«Ад так же реален, как метрополитен», — об этом говорил свидетель по делу Pussy Riot на суде. Тогда все смеялись над этим утверждением. Но иногда создаётся ощущение, что ад и метрополитен — одно и то же место.

В Санкт-Петербурге несколько месяцев городской житель пытается сделать людей чуть-чуть добрее. И вот уже несколько месяцев он встречает упорное сопротивление сотрудников полиции. В странном костюме супергероя Человек-добро каждое утро выходит к станции метро «Садовая» со светящейся табличкой, на которой написан добрый лозунг. Но не у всех его акция вызывает улыбку. Работники метрополитена пытаются не пустить его внутрь, а сотрудники полиции неоднократно забирали его в отделение.

И ведь все эти люди не считают себя силами зла. Они просто уверены, что чтобы делать добро на территории Российской Федерации, необходимо получить санкцию властей. Бумажки, лицензии, разрешения — без этих документов отличить добро от зла сотрудники не могут. 

The Village приводит расшифровку разговора, который состоялся у Человека-добра с сотрудником полиции в отделении, чтобы каждый, прежде чем сделать добрый поступок, понимал, какова процедура его согласования.

Фотография: Александр Кривоносов. Изображение № 1.Фотография: Александр Кривоносов

Рядовой сотрудник милиции: Вот такие вот у нас граждане с утра стоят. Вот она, рекламная деятельность.

Майор: Вообще-то на все эти плакаты должна быть соответствующая санкция от представителей органов власти.

Человек-добро: Я же ничего не рекламирую.

Р.: Осуществляет рекламную деятельность.

М.: Он выражает свою позицию по определённым значимым ценностям и поэтому в этой части должна быть санкционирована соответствующая.... Протокол должен быть оформлен в таком случае. Вы же знаете, что сейчас, по вновь действующему законодательству, положены штрафные санкции без наличия санкций.

Ч.: А за что?

М.: За то, что нет санкций на... вот... соответствующее политическое выражение своей...

Ч.: А вы читали?

М.: Зачем мне это нужно? Я не буду вникать в содержание этих вопросов, но вы представляете соответствуюшие вопросы на всеобщее обозрение публики. И таким образом формируете соответствующие мнение этой публики!

 

 

 

 

Вы поднимаете людям настроение, но всё равно, занятие любой деятельностью — оно должно иметь лицензию или санкцию

 

 

 

 

Ч.: Эмоции.

М.: Какая разница? Эмоции или что-то... А зачем вам это нужно?

Ч.: Ну, во-первых, я таким образом поднимаю людям настроение...

М.: Вы поднимаете людям настроение, но всё равно занятие любой деятельностью — оно должно иметь лицензию или санкцию.

Ч.: Это если это организация. Я — не организация. Я человек, который...

М.: А какая разница?!

Ч.: Нет, подождите.....

М. (перебивает): Для того чтобы заниматься юридическими услугами, человек должен иметь лицензию.

Ч.: Так это юридическими.

М.: Ну.

Ч.: Так а я же...

М. (перебивает): Для того, чтобы преподносить то, что вы преподносите, тоже нужно иметь лицензию!

Ч.: Какая лицензия?

М.: Согласование с государственными органами!!! Данного направления развития!!!

Ч.: Подождите...

М. (перебивает): У вас нет ничего, в общем-то, чтобы заниматься этими вопросами!

Ч.: Подождите, то есть я человек, который желает просто сказать прохожему «улыбнись» или «доброе утро», — мне на это нужны санкции?

М.: Да, а вы не вправе подходить, говорить, навязывать свою точку зрения.

Ч.: В том-то и дело, что я не навязываю, я не подхожу!

М.: Вы вмешиваетесь тем самым в персональную жизнь каждого человека без наличия соответствующих санкций.

Ч.: Это абсурд!

М.: Это не абсурд!

Ч.: Это абсурд!

М.: Может, вы неправильно понимаете, но, с другой стороны, вас нужно обязать ... 

 

 

 

 

Есть контролирующие органы
и надзирающие органы государственных инстанций
за деятельностью соответствующего направления
в развитии человека

 

 

 

 

Р.: Должна быть определённая этика, определённые, ну, как бы... правила поведения....

М.: Есть контролирующие органы и надзирающие органы государственных инстанций за деятельностью соответствующего направления в развитии человека, а вы вот таким.... как бы...

Р.: Вот девочки в Москве, которые в храме станцевали, они, может быть, тоже думали, что они делают какой-то...

М.: Да, тоже самовыражение!

Р.: Получили по два года..

Ч.: На самом деле они плохо поступили, но этот их поступок... 

М. (перебивает): Вот они сейчас осознают пагубность своего деяния в местах лишения свободы. Вы тоже хотите этого?

Ч.: Простите, но я... Если за это начнут забирать — вот за это!!!!

М.: Мы вас предупреждаем! Будут забирать!!!

Ч.: За это будут забирать? ЗА ЭТО БУДУТ ЗАБИРАТЬ?

М.: Да, будут. Вот мы вас предупреждаем, что будут забирать.

Р.: Посадить не посадят, мы же не в фашистской Германии.

М.: Посадить не посадят, но к административной ответственности для начала привлекут.

Ч.: За что?

М.: За нарушение общественного порядка.

Ч.: Каким образом?

М.: Общественный порядок заключается в том, что на то или иное самовыражение нужно иметь соответствующую лицензию или санкцию представительных органов власти.

Ч.: Подождите, это если организация решила сделать какую-то акцию. Или митинг — это всё равно какое-то сообщество людей.

М.: Она должна получить разрешение.

Ч.: Да, я согласен, но я один человек...

М. (перебивает): Вы тоже, вы тоже! Один человек... Тоже должны получить соответствующее разрешение или санкцию.

Ч.: Почему? Я не принадлежу ни к какой там...

М. (перебивает): Какая разница! Принадлежите или не принадлежите..

Ч.: Но подождите, это....

М. (перебивает): Вы нарушаете общественный порядок таким образом.

Ч.: Каким образом?

М.: Обыкновенным.

Ч. (устало): Как я нарушаю этот порядок?

М.: Ну так... вы формируете людей....

Ч. (перебивает): Что? Что-то плохое? Я что-то плохое в них формирую?

М.: Да, вы плохое делаете.

 

 

 

 

мы будем заниматься такими людьми, которые таким образом оценивают соответствующие обстоятельства

 

 

 

 

Ч. (с насмешкой): А можете ещё раз повторить, что я делаю плохое?

М.: Вы не идёте к представителям органов власти и не согласовываете с ними своё... вот... движение... в системе публичных отношений.

Ч.: Простите, а как вас зовут?

М.: А зачем вам это нужно? У меня нет необходимости с вами общаться. У меня времени нет, я ухожу. Я сотрудников в определённой степени ориентирую на соответствующее направление работы. В другом месте я бы вас просто в дежурную часть сдал.

Ч.: Абсурд. Я ничего не нарушаю.

М.: Пусть это будет абсурдом, но, с другой стороны, мы будем заниматься такими людьми, которые таким образом оценивают соответствующие обстоятельства. Дело в том, что у нас формируется соответствующее общественное мнение о психической неполноценности в отношении вас. Вам нужно докторам показаться.

Ч.: Если человек что-то делает сейчас хорошее и абсолютно бескорыстно....

М.: Вы считаете, что это хорошее?

Ч.: Я? Да!

М.: Мы так не считаем! Если вам что-то не нравится, обращайтесь в соответствующие инстанции.

Ч.: Можете всё-таки представиться?

М.: Нет, я не представлюсь!

 

Аудиозапись беседы