Лингвисты Школы филологии НИУ ВШЭ выпустили «Словарь языка интернета.ru», в который вошли знаковые слова, выражения и мемы за все время существования Рунета. Проектом руководил доктор филологических наук Максим Кронгауз, для которого книга о развитии языка в интернете стала второй работой в данной сфере (в 2013 году автор опубликовал исследование, посвященное русской интернет-лингвистике, под названием «Самоучитель олбанского». — Прим. ред.).

«Словарь языка интернета.ru» уже можно купить в некоторых онлайн-магазинах и крупных книжных города. Чтобы понять, кому может быть интересна книга, The Village поговорил с Максимом Кронгаузом об этапах работы, трансформациях языка в интернете и любимых мемах. 


Максим Кронгауз

доктор филологических наук, автор «Словаря языка интернета.ru»

«Словарь языка интернета.ru» — естественное продолжение моих научных интересов, так как я давно занимаюсь темой интернет-жаргона. Мне кажется это важным, потому что язык в интернете трансформируется по особенным правилам. К тому же интернет — совершенно новая коммуникативная среда, активно влияющая на офлайновый язык. А наблюдать за изменениями языков чрезвычайно интересно, особенно за своим родным. Что касается словаря, то это наиболее удобная форма фиксации разнообразных явлений. 

Работа над словарем велась почти два года — это очень короткий срок, особенно если учесть, что в команде нас было всего шестеро. Может прозвучать пафосно, но нам удалось охватить весь период существования Рунета — примерно 20 лет. А поскольку жизнь и язык в интернете меняются очень быстро, мы смогли осветить и зафиксировать сразу несколько эпох. 

Сначала мы опросили экспертов (в том числе студентов и школьников, которые постоянно находятся в интернете) и сформировали словник — это стандартная процедура. Затем приступили к мониторингу социальных сетей (Facebook и «ВКонтакте») и блогосферы. В результате список слов получился намного больше, чем мы могли разместить в словаре. При помощи различных инструментов, показывающих частоту употребления слов, нам удалось сократить его примерно до 200 единиц.  

Итоговая версия словаря состоит из трех частей. В первую вошли слова и выражения, например «мимими» и «аффтар жжот». Во втором разделе можно найти термины, то есть те слова, значение которых мы можем более-менее точно определить. Этот раздел носит скорее энциклопедический, а не словарный характер, так как объясняет базовые понятия: «блог», Wi-Fi и так далее. Третий раздел содержит обзор субкультур не только активно присутствующих в интернете, но и имеющих свой жаргон. Причем нам было важно, чтобы хотя бы некоторые слова из этого жаргона были общеупотребительными. Всего получилось 12 статей: от «фидошников» и «кащенитов» до «геймеров», «анимешников» и «анонимусов». 

В книгу вошли не только вербальные, но и невербальные элементы (рисунки, фотографии). Так, мы не могли не сказать о демотиваторах, не показать их или не проиллюстрировать особенности написания некоторых слов. Кроме того, изначально во многих мемах текст и рисунок неотделимы друг от друга. Хотя, конечно, через время текст может отделиться и употребляться без привязки к изображению. К примеру, так произошло со словом «превед». Оригинальная картинка представляла собой изображение медведя, который выглядывал из кустов и мешал криком «Surprise!» паре, находящейся в процессе полового акта. В русском варианте стоит слово «Превед!». Со временем оно отделилось, став абсолютно самостоятельным и популярным интернет-приветствием. 

В нулевые интернет-жаргон обладал ярко выраженными особенностями (например, неправильное орфографическое написание слов), но не оказывал значительного влияния на развитие русского языка, за исключением отдельных прорывов. Сегодня ситуация изменилась: онлайн-лексика утратила отличительные приметы, а потому определить, откуда появилось слово — из интернета или из жизни, — стало намного сложнее. К примеру, выражение «диванный эксперт», обозначающее человека, который рассуждает о том, чего не знает, скорее всего возникло вне интернет-среды, хотя активно там употребляется. По этой причине мы решили включить его в словарь. 

Что касается влияния онлайн-жаргона на современный русский язык, конечно, между ними происходит обмен. Но говорить о значительном влиянии одного на другой сложно. Хотя я не исключаю, что в ближайшее время исследователи смогут найти четкие направления этого влияния. Сейчас почти все жители крупных стран так или иначе существуют в интернете. При этом мне кажется, что каждый человек осознает, когда с одной манеры общения надо переключиться на другую, и оставляет жаргон для общения в интернете. 

«Словарь языка интернета.ru» отражает бытование онлайн-жаргона за весь период существования русскоязычного интернета, то есть фиксирует очень значимую вещь — форму языка, которой никогда раньше не было. При этом, несмотря на скорость изменения интернет-лексики и непродолжительности существования мемов, я думаю, что словарь не утратит своей актуальности, так как он является своеобразным памятником эпохи и показывает рост Рунета от игры в песочнице до подросткового возраста. 

Мне кажется, словарь будет интересен всем любопытным людям, а также всем тем, кто интересуется языком и процессом его трансформации. Думаю, даже жители интернета смогут найти для себя что-то новое — интересную историческую справку или легенду из ушедшей эпохи. 

Сам я редко пользуюсь интернет-выражениями в жизни — только если в игровом режиме. Хотя у меня есть любимые мемы. Один из них звучит так: «Мопед не мой, я просто разместил объяву», — то есть обозначает снятие с себя ответственности за что-либо. Он довольно старый, но, по-моему, очень симпатичный.

При помощи другого любимого мема — «Ой, все», который обычно используется для прерывания беседы — я представил наш словарь в Facebook. К сожалению, некоторые феминистки тут же на меня обиделись. Им не понравилось, что в словаре данное выражение рассматривается преимущественно как женское. Мне кажется, это несправедливая обида. Во-первых, это не мое мнение, а интернет-сообщества. Во-вторых, если бы мы рассматривали какие-то чисто мужские фразы, то вряд ли бы мужчины на нас за это обиделись. В русском языке действительно есть некие специфические слова, распределенные по гендеру. Иногда это миф, но и он имеет право на существование и отражение в научной работе. 


Обложка: Издательский дом ВШЭ