Городские чиновники борются с плавучими ресторанами. Ссылаясь на принятый шесть лет назад закон и пользуясь юридической хитростью, Комитет по управлению городским имуществом разрывает договор за договором — и летние заведения на Неве, Фонтанке и Мойке закрываются одно за другим. Владельцам Woodbarge так и не удалось договориться с чиновниками. Сегодня они объявили, что надежд на продолжение небольшого летнего бизнеса больше нет. Бар закрывается в середине сезона. «Летучий Голландец» пока на плаву. Кораблю «Забава-бар» дали 10 дней на то, чтобы уплыть, иначе его увезут с Малой Невки принудительно.

Ещё прошлой осенью Комитет хотел было отдать набережные в аренду бизнесменам и собирал идеи и предложения, но либеральная инициатива в Смольном не прошла. The Village поговорил об этом с учредителем теплоходного товарищества «Петроград» и совладельцем Woodbarge Николаем Предтеченским.

 

  

Комментарий: Совладелец Woodbarge — о закрытии плавучих кафе . Изображение № 1.

Николай Предтеченский

совладелец Woodbarge

Woodbarge закрылся по распоряжению Комитета по управлению городским имуществом. Под это дело попали не только мы, но и «Летучий Голландец», и несколько кафе напротив и выше по течению. Насколько до меня дошли деловые слухи, все эти распоряжения идут от Смольного. Грядет какой-то очередной передел собственности: в данном случае собственностью выступает участок той или иной набережной. Возможно, собираются менять в принципе людей, которые арендуют набережные у города, и начинают, как обычно, с малого бизнеса. 

Это просто саботаж, когда в середине сезона закрывают проект, который успешно работает и доставляет радость туристам и жителям города. Это говорит об отсутствии элементарной этики: в сентябре можно было бы выйти с этим же требованием с таким же успехом. На закрытие дали всего десять дней — мы вывозим оборудование и уведомляем поставщиков. 

Мешать водному транспорту плавучие кафе не могли, потому что дебаркадер, наоборот, служил перевалочным пунктом для теплоходов и катеров. Что касается вреда архитектурному облику, то внешний вид нашего понтона был согласован с Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. Даже цвет зонтиков был подобран таким образом, чтобы не нарушать исторического пейзажа и никак не вредить виду на Аничков мост или с моста. Дебаркадер был скорее дополнительной площадкой для обзора. 

Woodbarge формально закрыли из-за того, что в договоре с собственником не было прописано, можно ли использовать понтон в качестве кафе или нет. То есть толкование изначально было двояким. Тем не менее нас обязали ликвидировать кафе. Я думаю, что у «Летучего Голландца» исход будет немного другим, главным образом по причине того, что его владелец обладает большими ресурсами, чем мы. Они сейчас ведут суд, и, уверен, Финкельштейн что-нибудь придумает, чтобы отстоять свой проект.