В четверг, 21 августа, в ЦПКИО имени Кирова трое молодых людей расстреляли белку у Елагиноостровского дворца. По данным «Фонтанки», 17–18-летние парни прикармливали доверчивых белок и вели по ним прицельный огонь из пневматического пистолета. Одно животное погибло.

Молодых людей задержала служба безопасности ЦПКиО. Выяснилось, что тот, кто непосредственно расстреливал белок, — 18-летний студент второго курса Российской академии правосудия Елисей Владимиров. Он же — сын председателя Пуровского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа Евгения Владимирова. Кроме того, Елисей — участник Национальной образовательной программы «Интеллектуально-творческий потенциал России».

The Village спросил у руководителя петербургского отделения Центра защиты животных «Вита» Динары Агеевой, какое наказание ждёт убийц белки. 

   

Зоозащитница — о том, как накажут убийц белки в петербургском парке. Изображение № 1.

Динара Агеева

руководитель петербургского отделения Центра защиты животных «Вита»

245-я статья Уголовного кодекса («Жестокое обращение с животными») считается «инвалидной», потому что зачастую судят не за сам факт преступления, а за мотив. Впрочем, в случае с убийством белки мотив как раз есть: причинение увечий из хулиганских побуждений плюс налицо садистский метод. Думаю, полиция компетентна и обязательно должна вменить им 245-ю. 

Поскольку преступление совершила группа лиц, минимум, что им грозит, — штраф от 100 до 300 тысяч рублей, максимум — тюремный срок до двух лет. Если свидетелем был кто-то из несовершеннолетних, это усугубляет вину.

Их могут привлечь и по совокупности статей: помимо жестокого обращения — хулиганство и стрельба в общественном месте.

Мы попытаемся проконтролировать ситуацию. Хотелось бы, чтобы случай был показательным и их привлекли к ответственности — в целях демонстрации другим живодёрам, что всё это наказуемо. Если не сядут в тюрьму, то привлечение по уголовной статье чёрным пятном ляжет на всю биографию до конца жизни.

В Петербурге было несколько случаев, когда привлекали по 245-й. Один из эпизодов, по которому мы проводили расследование: двое молодых людей поймали голубя, один облил его горючей жидкостью, а второй снимал на камеру. Голубя с хохотом подожгли, а видео выложили в Сети. Его прислали нам — с жалобой и просьбой провести расследование. К сожалению, мы слишком долго выясняли, что это за молодые люди. Оказалось, что это двое петербуржцев, учащиеся гимназии в Купчино. Мы написали на них заявление в полицию, и их привлекли к ответственности. Второй парень, который снимал, просто сдал товарища: ему предложили или идти как соучастнику, или дать показания. Был суд. Но, как выяснилось, тот, кто сжигал голубя, на момент преступления был несовершеннолетним. А уголовное преследование несовершеннолетних по нетяжким статьям длится всего год. Суд признал его виновным, но наказания он не понёс. Впрочем, хотя бы получил судимость. Это было года три-четыре назад. Случай показателен тем, что голубь не хозяйское животное, многие их недолюбливают, но даже здесь получилось отчасти добиться справедливости.

Следующий известный случай — кот Жорик, которому 36-летний злоумышленник перерезал горло. В конце 2013 года мужчину приговорили к десяти месяцам ограничения свободы. Но этот человек сможет отбыть срок только через несколько лет, так как параллельно совершил грабёж и сидит за это.

Как относятся правоохранители к 245-й статье? Всё зависит от человеческого фактора. Например, прокурор одного из районов сострадает животным, и в своё время, когда полиция отказывалась принимать заявления, он попросил граждан сообщать ему о таких фактах, чтобы эти полицейские были наказаны. Но, конечно, хотелось бы, чтобы полиция в целом добросовестно исполняла свои обязанности.