Вчера, 27 июля, «Афиша Daily» выпустила материал-дискуссию «Как вернуть мир на Патриаршие пруды: спорят Гафин, Ливси, Асс и другие соседи». В нём известные обитатели Патриарших обсудили конфликт, который развернулся в районе в начале июля. Тогда на Малой Бронной улице появились растяжки с текстом: «Собянин! Жители требуют тишины!» — так местные жители попытались обратить внимание властей на шум, раздающийся из заведений в ночное время. В результате уже несколько недель заведения на Патриарших закрываются раньше, чем прежде, — в 23:00.

Круглый стол, посвящённый поиску разрешения накопившихся проблем, и сам стал поводом для конфликта. Участники разговора прямо возложили вину в сложившейся ситуации на приезжих из «Фигифино» и назвали их «саранчой» и «шариковыми». Всё это вызвало гнев москвичей в социальных сетях.

The Village поговорил с урбанистом и научным сотрудником Высшей школы урбанистики Петром Ивановым о том, есть ли в Москве классовое расселение и насколько центр отличается от столичных окраин.


Пётр Иванов

урбанист

Вопрос о том, если ли расслоение по районам, долгий и мучительный. С одной стороны, оно есть, с другой — нет. Определённо существует тенденция к его появлению: есть некие профессиональные и элитные кластеры, однако они не составляют 100 % населения того или иного района, а лишь представляют собой небольшие территориальные сообщества. Поэтому говорить о том, что это ярко выраженный феномен, преждевременно.

За вычетом Рублёвки у нас практически нет мест компактного поселения «богатых и знаменитых». Но есть истории из другой серии — те же актёры на Патриарших прудах. К сожалению, у нас всё плохо с городской статистикой, поэтому я не могу сказать в процентах, сколько их там проживает от общего количества жителей. В реальности на Патриарших может быть 50–60 актёров, но этого количества достаточно, чтобы создавать определённое впечатление о месте, его имидж.

Вообще, стереотип о «богатых и знаменитых» относится ко всему центру. Но это неверное представление. Если посмотреть на супермаркеты в центре, видно, что лучше всего там выживают какие-нибудь «Дикси» или вообще безымянные магазины, которые обеспечивают потребление в первую очередь малообеспеченных людей. Это неудивительно, так как многие жители центра получили свою недвижимость в наследство, а дальше по разным соображениям не захотели с ней расстаться.

Если говорить о бедных районах, то с некой долей вероятности можно выделить восток города, например Выхино и Жулебино, а также города-спутники вроде Мытищ. Согласно карте цен на недвижимость, там стоимость жилья действительно ниже, чем в остальных частях Москвы. Понятно, что этого достаточно для привлечения более бедных потребителей, которые стараются экономить.

Интересно, что раньше расселение происходило по искусственной советской модели, которая подразумевала профессиональную гомогенность: тут мы селим инженеров, здесь — Академию наук, там — милиционеров, а в этом доме — КГБ. В результате люди разного имущественного, но примерно одинакового профессионального статуса были расселены компактно. Но на смену этой модели пришёл капитализм, и определяющими показателями для классовой стратификации теперь являются имущественное положение и уровень образования.

Сейчас потихоньку формируются имущественные районы, в которых род занятий и культурный флёр — побочный вопрос. Этому процессу способствует и приведение налога на недвижимость к назначенной государством кадастровой стоимости. Повышение ежегодного налогообложения приведёт к вытеснению из ЦАО малообеспеченных людей, так как они просто не смогут платить за квартиру налог в размере от 100 до 200 тысяч рублей. Если раньше человек платил 10 рублей в год, а сейчас ему придётся платить даже не 100 тысяч, а 10 тысяч рублей, то подобная перемена заметно снизит уровень его жизни, и он будет вынужден продать актив, который не может обеспечивать, и переехать из района Чистых прудов куда-нибудь в Выхино.


Обложка: Михаил Голденков