Об экономике

О восстановлении экономики

Отвечая на вопрос, изменился ли его прогноз по восстановлению экономики — два года, — президент ответил: «Может быть, быстрее». Он объяснил это укреплением рубля и ростом рынков. Но в целом на восстановление экономики должно уйти около двух лет, считает Путин.  

О новой модели роста 

«Рецепты известны: нужно создавать лучшие условия для работы бизнеса, частных инвестиций, совершенствовать кредитно-денежную политику, улучшить систему управления в стране в целом, в правительстве, в отдельных отраслях, совершенствовать работу правоохранительной системы и судебной системы. Как говорят в народе, глаза боятся, а руки делают. Правительство заморозило социальную индексацию. Ваши коллеги говорят, этого недостаточно. Говорят, слишком сильно растут зарплаты, нужно повысить пенсионный возраст. Теоретически это правильно. Но если мы хотим, чтобы люди нам доверяли, нужно иметь ещё и сердце. Если мы сохраним доверие граждан, они будут поддерживать всё, что мы делаем, и будут готовы потерпеть». 

О курсе рубля

«Вне зависимости ни от каких санкций курсовая коррекция была неизбежна. У нас опережающими темпами росла заработная плата, и она опережала темпы производительности труда. Правительству и Центробанку помогли санкции Запада, так как они вынудили их вести себя определённым образом. Не только из-за этого, а из-за того, что нам нужно более профессионально и последовательно, и своевременно корректировать нашу экономическую политику. На это, кстати, и рынки отреагировали, и инвесторы отреагировали, это элемент оздоровления нашей экономики и создания базовых условий для её дальнейшего развития».

О работе ЦБ

«Претензий к работе ЦБ нет: это наш главный регулятор валютной сферы. Там нужен человек, который разбирается в тонкостях банковской системы, и специалист с особыми знаниями экономического характера. Можно покритиковать ЦБ за то, что он затянул с принятием решения по увеличению ключевой ставки, но в целом все эксперты считают, что регулятор действует профессионально».

О валютной ипотеке

«Брать ипотечные кредиты в валюте целесообразно тем, кто получает зарплату в валюте. А если человек получает деньги в рублях, а кредит взял в валюте, он взял на себя эти риски курсовой разницы. Правительством принято решение оказать помощь тем, кто взял ипотеку в рублях и оказался в трудной жизненной ситуации: на это выделено 4,5 миллиарда рублей. Наверное, правительство может подумать над тем, чтобы помочь тем, кто взял ипотеку в валюте, но не больше, чем тем, кто взял рублёвую ипотеку». 

О поддержке малого бизнеса

«Нельзя утверждать, что для его поддержки ничего не делается. Мы расширяем возможности патентной системы. Часть льгот, которыми пользовались ИП, можно было бы перенести в сферу малого бизнеса. Я говорил о программе ЦБ, который фондирует коммерческие банки под 6,5 %. И там использованы не все средства, значит, нет механизмов доведения этих средств до конечного потребителя». 

О повышении пенсионного возраста

«Готовы ли мы взять и резко повысить пенсионный возраст? Я считаю, что нет. 
У нас растёт продолжительность жизни, но всё-таки для мужчины это 65 лет. Если мы такой возраст поставим, то что же это, вы меня извините, отработал, в деревянный макинтош — и поехал? По мере увеличения продолжительности жизни, наверное, мы подойдём к решению этих вопросов. Но это нужно делать в открытом диалоге с обществом. Чтобы люди понимали, к чему может привести бездействие». 

О повышении стоимости ОСАГО

«Это решение было принято ЦБ, это экономически вынужденная мера. 11 лет не корректировали ставку, стоимость запчастей выросла в связи с курсовой разницей, возросла стоимость платежей, связанных с охраной жизни и здоровья людей. В противном случае страховые компании ушли бы из этого сегмента рынка, и тогда наступила бы  ситуация, которую иначе как хаосом не назовёшь. Подобные вещи нужно делать своевременно, тогда не будет резких скачков». 

 

 О международных событиях

О войне с Украиной

«Война исключена. Исхожу из того, что это невозможно. Были определённые эксцессы, что снаряды долетали до нашей территории, но это можно отнести к несчастным случаям. А не к попыткам нанести ущерб нашим гражданам». 

О юго-востоке

На минских переговорах Пётр Порошенко не говорил Владимиру Путину «забирай Донбасс». «Нет, такого не было», — сказал российский президент. «Украинские власти своей рукой сами отрезают Донбасс». 

О сотрудничестве с Петром Порошенко

«Партнёров мы не выбираем. Мы в своей работе не должны руководствоваться симпатиями или антипатиями. Мы должны руководствоваться интересами страны. Руководство Украины совершает много ошибок. Мы не собираемся вмешиваться. Это не наше дело, но мы имеем право высказать своё мнение. Мы хотим, чтобы минские договорённости выполнялись. Другого пути, кроме политического способа решения проблемы, нет». 

О наших войсках

«Российских войск на Украине нет. Об этом лучше всего сказал начальник Генштаба украинской армии, который заявил: «Мы не воюем с российской армией». Чего ещё добавить». 

О поставках комплексов С-300 Ирану 

«Сделка была приостановлена в связи с проблемами вокруг иранской ядерной программы. Но сегодня иранские партнёры демонстрируют большую гибкость и желание достичь компромисса. Все участники процесса объявили о том, что соглашение достигнуто, поэтому мы и приняли такое решение. В санкционный список ООН поставки С-300 не входят. Мы приостановили выполнение контракта в одностороннем порядке и не видим оснований держать этот запрет. Наши предприятия произвели это оборудование, оно стоит под миллиард долларов, никто нашим предприятиям за него не платит. Что касается санкционного списка, мы будем действовать с нашими партнёрами заодно».

О «Мистралях»

С точки зрения поддержания нашей обороноспособности отказ Франции от поставок не имеет никакого значения. Мы контракты эти заключили для того, чтобы поддержать наших партнёров, обеспечить загрузку их верфи, планировали использовать корабли на Дальнем Востоке. Французы люди порядочные, исхожу из того, что деньги нам вернут. Мы даже не намерены требовать неустоек. 

Об отношениях с Западом

Не мы их портили. Мы всегда выступаем за нормальные отношения со всеми: как на Востоке, так и на Западе. Самое главное условие — это уважение к России. Супердержавам союзники не нужны, им вассалы нужны. Я имею в виду США. Это не значит, что мы должны надувать губы, изолироваться, сердиться на кого-то. Мы хотим сотрудничать и готовы к этому. 

 О текущих делах

О расследовании убийства Бориса Немцова 

«Он был резко оппозиционно настроен, хотя у нас с ним были добрые отношения. Тогда, когда мы с ним общались. Это позорное и трагическое явление — убийство подобного рода. Это позор для нашей страны. Через день-полтора следователям ФСБ и МВД были известны имена исполнителей, вопрос был только в том, где и как их арестовать. Следователи работали хорошо и оперативно, и разные службы вышли на один и тот же результат. Удастся ли найти заказчиков и есть ли они, я пока не знаю». 

О памятной табличке на месте убийства 

«Это прерогатива местных властей, в данном случае московских. Есть закон, памятные таблички могут быть установлены на месте гибели человека через десять лет после смерти. Что касается цветов на мосту, я не понимаю, с чем связаны ограничения, я это не приветствую, поговорю с мэром на этот счёт». 

О политиках, которые не поедут в Москву на 9 Мая

«Это выбор каждого политического деятеля, выбор страны. Кто-то сам не хочет, кому-то не разрешают из вашингтонского обкома. Им говорят: «Низя». Это их выбор, мы к нему будем относиться с уважением». 

О пожарах в Хакасии и Забайкалье 

«Всем пострадавшим в пожарах выплатят 10 тысяч рублей компенсации. Миллион рублей — семьям погибших. 100 тысяч рублей тем, кто полностью утратил имущество (из расчёта на члена семьи). 50 тысяч рублей тем, кто утратил имущество частично. По 400 тысяч рублей получат жители, получившие тяжёлые телесные повреждения, и по 200 тысяч — лёгкие повреждения». 

О строительстве космодрома «Восточный»

«В полном объёме стройка финансируется из федерального бюджета. Почему деньги не доходят до субподрядчика, это большой вопрос, который ищет своего кропотливого исследователя в лице Следственного комитета. Мы добьёмся полной выплаты заработной платы».  

Об отказе от импортных лекарств

«Россия должна развивать собственную фармакологию, уже есть лекарства, соответствующие мировым аналогам. Никаких планов полного отказа от импортных закупок нет».

 

 О вечном

О собственном рейтинге, который растёт из-за конфронтации с Западом

«У нас тонкие люди, чувствующие то, что происходит. Они сердцем, душой, умом понимают, что происходит. И когда видят несправедливость, всегда реагируют. 
А если видно, что мы защищаем свои интересы, это вызывает поддержку». 

Об оппозиции 

В ответ на вопрос о том, смогут ли Алексей Навальный и Михаил Ходорковский бороться за места в Госдуме: «Оппозиция может и должна участвовать в политической жизни. Если они пройдут в парламент, их деятельность приобретёт официальный статус, они будут нести ответственность за то, что предлагают». 

О патриотизме

«Вы поставили на одну доску патриотизм и ксенофобию. Это разные вещи. Патриотизм — это любовь к родине, а ксенофобия — ненависть к другим. Я бы не путал божий дар с яичницей. С радикальным национализмом мы всегда боролись и будем бороться». 

О сталинизме

«Невозможно ставить на одну доску нацизм и сталинизм. Нацисты прямо, открыто, публично объявили одной из целей своей политики уничтожение целых этносов. При всём уродстве сталинского режима, при всех репрессиях и ссылках цели уничтожения народов он перед собой не ставил. Попытка поставить на одну доску одних и других не имеет под собой почву».  

Об имперских амбициях

«У нас нет цели возрождения империи, у нас нет имперских амбиций, но обеспечить достойную жизнь россиян в странах СНГ мы можем». 

О врагах

«Мы большая страна. Мы страна с огромным потенциалом развития, мы великая ядерная держава. Поэтому быть нашими врагами и друзьями одинаково почётно. Наши враги — международные террористы, организованная преступность и так далее. Мы никакие страны врагами не считаем. И не рекомендуем никому считать нас своими врагами». 

Об улице Высоцкого в Москве

«Владимир Семёнович всем своим творчеством заслужил того, чтобы увековечили его имя, я поговорю об этом с Собяниным. Я не против выйти с таким предложением как президент, может быть, использую своё право. Не все права, которые у меня есть, нужно сразу же использовать, мы решим эту проблему».