В Москве до апреля 2016 года демонтируют все палатки с театральными кассами. Об этом «Интерфаксу» сообщил генеральный директор Московской дирекции театрально-концертных и зрелищных касс Виталий Виноградов.

«По указанию мэра Москвы Сергея Собянина столичный департамент потребительской торговли постановил снести все театральные кассы. Как нам пояснили, делается это в рамках борьбы с нестационарной торговлей», — рассказал Виноградов.

Он добавил, что изначально власти дали указание ликвидировать все палатки с театральными кассами в городе до 1 января. Однако затем мэрия разрешила продлить работу касс ещё на три месяца.

По словам Виноградова, до этого времени в городе было около 140 театральных касс, которые продавали примерно 2 миллиона билетов в год.

В свою очередь, театральная общественность не поддержала инициативу Собянина. Так, директор московского театра «Ленком» Марк Варшавер отметил, что это «чистое безумие и безобразие — уничтожать театральные кассы. Как можно бороться с ними наравне с пивными и прочими ларьками?». Он пояснил, что без касс театры не смогут «нормально функционировать», отметив, что половина посетителей «Ленкома» покупают билеты именно в палатках. Варшавер пообещал, что поднимет вопрос о закрытии касс в январе на первом заседании Совета директоров театров при департаменте культуры Москвы, председателем которого он является.

По мнению директора Российского академического молодёжного театра Софьи Апфельбаум, кассы выполняют ещё и функцию рекламы театрального искусства. «Помимо того, что огромному числу людей удобно покупать билеты в городских кассах, это ведь ещё и признак культуры — в городе должны быть такие кассы, которые завешаны афишами, где всегда можно посмотреть весь репертуар московских театров», — сказала она, добавив, что теперь больше билетов будет продаваться через интернет, но это не сможет заменить кассы, так как не все пользуются интернетом. 

В Союзе театральных деятелей России рассказали, что писали письма мэру о том, что решение закрыть театральные кассы «нелогичное», но всё было напрасно.