Демонтаж гостиницы «Россия», построенной в 1967 году в Москве, начался в феврале 2006 года. На ее месте должен был появиться новый многофункциональный комплекс с отелем по проекту британского архитектора Нормана Фостера. Инвестором проекта выступала «СТ Девелопмент», но из-за финансовых проблем в 2008 году, реконструкцию пришлось заморозить. «Пять лет шли споры с фирмой «Девелопмент». Сегодня эти споры благополучно завершены, и мы там начинаем работу», - сказал Лужков. В начале 2010 года он заявил, что готов прекрасный проект, согласно которому в подземном пространстве на месте снесенной гостиницы «Россия» будут устроены стоянки, на наземном уровне будут «воссозданы те улочки, что были характерны для Зарядья».

В сентябре 2010 у стен Кремля, напротив дома Пашкова начали возводить депозитарий, проект которого активно лоббировал мэр города Юрий Лужков. Уже несколько лет назад проект этого объекта, закрывающего обзор на дом Пашкова, вызывал серьезное противодействие в профессиональной архитектурной среде. Вопреки протестам, строительство продолжается. Как рассказал главный архитектор столицы, это будет невысокое здание с небольшим куполом по середине, выполненное в стиле ампир, в «классических традициях»

В конце холодного 2004 года Лужков понял, что москвичам и гостям столицы плохая погода мешает наслаждаться красотами города. Он предложил остеклить несколько столичных улиц от Ленинского проспекта до района «Москва-Сити».

Проект строительства транспортного узла на пересечении Страстного с Тверским бульваром и улицей Тверской, проводимый в рамках проекта «Большая Ленинградка», обсуждалась властями столицы с 2002 года. Летом 2010, впервые после проекта представленного в 2006 году, забракованного всеми от архитекторов до москвичей, был вынесен на обсуждение новый план. Согласно нему под Пушкинской площадью появится работающий круглосуточно четырехэтажный торговый центр площадью более тридцати тысяч квадратных метров с подземной парковкой как минимум на 800 мест. Так же, кроме будущих подземных тоннелей с двумя полосами движения в каждую сторону, под площадью появятся: универсам шаговой доступности, магазины с молодежной одеждой, аптека, каток и т.д.

Весной 2005 года столичный мэр узнал, что в Европе есть технология выращивания травы зимой. Ему захотелось сделать то же самое на Арбате. По проекту, всё пространство между деревьями предполагалось обогревать трубами с проточной теплой водой. Общая площадь работ должна была составить 25 тысяч квадратных метров.  Позже появился план о создании "книжной" улицы на Арбате, кроме подогрева брусчатки, на улице пообещали сделать фонари выше, а букинистические лавки и кафе оформить в одном стиле. Но недавно власти объявили о приостановлении благоустройства Арбата, по причине нехватки средств в бюджете.

В преддверии зимы 2001 года Лужков заявил, что в скором будущем сосульки и ледяной налет на московских домах будут сбивать лазерными установками. С помощью новейшей техники мэр собирался исключить несчастные случаи, связанные с падением сосулек, от которых «ежегодно гибнет от 4 до 7 человек». На внедрение этого оружия было потрачено около полумиллиона долларов. В итоге лазер срезал одну сосульку целый час. Проект заморозили.


Аномально жарким летом 2010 года Юрий Лужков предложил разработать и к следующему году настилить на московских улицах термостойкий асфальт. Он заявил, что пожары и смог — абсолютно нештатная ситуация, с которой город ранее не сталкивался, отметив при этом, что "снегопады были, лютые холода были, “хляби небесные” неоднократно испытывали нас большущими лужами и даже маленькими наводнениями". При этом Лужков не исключил, что "все сжигающая жара сменится проливными дождями и ураганными ветрами". По словам мэра, в такой сложной ситуации "есть над чем поломать голову ученым и инженерам"

Московские власти в 2010 году предложили создать в столице «парковочную полицию». По задумке мэра, она будет контролировать соблюдение водителями правил остановки и стоянки. Это предложение даже было внесено в экспертную группу Минтранса России, занятую вопросами совершенствования системы организации дорожного движения и обеспечения бесперебойного движения транспорта.

Проектирование Московской кольцевой автодороги (МКАД) началось в 1937 году. Спустя 50 лет ее пропускная способность была полностью исчерпана. Скорость потока автомобилей составляла 35–40 км/ч. Тогда за реконструкцию взялся Юрий Лужков. Он запатентовал новый МКАД вместе с большим авторским коллективом как «Транспортный комплекс мегаполиса и способ регулирования и разгрузки пассажирских, грузопассажирских и грузовых потоков транспортного комплекса мегаполиса». В патенте перечислены такие научные изобретения, как «пятиполосное движение» и «пересечение магистрали с железной дорогой под углом 90 градусов». Осенью 2010 года мэр Москвы Юрий Лужков предложил построить вокруг Москвы еще одно, пятое, транспортное кольцо. По мнению столичного градоначальника, новое транспортное кольцо поможет повысить эффективность дорожной сети города, которая требуется Москве для того, чтобы стать мировым финансовым центром. При этом Лужков отметил, что в реализации такого масштабного проекта требуется финансовое участие государства, поскольку один столичный бюджет строительство еще одного кольца не потянет. Первый участок Четвертого транспортного кольца будет открыт в 2013 году. На его строительство из столичного бюджета планируется выделить 66,06 миллиарда рублей. Общая стоимость создания 74-километровой восьмиполосной магистрали оценивается в 660 миллиардов рублей.

В конце 1999 года мэрия занялась разработкой электромобилей. Тогда на одной зарядке электроавтобусы «Лужок» и «Корнет» проезжали 60 км, а для восстановления батареи им требовалось 6 часов. Вскоре Лужков пообещал, что на дорогах Москвы появятся несколько сотен грузовиков и автобусов на электротяге, в городе будут сооружены заправки с розетками для подзарядки аккумуляторов, а для покупателей электромобилей, возможно, введут налоговые льготы. Кроме того, мэр порекомендовал не закупать за рубежом дорогую технику, а собирать отечественные электромобили на базе «газелей» и «бычков».

В 2008 году появился проект автотрасс над железными дорогами. "Когда через 10 лет над всеми железнодорожными ветками будут построены вылетные автодорожные магистрали, пробки исчезнут", - пообещали в Правительстве Москвы. Эксперимент планировали начать на Киевском или Белорусском направлениях железной дороги.

По задумке градоначальника к 2000 году монорельс должен был стать популярным общественным транспортом и разгрузить пробки. Однако на зимних испытаниях поезд оказался непригодным: буксовал по обледенелому металлу. На решение этих проблем ушло почти три года. Когда монорельс все же запустили, выяснилось, что ветка от метро «Тимирязевская» до «ВДНХ» очень неудачно расположена. В общей сложности на разработку подвижного состава и постройку линии было израсходовано более 200 млн долларов. Кроме того, ежегодно на его содержание выделяется около 500 млн рублей. В итоге первая ветка монорельса так и осталась единственной.

Милицейское патрулирование Москвы на дирижаблях должно было начаться в 2002 году. Два дирижабля и три аэростата общей стоимостью 2,5 миллиона долларов даже были построены и переданы ГУВД Москвы. Однако воздушный спецтранспорт поднялся в воздух только на один метр. Взлететь выше дирижабль не смог. Девять лет спустя Лужков вспомнил о своих воздушных аппаратах и предложил использовать их во время купального сезона. Стоит отметить, что, согласно федеральному законодательству, полеты над Москвой разрешены только воздушным судам МЧС, МВД, ФСБ и государственной авиакомпании «Россия», и то при наличии специального разрешения.

В 2006 году мэрия предложила сооружать подводные гаражи. Лужков был уверен, что в центре паркинги должны опуститься под землю и под воду. Первая стоянка на 800 машиномест и 38 мест для автобусов должна была разместиться под Водоотводным каналом. Инвестор для этого проекта до сих пор не найден. В начале 2010 года власти Москвы вновь вернулись к обсуждению идеи строительства гаражей, но уже под Москвой-рекой.

В 2005 году мэр предложил ввести налог на шипованную резину. Мосгордума спешно начала заниматься разработкой соответствующего закона. Инициатива натолкнулась на сопротивление автомобилистов и не укладывалась ни в один федеральный закон. По этой причине она вскоре была забыта. Тем не менее, проблему «колейности» на дорогах от шипованной резины Лужков не забывал. В 2009 году Мосгордума одобрила сезонный запрет на использование шипованных шин.

В сентябре 2009 года градоначальник предложил разгонять облака на границах города в зимнее время. По его мнению, это сократит осадки до минимума, что позволит сэкономить на уборке снега. «На уборку Москвы от снега зимой тратятся миллионы долларов. А что если мы этот снег осадим за пределами Москвы? В Подмосковье будет больше влаги, больше урожай, а у нас — меньше снега», — объяснил свою идею мэр. Экологи заявили, что разгон туч над столицей в праздники и так приводит к необратимым последствиям в экосистеме.

В 2003 году мэр впервые предложил организовать в парках передвижные пасеки. Предполагалось поселить в них 150–200 пчелиных семей до 50 тысяч пчел каждая. По словам Лужкова, они нужны «не для сбора меда, а для опыления растений». Спустя два года в парке Кузьминки была открыта первая показательная пасека, которая через год превратилась в Музей меда. Позднее в парке собирались запустить «пчеломобиль» — «разукрашенный в черно-желтую гамму автомобиль, призванный способствовать популяризации пчеловодства». Но спонсоров так и не нашли. Однако жарким летом 2010 года Лужков потратил несколько сотен миллионов рублей на спасение своих пчел. «Пчелки чувствуют дискомфорт», — сказал он тогда.

В начале 2002 года мэр Москвы обратился к Владимиру Путину с предложением реанимировать отвергнутый за 15 лет до этого проект переброски реки Оби в бассейн Аральского моря. После выборов мэра эту идею решено было забыть, но мэр не сдается по сей день, периодически возвращаясь к этой теме. В 2008 году вышла его книга «Вода и мир», где в числе прочего говорилось о проекте по переброске северных рек в Среднюю Азию.

В 2008 году мэр заявил, что Москва переходит на озонирование питьевой воды вместо хлорирования. Сегодня озонирующая установка работает только на нескольких станциях водоочистки. Попадая в ржавые трубы, озонированная вода  становится опасной для питья. Чтобы озонирование стало доступно всем, надо поменять 70 % водопроводных труб, пока же ежегодно меняют по 1,5 % магистралей.

В 2004 году в Лужкова вселился Хрущев. Мэр заявил о необходимости вернуться к теме кукурузы и сои и посмотреть, есть ли условия, чтобы «двинуть» эти культуры на север. Мэр пояснил, что под словом «север» имеет в виду не Архангельскую область, а Подмосковье и сходные с ним по климатическим условиям регионы. Но соя и кукуруза в Подмосковье так и не выросли. Из-за высокой цены областные земли выгоднее отдавать под застройку, чем ставить там агропромышленные эксперименты.

В 2001 году Лужков разработал и запатентовал установку по производству высокоэффективного сельскохозяйственного удобрения. Агрегат, по задумке изобретателя, должен превращать навоз, торф и солому путем «термофильной ферментации, через определенный промежуток времени без применения ручного труда» в суперудобрение. Новинка по своим характеристикам близка к гумусу и позволяет эффективно производить сельскохозяйственную продукцию без применения химикатов.

В 2006 году мэр столицы захотел объединиться с областью. По его мнению, в результате может появиться такой субъект федерации, который составляет в экономическом потенциале треть страны. В свою очередь губернатор Московской области Борис Громов заявил, что слияние приведет к появлению плохо управляемого «монстра», а само объединение регионов не имеет никакого смысла

20 апреля 2010 года на рассмотрение правительства Москвы был вынесен проект закона «Об особенностях обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления Москвы», подготовленный городским комитетом по телекоммуникациям и СМИ. Документ и деятельность комитета были раскритикованы московским мэром. После заседания мэр собрал совещание, на котором объявил о создании новой структуры, с помощью которой москвичей можно будет «правильно» информировать о деятельности органов исполнительной власти. Проигранными информационными поводами Лужков назвал ситуацию вокруг поселка «Речник» и Генплан Москвы.

В 2006 году, еще до войны с Грузией, Лужков заявил, что «мы будем взаимодействовать с Абхазией без страхов и сомнений как с самостоятельной государственной силой». Мэр решил сосредоточиться на аспектах, в частности, высказался за снятие с Абхазии ограничений, наложенных Россией на поставки вин из Грузии.


Там живут и благоденствуют крупные тараканы, которых мы, в нашей бытовой жизни, даже и не могли себе представить — сантиметров под десять. Они белого цвета, потому что там темно, и не хотят, чтобы до них человек дотрагивался руками. Я пробовал это, но они сразу прыгают в воду. Они очень хорошие пловцы» (О тараканах, обнаруженных им, под Большим Театром)

«А то каждый третьеразрядный клерк российского правительства норовит получить статус голубого». (О мигалках на автомобилях)

«Бывают красивые женщины — они никуда не годны. К семейной жизни».

«Бюджет Москвы больше бюджета Украины, и следующая наша цель — сравняться по бюджету с Баварией!»

«В отношении таких слов, которые являются не литературными, грешен, употребляю. Не по отношению к людям: никогда стараюсь не обижать личность. А для того, чтобы связывать различные части предложения, — бывает». («Итоги» № 42, 1997)

«Да кроме двух коров, у меня еще и свинья! И моим молоком Президент пользуется, и мне это приятно».

«Есть вероятность, что рано или поздно земная кора под объектами даст трещину».

«И вот представьте себе, идут туда геи (к памятнику Неизвестному солдату), так, и я не знаю, в каком они виде, но не важно, и показательным образом, так, обращаются к этому мемориалу. Это осквернение. И они туда прорывались. Конечно, им врезали. Ну и чего?»

«Казалось бы, все нормально, а счастья нет — появляются новые Чубайсы».

«Кепка защищает некоторые обнажённые части моего тела». (РТР, 1997)

«Куда пошли обманутые дольщики? Не в Госдуму, которая приняла этот закон. Они пошли к префектам и к мэру: „Слушай, ты что допустил-то?“ и добавили определенные слова, которые характеризуют мэра с их точки зрения!»

«Мне очень хочется сделать какой-нибудь горшок своими руками, так. Может быть, ночной даже горшок, неважно».

«Мы помним наше великое прошлое, мы мечтаем о нашем великом будущем, и пора уже создавать наше великое настоящее!»

«Наука говорит о том, что она не может без денег, а чиновники, которые решают вопрос выделения денег на научно-исследовательские работы, считают, что ученые за эти деньги реализуют свое любопытство».

«Ну что такое миллион? На миллион московская школа не может прожить даже неделю!..» (Предлагая столичным школам отказаться от получения грантов по нацпроекту «Образование»)

«Раньше там производили валенки и нитки, они теперь нам не нужны, поэтому будем строить офисы!» (О промзонах в центральных районах Москвы)

«Что вы меня здесь дурью оснащаете? Кроме вашего любимого кадастра мы ни черта не получили».

«Что такое кепка? Кепка — это радость общения, кепка — это то единство, которое делает нас похожими, кепка — это защита, кепка — это радость! Я очень хорошо представляю себе все, что я говорю». (Приветственное слово к гражданам города Баку, преподнесшим мэру в дар кепку во время его визита в Азербайджан)

«Это наше название, и оно хорошо звучит в любой интерпретации, в том числе зарубежной. Что у нас, оскудел русский язык? И это не квасной патриотизм, а нормальная русская речь!» (Предлагая переименовать бизнес-центр «Москва-Сити» в «Москва — Новый центр»)

«Я готов грудью встать за спиной Росселя».

«Я думаю, мы должны говорить правду или хотя бы говорить то, что думаем».

«Я не могу отвечать за решения своей жены. Она самостоятельный человек. Я бы, например, в такой ситуации точно подал в суд».

«Я не хочу изменять ни жене, ни Президенту, ни москвичам».

«Я принял решение. Оно твердое и ясное, и оно не связано со здоровьем. И не надо из моего ухода драматизма делать».