Стремительно подскочивший курс доллара и евро вверг всех в состояние лёгкой паники. И хотя никто толком не мог сказать, чем это глобально обернётся и какой будет максимальная цена валюты, ничего хорошего такие колебания не сулили. Когда евро дорожал чуть ли не на рубль в день, мы уже писали о том, что делать с денежными вкладами в непростых нынешних условиях. Теперь же ситуация стабилизировалась — самое время узнать о последствиях. The Village спросил у сотрудника Bosco Di Ciliegi (представителя Jil Sander, Moschino и других марок в России), как валютный курс повлияет на цены на одежду в магазинах люксового сегмента.

 

   

Сотрудник управляющей компании Bosco Di Ciliegi

Вся экономика России зависит от поставок извне, так как мы сами практически ничего не производим. Расчёт с поставщиками идёт в валюте — либо в евро, либо в долларах, и общая сумма закупки товара закладывается в бюджет определённого размера.

Допустим, мы заложили сто условных тысяч рублей на год. В эти сто тысяч входят закупка, перевозки, логистика, зарплаты персоналу. Нам привезли эти сумки и туфли, и с ними нужно что-то делать. Их продажа происходит в несколько этапов: сначала мы берём товар, продаём его и только потом возвращаем поставщику залоговую стоимость и издержки на транспорт. То есть сразу деньги никто никому не отдаёт, вещи берутся на реализацию, как покупки по кредитной карте: сначала берёшь, а через определённое время рассчитываешься.

Вот мы перевели наш бюджет в валюту, но из-за колебания курса мы сможем купить уже не три тысячи евро, а две, хотя при закладке бюджета эти сто тысяч рублей стоили дороже. Но договор с поставщиком уже заключён, и наши проблемы его, как правило, не волнуют. Платить всё равно нужно, поэтому мы начинаем выходить из бюджета. С этим приходится бороться: или повышать цену на вещь, или сокращать размер поставок, но второй вариант должен быть изначально предусмотрен в договоре. Если такого пункта там нет, остаётся только повышение ценника. Но в ГУМе, например, дорожать будут не все товары, а только некоторые.

 

Магазин не будет работать себе в убыток, поэтому поставки сократятся, цены вырастут

 

Что касается персонала, то происходит, как правило, сокращение штата. В Bosco Di Ciliegi ситуация немного другая. Зарплата сотрудников зависит от выполнения плана каждого магазина. За последние месяцы продажи у нас упали не сильно, но план всё равно не выполняется на 15−20 % по сравнению с предыдущими цифрами из-за того, что евро вырос. То есть продаём примерно столько же, но в пересчёте на евро получается меньше.

Договоры со всеми поставщиками уже заключены, товар стоит в магазине, и единственное, что можно сделать, не повышая сильно цену, — изменить систему расчёта с сотрудниками. Продавцы и кассиры в Bosco бывают первой, второй и третьей категории. От категории зависит процент надбавки к зарплате. Но теперь, вероятно, все будут в состоянии свободной конкуренции: сколько заработал, столько и получил. Новенькие сотрудники и старожилы окажутся в равных экономических условиях.

В итоге в ГУМе повысятся цены. Покупатели это, конечно, заметят. Клиенты очень хорошо запоминают цены и могут заметить колебание даже в тридцать рублей. Это влияет и на продажи: люди обязательно попытаются выяснить, почему ценник изменился. 

Сейчас предполагают, что скачок рубля произойдёт во второй половине года, евро сильно расти уже не будет, но и чудес мы не ждём. Магазин не будет работать себе в убыток, поэтому поставки сократятся, цены вырастут, и разница в стоимости того же свитера Kenzo по сравнению с Европой ещё сильнее увеличится.

   

ФОТОГРАФия: Олег Бородин