воронеж

  

Как раскрасить улицы России. Изображение № 61.
 un2one (PAINTPRO)

30 лет

Мы с Денисом An-d основали Paintpro два года назад. Занимаемся росписями, стенами, холстами, коммерческими проектами, цифровым пространством — наша задача собрать все работы в одном месте. Формально нас двое, но нам часто помогают друзья. Поэтому команду нужно рассматривать гораздо шире. 

В России и на постсоветском пространстве за последние пять лет уровень работ сильно вырос. Наши парни уже доросли до мирового уровня. Хочется, чтобы ценили именно то, что ты любишь и умеешь делать. Хочется двигать своё. Радует растущая популярность росписи фасадов больших домов. Думаю, что совсем скоро это станет обычным делом. За лето сделать два или три фасада — норма. 

Как раскрасить улицы России. Изображение № 62.

Влияние лично на меня производили (и до сих пор производят) совершенно разные люди. Это граффити-сцена, как наша, так и зарубежная, это иллюстраторы, это живописцы, это комиксы. Сейчас засматриваюсь средневековой графикой, орнаментом и леттерингом. Просто в голове не укладывается, насколько были усидчивы люди и каким мастерством владели. У нас есть проект Creazione de arte contemporaneo — встреча эпох в изобразительном искусстве, каждая из которых тянется друг к другу. Классика — корни всего современного, и современное черпает вдохновение из классики. 

 

О городе

Воронеж — провинциальный город, со всеми вытекающими отсюда последствиями. С недавних пор миллионник. До 90-х аграрии и заводчане составляли основную часть населения. Сложив провинциальность, заводской быт и заводской жизненный уклад, можно примерно представить обобщённый образ нашего земляка. Сейчас чувствуется влияние Москвы. Много земель выкуплено москвичами. Восстанавливаются рекреационные зоны, велосипедные движения на слуху, дороги вечно ковыряют. Даже поговаривали о метро. Но, я думаю, это не на моём веку.  Возможно, кому-то приезжему Воронеж покажется недружелюбным. Хороший город, в котором я вырос. Просто родной.

  

 

Самара

  

Андрей (ЧЖНС)

 25 лет

Мы основали команду около восьми лет назад (точно никто не помнит), сейчас в ней четыре человека: я, Дима ЧЖНС, Валентин ЧЖНС и Артём ЧЖНС. Самое главное, чтобы наши работы вызывали у людей какие-то эмоции, реакцию на них. Нам даже не принципиально, положительные или нет. Я как-то слышал, что нас называли уличными экспрессионистами. Занимаемся в основном росписью в интерьерах, но это не имеет отношения к тому, что мы делаем на улицах. Пару раз пробовали сотрудничать с городской администрацией, но, как показала практика, ничего хорошего из этого не выходит.  

Как раскрасить улицы России. Изображение № 77.

О городе

Самара — отличный город. Администрация только им совсем не занимается. Они хотят очень многого, но ничего не делают. Мы планируем уехать отсюда на пару лет, может быть, в Петербург. Хотим там поучиться. Но потом всё равно вернёмся домой.

  

 

Фотографии обложки: Никита Афанасьев

Фотографии в посте: Александр Жунев, Никита Афанасьев,  Дамир Бозик, Павел Широков, Андрей Оленев