Ещё недавно казалось, что все копируют Москву, Петербург и Киев, а в конечном счёте мечтают сюда перебраться, — теперь очевидно, что позитивная энергия накапливается в других местах, а их опыта порой не хватает столицам. В серии «Новая география» The Village рассказывает о том, как люди делают свои города лучше — в России и везде, где говорят по-русски. 

В очередном выпуске — история бывшего сотрудника милиции Евгения Потапова, который в 1999 году уволился из органов, заинтересовался медиа и рекламой, а в 2011 году придумал шить специальные сумки для митингов — баррикадки

 

Новая география: Зачем в Екатеринбурге шьют сумки для митингов и акций протеста. Изображение № 1.

Евгений Потапов

создатель баррикадок 

 

  

Сумка для митинга

Я придумал баррикадки зимой 2011 года, когда всю страну охватили массовые акции протеста. В Екатеринбурге тоже три недели подряд народ выходил на площадь. В один из таких выходов кто-то распространил слух, что на акции будут работать карманники — воровать у креативного класса дорогие телефоны и айпады. Я задумался: а ведь правда, если человек идёт на митинг, концерт или городской праздник (туда, где много народу) и у него с собой планшет, смартфон (а в сумме это до 60-70 тысяч рублей), как ему их при себе держать? Так и родилась идея небольшой сумки, в которую можно убрать планшет, телефон, паспорт, кредитные карты, и закрепить её на груди. Сначала всё было на уровне шуток, но потом мы сшили тестовый образец и показали знакомым. Меня поддержали: почему нет? Удобно, практично, экстравагантно. Сумка закреплена на груди, её видно, руки свободные. Четыре точки крепления — надёжно, один раз ремни отрегулировал и больше не надо, два карабина отстегнул-застегнул — снял-надел. Мы шли от функционала — личные вещи должны быть в сохранности. 

 

  

Первая реплика от мужчин:
«ого, так он грудь от удара защищает!»

  

 

Первый вопрос от девушек: «Вау, а где шипы на ремнях?» Первая реплика от мужчин: «Ого, так сумка грудь от удара защищает!» Я никогда не занимался галантерейными товарами, но вдруг у меня получится? Не делать ничего гораздо проще, чем сделать. Друзья уговорили меня запатентовать изделие (эта процедура растянулась от двух месяцев до года) и найти инвесторов. 

 

Производство

Баррикадки шьют из натуральной кожи на небольшом предприятии в Челябинске. Дизайн сумок мы совместно разработали с Юлией Масловой, которая получила специальное образование в Италии и в прошлом уже занималась авторскими сумками. В производство я вложил свои собственные деньги. Найти инвесторов для такого проекта трудно. Те, с кем я разговаривал, здраво решали вкладывать деньги в более прогнозируемые бизнесы. Многих отпугивали сложности российского производства и флёр протестной тематики из-за слова «баррикадка». Потом были проблемы с кожевенной промышленностью, мы с трудом нашли подрядчиков, которые могли шить по нашим чертежам. Первую партию забраковали: её нельзя было продавать, поэтому я раздавал сумки как бета-версию, для теста. 

Новая география: Зачем в Екатеринбурге шьют сумки для митингов и акций протеста. Изображение № 2.

Первая партия «должна была быть вчера», поэтому жду сумки со дня на день. В рознице сумка стоит 6 тысяч рублей, и это цена не столько за материал, сколько за работу. Хотя, если шить из кожи каймана, будет дороже. Многие говорят, что предпочли бы коже другие материалы. Я учту это в перспективе, по мере развития проекта. Возможен вариант индивидуальных сумок по цвету, оформлению, принтам, тиснению, материалам, главное — начать.

Новая география: Зачем в Екатеринбурге шьют сумки для митингов и акций протеста. Изображение № 8.

6000

рублей — розничная стоимость одной сумки

Может, это кажется смешным, но я лично буду предлагать эти сумки, а тут халтуры быть не может. Продавать будем через социальные сети, а по Екатеринбургу доставлять сумки будет курьер. Думаю, пока все можно будет обрабатывать вручную. Мы готовы шить до двух тысяч баррикадок в месяц, но для этого нужно наладить сбыт и продумать маркетинг. В принципе, по цене чехла для айпада потребитель получает хорошую функциональную вещь. Если сумки приживутся, если понравятся — продажи пойдут. Конечно, в идеале — сдать патент тем, кто шьёт сумки в промышленных масштабах, имеет сеть для продаж, ресурсы для рекламы. Получать роялти, ну и оставить небольшой сегмент изготовления сумок индивидуальных, дизайнерских. Мы нашли хороших подрядчиков, хотелось бы их задействовать, они могут шить просто умопомрачительные вещи.

 

Жизнь после митингов

Зачем нужны баррикадки, если митинги в России кончились? Люди-то остались, а вместе с ними и проблема — как нести своё хайтековское имущество. Когда ты идёшь сквозь толпу с рюкзаком на спине — ты не видишь, что с ним происходит. Могут вытащить нужную вещь, а могут, наоборот, что-то подложить. Сумка через плечо неудобна: её легко можно сорвать. Баррикадка даёт свободу: все нужные вещи в поле зрения и прочно зафиксированы, ничего лишнего. Её можно надеть под куртку, под ветровку. Турпоездки, велосипеды, прогулки, массовые мероприятия — День города, концерты. Пока по продажам мы ни с кем не общались, стартап выходит к первой партии, на ней отладим технологию и исправим ошибки. Теоретически через полтора месяца после обращения мы сможем выдать тысячу сумок. Хоть Украине, хоть Венесуэле, хоть нашему отечественному потребителю. 

  

 

Фотографии:  Алексей Пономарчук