Дача Громова вскоре, возможно, обретёт новую жизнь: после аристократов, пионеров, коммерсантов, бомжей деревянный особняк XIX века достался молодёжи и художникам. Заброшенное здание, расположенное в Лопухинском саду на Аптекарском острове, чиновники местной администрации хотят превратить в молодёжно-подростковый культурный центр. Сейчас резидентом деревянной дачи является театр «Синтез». Также для преобразования здания могут использовать идеи «Творческого объединения кураторов» (ТОК), которое через год проведёт здесь выставку паблик-арта «Критическая масса». Голландские художники, которые сейчас исследуют место, уже соорудили из подручных материалов бар и библиотеку.

Что происходит с дачей Громова. Изображение № 1.

 

Прошлое

Двухэтажную деревянную дачу построили для мецената и купца Громова в середине XIX века. Здесь он устроил картинную галерею, приглашал выступать артистов Мариинского театра, а позже разрешил поселиться на даче неимущим студентам Консерватории. 

В советское время Лопухинскому саду присвоили имя Дзержинского. В здании бывшей дачи сначала разместили дом отдыха шофёров-стахановцев, затем — Дом пионеров, а после — Ленинградский дом телевидения. В позднесоветское время здесь прописались коммерческие структуры. В 1990-е деревянный особняк оставили все обитатели — он стал домом-призраком, одним из многих в историческом центре. Здесь поселились бездомные: актёры молодёжного театра «Синтез» рассказывают, что в прошлом году им пришлось вынести из здания большое количество хлама, оставшееся в наследство от нелегальных жильцов. К счастью, на даче Громова — в отличие, например, от Уткиной дачи — обошлось без пожаров и до наших дней она дожила почти в целости.

В последние годы Лопухинский сад оказался под угрозой застройки: холдинг RBI собирался возвести здесь отель с выходом к Большой Невке, но градозащитникам удалось отстоять сад в суде. Впрочем, недавно холдинг подал апелляцию. 

 

Настоящее

В 2013 году хозяином дачи Громова стал подростково-молодёжный центр «Петроградец», подведомственный местной администрации — тогда же в здании разрешили поселиться любительскому театру «Синтез». Основательно обустроиться в особняке, впрочем, невозможно: сейчас там нет коммуникаций — ни воды, ни тепла, ни электричества. На рассохшейся двери туалета на первом этаже кто-то из прежних обитателей заботливо написал, что пользоваться удобствами нельзя. Стена рядом исписана странными иероглифами — участники выставки «Критическая масса» уверяют, что они ни при чём: постарались неизвестные художники. Выключатели и розетки вырваны с мясом — провода беспомощно оплетают дверные косяки. Шикарный камин на втором этаже давным-давно никто не топил.

Сегодня дача Громова — это памятник разным эпохам: от классической лепнины XIX века до скучной деревянной обивки советского времени. От времени балов и маскарадов — большие залы на первом и втором этажах, от меркантильной эпохи — мелкие комнатки, которые арендовали предприниматели. 

Что происходит с дачей Громова. Изображение № 2.

Участники ТОК нашли дачу Громова в прошлом году, когда начали думать о том, где бы им устроить следующую «Критическую массу» — выставку паблик-арта, которая проходит раз в два года. Этим летом художники из разных стран проводят исследование — выясняют, как поработать с фактурой дачи. Уже появилось несколько арт-объектов: например, голландские художники из Foundation Projects нашли в подвале ящики из-под бутылок и сделали из них табуретки-подставки для прожекторов (кто именно выпивал в подвале — телевизионщики, предприниматели или пионеры — установить уже не получится). Те же голландцы из спинки кровати и фрагментов окна смастерили небольшую барную стойку, а также сделали полки для импровизированной библиотеки — книги передал в дар один местный житель. Запылённые плафоны придумали использовать как вазы для цветов.

   

Что происходит с дачей Громова. Изображение № 11.

МАРИЯ ВЕЙЦ

соучредитель Творческого объединения кураторов (ТОК)

Иностранцы, когда видят дачу Громова впервые, очень восхищаются: в Европе почти нет таких деревянных заброшенных особняков — и мало где дома находятся в столь плачевном состоянии. Это очень атмосферное здание. Здесь вечером мягкий свет, очень спокойно и приятно. Страшным дом не выглядит, и злых привидений тут не водится. 

   

Сам Лопухинский сад с февраля закрыт на реконструкцию, его откроют примерно через год — так что побывать на даче Громова получится только когда там проходят мероприятия театра. Следить за событиями можно в группе «ВКонтакте».

Что происходит с дачей Громова. Изображение № 12.

Будущее

В ближайшее время администрация Петроградского района проведёт экспертизу дачи Громова: оценят степень аварийности здания. В будущем здесь хотят создать культурно-молодёжный центр, но денег на это пока нет.

   

Что происходит с дачей Громова. Изображение № 14.

МАРИЯ ВЕЙЦ

соучредитель Творческого объединения кураторов (ТОК)

Когда мы начали вести здесь активность, к нам подходили местные жители — в основном пожилые, те, что раньше гуляли по саду с внуками — и спрашивали, почему закрыли сад. Мы же у них спрашивали, что именно они хотят здесь видеть. Пожилые говорили: антивандальные скамейки, на которых нельзя сидеть с ногами, специальное место для выгула собак. Просили восстановить беседку. Молодые просили Wi-Fi. В общем, люди хотят стандартный чинный парк, куда они могли бы приходить в любое удобное время, проводить время в тени — здесь много деревьев, это большое спасение, так как в этой части района больше нет скверов. Мы рассказывали жителям, что в самой даче Громова будет подростково-молодёжный центр, они резонно удивлялись: «А как же пожилые люди? Мы тоже хотели бы сюда приходить». В рамках «Критической массы — 2015» мы попытаемся вовлечь людей разных возрастов. Плюс есть идея создать музей дачи Громова: в этом случае нам бы пригодились личные истории жителей — интервью, фотоархивы и прочее.

   

Фотографии: Дима Цыренщиков