Сегодня вечером в центре Москвы одновременно пройдут сразу несколько митингов — на Манежной площади продолжают празднование победы сторонники Путина, а на Пушкинской соберется оппозиция. После думских выборов митингами, конечно, никого в столице не удивить, но сейчас как никогда серьезно звучат предупреждения о возможных беспорядках. The Village поговорил с иностранными журналистами, которые освещали события «арабской весны» и работали в горячих точках по всему миру, о том, чем отличается протест в России и что может запустить самый страшный сценарий.

 

 

Точим перья: Иностранные журналисты о митингах в Москве. Изображение № 1.

 

ДЖЕЙМС БРУК
Глава российского бюро радио «Голос Америки»

Журналист-международник, писал репортажи о военных конфликтах в Африке, освещал события ливийской революции, а также президентские выборы и последующие протестные акции в Белоруссии.


«Я проехал всю Ливию от границы с Тунисом до Триполи — там была очень трагичная ситуация, гражданская война. Я также был в Минске после президентских выборов, и на моих глазах гражданское шествие, которое было в общем-то спокойным, обернулось столкновением с милицией, и пострадало очень много людей. В какой-то момент просто объявилось несколько агрессивно настроенных людей в масках с арматурой — они разбили какие-то витрины и ринулись на прорыв к белорусскому ЦИКу, а уже после вступили менты. Вполне возможно, это были провокаторы, но они свою работу сделали. Впрочем, сравнивать не очень корректно: в Минске режим гораздо более жесткий, и средний класс очень боится спецслужб. Там не было на акциях такого ощущения радости, не было таких креативных плакатов, таких улыбающихся лиц.

В России, судя по всему, все должно пройти гладко. Мне кажется, людям здесь не нужна революция. Россияне хотят постепенных изменений. Поэтому если и будут кого-то арестовывать, то только тех, кто попытается прорываться к Лубянке. Чтобы протесты переросли в революцию, надо, прежде всего, чтобы очень большое количество людей этого хотели. В России протестуют не за хлеб, не за жизнь и смерть, тут выступают за повышение политической культуры, а этого не добьешься с помощью революции. Российская ситуация не напоминает мне ни Ливию, ни Египет — больше это похоже на движение хиппи в Америке или французскую студенческую революцию».

 

 

Точим перья: Иностранные журналисты о митингах в Москве. Изображение № 2.

 

МАРГАРЕТ УОРНЕР
Корреспондент американского общественного телеканала PBS

В 2008 году получила премию «Эмми» за освещение беспорядков в Пакистане, вела репортажи о революции в Египте, работала в Кении, Китае, Иране и Афганистане.


«Я была в Египте во время „арабской весны“. Люди, которые тогда вышли на площадь Тахрир, и похожи, и одновременно очень не похожи на московских протестующих. Похожи тем, что они устали молчать, что требуют уважения власти, требуют, чтобы власть их услышала. Но при этом египтяне все-таки были более отчаянные. Они не видели другой возможности, кроме как свержение власти. Судя по тому, что я слышала от своих российских собеседников, они склонны ожидать эволюционных изменений в России.

То же самое могу сказать об атмосфере протеста. И россиян, и египтян объединяет то, что они испытывали радость и гордость от того что перестали молчать, что наконец вышли открыто заявить свою позицию. На Тахрире сначала тоже все было достаточно радостно — туда вышло много семей. А потом армия начала стрелять в митингующих. Но так или иначе отчаянность и нацеленность на свержение власти делала обстановку в Каире более накаленной, чем в Москве. Революция в Египте ни для кого не была сюрпризом — там был очень ясный запрос в обществе. В России этого запроса нет, поэтому я не жду каких-то потрясений. Ну не забывайте, что достаточно серьезный срез общества поддерживает Путина. С этим тоже нельзя не считаться».

 

 

Точим перья: Иностранные журналисты о митингах в Москве. Изображение № 3.

 

ТИМ АРАНГО
Глава бюро The New York Times в Ираке

Военный репортер, работает в Багдаде с 2010 года, хотя прежде писал о медиа-индустрии. Также сотрудничает с журналом Fortune и газетой The New York Post.


«Я оказался в Москве в общем случайно, на показе документального фильма «Первая полоса». Остановился в отеле рядом с Красной площадью и так оказался практически на митинге, правда, он был за Путина. Но я здесь до вторника и рассчитываю застать протесты тоже — все уже говорит о том, что они будут. Безусловно, я не планирую отсиживаться в номере и наблюдать за происходящим из окна. У меня с собой камера, так что я пойду в толпу, буду снимать, так сказать, изнутри.

Трудно сказать, чего стоит ожидать, — я не особенно следил за московской ситуацией. И сравнивать мне тяжело. В Багдаде сложная и опасная обстановка, но там сейчас нет опыта широкого протестного уличного движения. Скорее там внутренее противостояние, так что для меня это будет, возможно, первое участие в широкомасштабных беспорядках. Впрочем, могу предположить, как могут развиваться события, ведь в последнее время у нас уже был шанс наблюдать, как революции из Facebook выливаются на улицы, как люди борются за больший контроль над правительством и участие в судьбе собственной страны. Весь мир следит за тем, как в России идет борьба за демократию, — по крайней мере, пока все идет в положительном направлении».

 

 

Точим перья: Иностранные журналисты о митингах в Москве. Изображение № 4.

 

ТОМАС ДВОРЖАК
Фотограф агентства Magnum

Обладатель премии World Press Photo, за последние двадцать лет работал практически во всех горячих точках в мире: в Чечне, Косово, Ираке, Афганистане, Нигерии, Эфиопии.


«Я впервые оказался в Москве в самом начале 90-х, но никогда здесь не работал, поскольку почти сразу уехал на Северный Кавказ. Собственно, я не застал события 1993-го и впервые оказался в центре московских протестов только в конце прошлого года. Я был здесь на декабрьских митингах, снимал там для себя. Тогда все прошло более-менее мирно, хотя многие ждали провокаций. И это очень хорошо. Несмотря на мою долгую работу в Чечне, не могу сказать, что опыт меня как-то изменил или что с годами я стал смелее и агрессивнее — это скорее вопрос любознательности и открытости: как далеко ты готов зайти, чтобы увидеть что-то и рассказать об этом людям.

В прошлом году я снимал в Ливии, но это все-таки другая история. Там люди вышли на улицы с тем же намерением поменять правительство, но там сразу началось вооруженное восстание. Пока что непохоже, что на этот раз в Москве на улицы выведут танки, но мирный протест в любой момент может перерасти в беспорядки. Вы же знаете, как это бывает, — стоит кому-то начать драку, бросить камень. На Западе пристально и отчасти с удивлением следят за развитием событий, ведь в последние годы ничто не предвещало, что столько людей готово высказаться против правительства».

 

 

Точим перья: Иностранные журналисты о митингах в Москве. Изображение № 5.

 

САЙМОН КРУЗ
Корреспондент датской газеты Berlingske Tidende в Москве

Работает в Москве с 2006 года, освещал антиправительственные выступления в Киргизии, столкновения в Бишкеке и беспорядки в городе Ош.


«Я попал в Бишкек в тот момент, когда там уже шли уличные столкновения. Конечно, совсем некорректно сравнивать Россию и Киргизию после президентских выборов. Там, насколько я знаю, очень много съехалось людей из провинции, много было из деревень — протестовал не средний класс, а люди без образования, без работы, без всего. Если говорить об Оше, то все вылилось в такие жесткие столкновения потому, что были организаторы, которые очень этого желали. Чтобы накалить атмосферу, нужна достаточно большая группа провокаторов — и как раз этих людей надо бояться сильнее всего, а вовсе не агрессивных одиночек.

Сейчас я не вижу в России ничего, что могло бы натолкнуть меня на мысли о возможном критическом сценарии. Тут все спокойно, дружелюбно. А воинственная риторика, что якобы будет много крови, что демонстрации плохо кончатся, — я просто не знаю, не вижу, кому она выгодна. Политические лидеры, которые сейчас стали призывать к несанкционированным акциям, они, думаю, найдут в себе силы забыть о собственных властных амбициях. Да и вряд ли кто-то за ними пойдет».

 


 

Точим перья: Иностранные журналисты о митингах в Москве. Изображение № 6.ПРЯМАЯ ТРАНСЛЯЦИЯ:
ДЕНЬ ВЫБОРОВ