Я, как и миллионы других людей, не собиралась смотреть фильм «Интервью» и даже не слышала о нём до того, как он стал причиной громкого скандала. 

Напомню, что произошло: Sony Pictures готовились к премьере комедии о смерти лидера Северной Кореи Ким Чен Ына. Сюжет незамысловатый: два журналиста собираются взять интервью у вождя, когда получают задание от ЦРУ — убить главу государства. Фильм снят Сетом Рогеном и Эваном Голдбергом («Суперперцы», «Зелёный шершень», «Конец света — 2013») и, по отзывам, использует их типичные приёмы: голые женщины, чёрный юмор, звёзды в кадре. 

Ещё летом власти КНДР обрушились на участников с обвинениями, приравняв съёмку картины к террористическому акту. Представитель Министерства иностранных дел заявил, что «производство и прокат фильма о заговоре с целью убийства вождя является недопустимым актом агрессии и терроризма». Он также пообещал, что если американская администрация разрешит его показ, КНДР примет «безжалостные контрмеры». Америка не отреагировала на это послание. Как отметил специалист по КНДР Андрей Ланьков, этот год для самой закрытой страны мира выдался удивительно спокойным, но под конец она всё-таки вернула себе имидж враждебной державы. 

В ноябре Sony Pictures атаковали хакеры, письма сотрудников и секретные обсуждения оказались в открытом доступе. В частности, стало известно, что Sony лоббирует принятие антипиратского закона SOPA, который два года назад вызвал широкий резонанс и был отложен на неопределённый срок. Эта новость, впрочем, осталась незамеченной, потому что все кинулись обсуждать действия северокорейцев.

Sony нападок испугалась и заявила, что не выпустит фильм в прокат. Тогда Барак Обама пожурил компанию — вроде как она прогибается под действиями страны, которой чужды демократия и свобода слова. Так показ чёрной комедии на Рождество вышел на уровень конфликта идеологий. 

Обама, вероятно, продавил свою точку зрения, потому что фильм всё же появился в прокате легально, но только в интернете и некоторых независимых кинотеатрах (хакеры угрожали нанести вред посетителям в кинотеатрах и припоминали 11 сентября). В этот четверг «Интервью» стал доступен на YouTube и специально созданном сайте Seetheinterview.com. С момента появления его в Сети фильм скачали больше миллиона пользователей. Организация по защите прав человека «Борцы за свободную Северную Корею» предложила перебросить в КНДР на воздушных шарах DVD-диски. 

По уровню исторического значения «Интервью» можно назвать фильмом года, и уж точно — важным явлением — 2014. Если бы не сумасшедшие расходы Sony в связи с атакой хакеров, можно подумать, что это всё спланированный скандал и маркетинговая акция.

Эффект Стрейзанд — то, о чём не знают и не хотят знать правители тоталитарных держав. Запрет информации заставляет её распространяться ещё быстрее — так работают принципы Сети и глобального мира. И если КНДР может запретить доступ к интернету для своих граждан, ей не сделать этого за пределами страны.

Пример, близкий нам, — недавняя блокировка страниц со встречей на Манежной площади в поддержку Алексея Навального. На следующий день после того, как Роскомнадзор потребовал заблокировать страницу в Facebook, в соцсети появилась новая. Люди присоединялись к ней в два раза быстрее, чем к предыдущей. А в интернете несколько дней обсуждали 50 уведомлений Роскомнадзора, направленные «ВКонтакте», и блокировку страницы с песней группы «Комбинация». Таким образом масштаб знания о походе на митинг вырос.

«Интервью» многие могли раскритиковать за КНДР, другие бы просто не заметили его. Либералы бы, может, впервые в жизни встали на сторону северокорейцев. Мне и самой не кажется смешной затея снимать убийство живого человека — будь он главой страны или рабочим на заводе. Но в мире, где государство не противоречит интересам человека, а поддерживает их, не нужны подсказки морального характера. Каждый способен определить, где для него проходит грань между сатирой и безнравственностью, и решить, что он хочет смотреть. А у любого создателя есть право на выражение идей, это право, кстати, закреплено во всех конвенциях по защите свободы личности.

В России «Интервью» тоже не хотят показывать, якобы это может помешать нашим отношениям с КНДР. При таких обстоятельствах его теперь нельзя не посмотреть.