17 августа Служба государственного контроля и экспертизы Санкт-Петербурга официально разрешила Газпрому возвести первую очередь общественно-делового комплекса «Лахта-центр». Теперь медиа наперебой цитируют знаменитых городских градозащитников вроде координаторов движения «Живой город», оппозиционных справедливороссов и яблочников, представителей России при ЮНЕСКО и властей города. Звучат фразы «небесная линия», «исключат из Списка Всемирного наследия», «исторический облик Санкт-Петербурга», «охранный статус ЮНЕСКО», «ЮНЕСКО одобряет» и «ЮНЕСКО против». The Village разобрался, что в действительности значит для объекта Всемирного наследия охранный статус, что он даёт городу и его жителям и как его охраняют в мире. 

 

Всемирное наследие

Конвенцию об охране Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО приняло на своей 17-й сессии в 1972 году, а спустя 16 лет её ратифицировал Советский Союз. Конвенция эта определяет, что может быть признано Всемирным наследием, как государствам следует его охранять и чем международное сообщество может в этом помочь. Фактически организация не даёт подопечным памятникам никакого дополнительного охранного статуса, о котором так часто можно прочесть в текстах СМИ. Под международной охраной в Конвенции понимается «создание системы международного сотрудничества и помощи» в выявлении и сохранении объекта наследия.

Самый существенный плюс от попадания памятника в Список ЮНЕСКО — привлечение внимания к нему мирового сообщества, в первую очередь туристического. Когда речь идёт о строительстве, новых законах или судах, на зарубежные гражданские протесты обычно никто не обращает внимания.

Кроме денег туристов, которые приносят статус, объект может получить дотации от ЮНЕСКО. Для этого у организации есть специальный фонд, который формируется добровольными и обязательными взносами стран-участниц, дарами, вкладами и даже завещаниями. Из них Комитет Всемирного наследия может дать долгосрочный кредит с низким процентом, например на реставрацию памятника архитектуры, если таких денег нет у государства. В исключительных случаях — даже безвозмездную субсидию. Также они всегда готовы помочь специалистами, экспертами, учёными и оборудованием, если их подопечный объект в этом нуждается. Необходимость такой помощи нужно тщательно обосновать, а перед тем, как её получить, — пройти череду научных, экономических и технических исследований. Во многом из-за сложности процедуры, в России за её помощью не обращались ни разу, хотя охранных памятников в стране 25 (это 9-е место в мире).

 

Исключение из ЮНЕСКО

Единственная санкция против государства, которое не следует предписаниям ЮНЕСКО и недостаточно ответственно охраняет своё культурное и природное наследие, — исключение объекта из Списка. И соответственно лишение его любой помощи со стороны международного сообщества в лице организации. Такому суровому наказанию подверглись лишь два объекта из Списка Всемирного наследия. 

 

Заповедник аравийских антилоп в Омане

Аравийский орикс. Изображение № 1.Аравийский орикс

Первым объектом Всемирного наследия, исключённым из почётного списка, стала резервация аравийского орикса — саблегорой антилопы — в Омане. Внесённый в Список в 1994 году заповедник исключили из него в 2007-м. Тогда власти Омана уменьшили размер охраняемой территории природной резервации на 90 %. Более того, правительство не заботилось о популяции ориксов и не следило за их питанием, а также деятельностью браконьеров. ЮНЕСКО приводит статистику, по которой к 2007 году из 450 антилоп осталось 65, из которых только 8 могут иметь потомство.

Оман теперь добывает на заповедных землях углеводород, а парнокопытные и уникальная экосистема аравийской пустыни его не интересуют. Теперь под угрозой исчезновения не только ориксы, но и птица вихляй, кулики, нубийский козерог, арабские волки, барсуки-медоеды, каракалы и крупные популяции дикой арабской газели.

 

Мост через Эльбу в Германии

Вальдшлёсхенбрюке, март 2012-го. Изображение № 6.Вальдшлёсхенбрюке, март 2012-го

Долину реки Эльбы в Дрездене исключили из Списка Всемирного наследия в июне 2009 года. 18 километров немецкой земли с дворцами, виноградниками, виллами и лугами, а также центр Дрездена пробыли в Списке всего три года и попали в опалу ЮНЕСКО за транспортный мост через Эльбу. По мнению городских властей, четырёхполосный автомобильный мост должен спасти Дрезден, разделённый на две половины рекой, от пробок. Проект согласовали за 10 лет до получения почётного статуса Всемирного наследия, а строительство началось в 2007 году.

Судьбу исторического центра Дрездена решали не только власти, но и горожане: в феврале 2005-го в городе прошёл специальный референдум. В нём приняло участие около половины всех жителей города. И 68 % из них одобрили строительство. Однако начало работ вызвало волну протестов как со стороны деятелей искусств, которые обратились напрямую к Ангеле Меркель, так и со стороны дрезденцев. Инициативная группа горожан предложила провести аналогичный референдум за строительство автомобильного тоннеля под рекой, но обер-бургомистр Хельга Орош тогда решила, что это дороже и дольше, тогда как проблему с пробками нужно было решать незамедлительно. Позже она не отреагировала и на требования ЮНЕСКО прекратить работы, а административный суд Дрездена отклонил жалобы градозащитников. Первые автомобили по мосту Вальдшлёсхенбрюке, названному в честь местности в долине реки Эльбы, поедут в конце 2012 года.

 

«Лахта-центр»

Проект Газпрома неоднократно оказывался в центре медиаскандалов, созданных вокруг Списка Всемирного наследия ЮНЕСКО, в который включён центр Петербурга. Сейчас, когда город дал официальное разрешение на строительство первой очереди «Лахта-центра», градозащитники снова начали писать обращения к властям и пугать жителей исключением Петербурга из почётного списка. Они утверждают, что высотка на Лахте разрушит сложившуюся небесную линию Петербурга и пригородов и испортит вид на город с моря. Между тем на недавней 36-й сессии ЮНЕСКО, которая проходила в Петербурге, проект не обсуждали, чего очень ждали градозащитники. Как утверждает постоянный представитель России при ЮНЕСКО Элеонора Митрофанова, Комитет вмешиваться в строительство не намерен: «Лахта-центр» находится вне защитной зоны, а сама башня полупрозрачна и небесной линии не нарушит.

 

 

Без ЮНЕСКО: Может ли «Лахта-центр» повлиять на статус Всемирного наследия. Изображение № 10.
Элеонора Митрофанова

Постоянный представитель России при ЮНЕСКО для «Интерфакс»

 

Журналисты всё время пишут: Митрофанова и Комитет что-то разрешили или не разрешили. Это только вопрос самих властей. Просто есть определённая процедура, чтобы Комитет был в курсе. Публикации о том, что «ЮНЕСКО ничего не разрешило» ничего, кроме имиджевого негатива, не несут. ЮНЕСКО ничего не должно разрешать, потому что «Лахта-центр» очень далек от объекта Всемирного наследия, поэтому власти совершенно спокойно могут решать этот вопрос и без ЮНЕСКО. Город должен известить Комитет о том, что собирается строить, и дать картинку, что строится, где строится и каково может быть потенциальное воздействие на объект. Но никаких разрешений ЮНЕСКО вообще не даёт.

Строительство этой полупрозрачной башни не может существенно повлиять на визуальное восприятие центра города. Из центра вообще её будет не видно. Да и зачем говорить настолько заранее? До начала стройки ещё сколько времени пройдёт. Я была с коллегами в районе Кронштадта, и, если говорить о моём персональном мнении, этот проект будет украшением города. Питер выглядит с моря ужасно, а здесь будет градообразующий проект, который привлечёт хорошие компании и состоятельных людей, поэтому мне кажется, что это даст серьёзный толчок к развитию города. Я не очень понимаю: нельзя же остановиться в XVII–XVIII веке! Но это моё личное мнение.