В начале февраля в Петербурге разгорелся транспортный скандал. Комитет по развитию транспортной инфраструктуры дал понять, что заниматься развитием велосипедного движения ему некогда. Активисты же взялись придумывать новые акции и по-прежнему добиваются велосипедизации города.

The Village встретился с одним из авторов альтернативной велоконцепции и узнал о том, почему никто не хочет отвечать за велоинфраструктуру и почему нельзя внедрить её в неподготовленном городе.

София Чилингарова

сооснователь Открытой лаборатории «город»

 

Открытая лаборатория «Город» — сообщество профессионалов в области урбанистических исследований и планирования, объединяющее архитектурные бюро, социологов, конфликтологов, специалистов в области образования, коммуникации и информационных технологий. ОЛГ занимается исследованиями городской среды, дизайном и проектированием публичных пространств и участвует в международных конференциях и проектах.

 

 

 О чиновниках

Те люди, которые принимают решения, не представляют вообще, кому велоконцепция может быть нужна. Её не свернули, не заморозили и не закрывали. Её попросту не открывали. Никакого постановления так и не было подписано. Достаточно наивно было надеяться, что это кто-то будет делать. Чиновники понимают только, что нужно говорить слова. В концепции транспортного развития до 2025 года много их написано красивых. О том, что мы отдаём приоритет пешеходам, потом общественному транспорту, потом автомобилям. Но сейчас всё делается в другом ключе.

Власти понимают, зачем нужно строить автомобильные развязки. Но на каком-то базовом уровне для них загадкой остаются вещи, связанные с общественным транспортом. Загадка — зачем делать «город, удобный для жизни». Им, в общем-то, и так удобно. Проблема велодорожек вообще никем не воспринимается как важная. Важно — ЖКХ, протечки, пробки.

 

 О городе как едином организме

Велосипеды — вещь довольно частная. И большая ошибка некоторых, а может быть и всех, энтузиастов и официальных лиц, которые хотят продвигать эту тему, — непонимание. Нельзя просто так взять и внедрить велоинфраструктуру, больше ничего в городе не меняя. Город — единый интегрированный организм. Сейчас он построен так, что здесь нет места пешеходу и нет места велосипеду. Только на обочине или ещё непонятно где. Поэтому нужно в целом перестраивать систему. Нужна среда, которая подтолкнёт людей выйти на улицу, нужно какое-то ограничение для автомобилей. Это сложно, потому что это перестройка в головах.

 

Прямая речь: Соавтор альтернативной велоконцепции — о транспортном скандале. Изображение № 1.

город

Появилась альтернативная концепция велосипедизации Петербурга

Если человек едет в автомобиле, или даже в автобусе, то он только через окно всё видит, запахов не чувствует. Велосипедист ближе к пешеходу в том смысле, что он непосредственно соприкасается с окружающей средой. И это его преимущество, и именно он требует, чтобы город стал лучше, ему не всё равно. Но, с другой стороны, по этой среде не всегда приятно передвигаться, она не всегда безопасна. Тут движение двустороннее — изменения окружающей среды позволяют людям выйти на улицу, и чем больше людей выходит, тем больше они начинают обращать внимание и требовать изменений. 

 

 

 

люди не чувствуют себя в силах охватить большее пространство, чем их дом или офис

 

 

 

При этом общественные места у нас в основном внутри помещений. Снаружи — город, распадающийся на отдельные дома. Люди перебираются из одного здания в другое, а на улице только островки: где-то двор хороший, терраса, кафе. Возможно, это часть более широкой проблемы — разобщённости людей, когда люди не чувствуют себя в силах охватить большее пространство, чем их дом или офис.

 

О малых делах 

Когда мы исследовали текущую ситуацию и настроения людей, мы поняли, что резким внедрением сверху ничего изменить не получится. Мы предложили создавать инфраструктуру снизу — начать с небольших велодорожек внутри кварталов. То есть мы не делали альтернативной концепции, а предложили, по сути дела, декларацию. Велоактивисты своими любительскими силами могут провести какое-то исследование, где лучше проложить велодорожки, скоординироваться со специалистами, как в Москве уже сейчас делают. А муниципалитет может, объединившись с локальным бизнесом, развивать у себя среду. 

Такое локальное движение повысит спрос на велосипедный-пешеходный образ жизни. А раз повышается престиж, то больше народу садится на велосипеды. Достаточно большая часть велосипедистов — люди образованные. Они пользуются велосипедами не потому, что им больше не на чем ехать (хотя такие люди в городе тоже есть). Многие пересаживаются на двухколёсный транспорт благодаря тому, что люди ездят за границу и видят, как это работает там. Такой естественный рост и местная активность велосипедистов более вероятна, чем какое-то «внедрение». Но в это почему-то никто не верит.

 

Прямая речь: Соавтор альтернативной велоконцепции — о транспортном скандале. Изображение № 2.

город

Подробности концепции развития велодвижения
в Петербурге

 

О горожанах

Мы можем требовать всё что угодно, если у нас сил хватит. Но любое требование — это приложение больших усилий, а в наших условиях ещё и риск для каждого человека. А человеку свойственно распределять свои усилия рационально. Люди выходят и требуют, когда проблема критически важная, как с 31-й больницей, как когда «Газпром» офис строил где не следовало. Город ещё не настолько непригоден для жизни, это не входит в число критически воспринимаемых проблем, чтобы люди действительно вышли и возмутились. 

 

 

 

Нет-нет-нет-нет-нет. Велосипеды? В Петербурге?

 

 

 

Многим вообще кажется, что дело в климате. Распространённое мнение: «Ну, при нашем-то климате, нет, вы посмотрите, что на улице творится, при нашем-то климате о чём вообще можно говорить». Мы как-то общались с чиновником, который продвигал всякие модернизационные вещи в Петербурге. И когда заговорили о велосипедах, он воскликнул: «Нет-нет-нет-нет-нет. Велосипеды? В Петербурге? Вот в Европе я бываю, это я понимаю, там я с удовольствием катаюсь, а здесь это невозможно вообще. Фантастика». Так же и очень многие люди.

 

О комитетах

Сейчас в транспортных комитетах действительно не всё гладко. Но решение объединить их скорее правильное. Ничего хорошего, когда одна организация занимается строительством велодорожек, другая — дорогами, третья — трамвайными путями. Планировать транспортную инфраструктуру должна одна служба, у которой должны быть все полномочия решать, где нужна сеть общественного транспорта с такой-то координацией, где автомобильная трасса с таким-то ограничением. Когда несколько комитетов делают одно дело и не могут договориться, начинается хаос.

 

Прямая речь: Соавтор альтернативной велоконцепции — о транспортном скандале. Изображение № 3.

город

Городскую велоконцепцию отложили
на неопределённый срок

А по поводу нового закона о митингах и фактическом запрете велоакций особо ничего не могу сказать. Вообще, у нас насторожено относятся к тому, что люди собираются вместе. Но в прошлом году все нормально было: и «Велосипедизация», и «Велопитер» спокойно проводили мероприятия.

Об изменениях

В течение двух лет Открытая лаборатория работает как сообщество профессионалов, за многими из которых стоит своя большая организация, как ЦНСИ, Европейский университет, «Урбаника». Мы пытаемся менять город с помощью кросс-дисциплинарного подхода, когда социологи делают исследования для крупного проекта, градопланировщики — концепции развития и так далее. Мы приглашали на круглый стол разработчиков велоконцепции НИИАТ, приглашали Комитет по транспортно-транзитной политике, экспертов разных. Нельзя сказать, что город нас совсем не слышит. Другое дело, насколько готовы люди перейти к новой парадигме мышления. Ведь не только мы, но и давно занимающиеся серьёзные люди приезжали убеждать чиновников. Вукан Вучик приезжал. Ян Гейл приезжал. Есть такие люди, которые уже доказали, что делать это бессмысленно. Другой путь — попробовать продвигать других людей, с которыми можно говорить. Сейчас многие муниципальные депутаты враждебно относятся к велоинфраструктуре как к какой-то непонятной дополнительной нагрузке. Значит, нужно выбирать других.